Биармия - страна русского медведя

 

Глава из книги А.И. Леонтьева и М.В. Леонтьевой "Неведомые земли и народы Севера"

В ходе многолетних поисков происхождения слова Биармия (Бьярмаланд) подсказку авторам настоящей книги сделали друзья из Норвегии — преподаватели аграрного колледжа Landbruksskole. На наш «наивный» вопрос о Биармии, заданный с определенным подвохом (откуда, мол, им знать эту злополучную страну на территории России, когда мы с поисками ее вот уже несколько лет «бьемся»), директор этого уважаемого учебного заведения Гюдмунд Йохансен сразу ответил: «Биармия — это земля русского медведя». Думаем, точнее не скажешь, при этом сразу все становится на свои места.

    По утверждению известного знатока русского фольклора А. Н. Афанасьева, медведь имел в древних языках табуированное (запретное) название: в санскрите — bhruka, от глагола bhr — ворчать, браниться. От этого же корня образовались bhri — лев, bhru — тигр, русский бирюк — волк, а также древненемецкое — bro, англосаксонское — bere, bera, скандинавское — birn, barsi, ирландское — bear — все эти слова означают имя одного зверя — медведя. Добавили бы еще, что в древнеславянских языках медведя также называли бером. Ныне его еще можно услышать в слове берлога — логово бера.

    Полистав современные иностранные словари, нетрудно отыскать знакомое слово «медведь» и как оно пишется у народов северных стран. Выясняется, что написание имени этого зверя не очень сильно изменилось со временем: английский — bear, немецкий — bär, голландский — beer, шведский — bjrn, норвежский — bjrn, датский — bjrn, исландский — bjrndyr, bjrn.

    Если же для отыскания истоков происхождения названия Биармии специально добавить к искомому значению слово man — человек, мужчина, народ, то, оказывается, термин Bjarma нетрудно составить из двух частей и получится, что Биармия, древнескандинавское Bjar-ma(n), переводится как человек-медведь, медвежий народ.

    Однако все же название племени, обитавшего в загадочной стране — биармы или биармийцы, — является не основным, а производным от другого ключевого слова. Для этого снова вернемся и посмотрим, как же Биармия прописана у англосаксонских и скандинавских древних авторов, а затем разложим на составляющие части:

    Bjarmaland — в скандинавских сагах.

    Bjar (медведь) — ma (земля) — land (страна).

    Beormas — у англосаксонских писателей.

    Beor (медведь) — ma (земля) — s.

    Итак, не надо быть опытными лингвистами, чтобы слово Биармия перевести как страна земли медведя или просто медвежья земля. Но почему же тогда норвежцы назвали Биармию землей именно русского медведя?

    Суть в том, что, оказывается, медведь непосредственно связан с происхождением названия нашего народа — русь. Более того, мы твердо уверены, имя предков русского народа произошло от священного, самого почитаемого на земле зверя — медведя. И попытаемся сейчас вам это доказать.

    Имя медведя, данное славянами, означает животное, поедающее мед или мед ведающий. Это его не настоящее название, а табуированное, запретное. В индоевропейских языках, как убедительно доказал А. Н. Афанасьев, медведя изображали «диким зверем, с разрушительными наклонностями и страшным ревом». Поэтому на одном из самых древних и родственных русскому языку — санскрите — он поименован ksha и буквально переводится как терзатель, разрушитель, вероятно, такое же табуированное, запретное имя медведя. На персидском языке — chirs, осетинском — ars, ирландском — ursa, французском — ours, итальянском — orso, латинском — ursus.

    То есть у различных, подчеркнем, западноевропейских и восточных народов медведю, получившему в древности табуированное название разрушитель, было дано очень похожее имя, имеющее основу rs: древнеперсидский — arsa, авестийский — arso, латинский — ursus, итальянский — orso, португальский — urso, французский — ours, эсперанто — urso, индоевропейский — kas, древнеиндийский — kas, русский праязык — урс, рус.

    Нетрудно догадаться, что слово медведь можно реконструировать на основе метатезы (то есть взаимной перестановки звуков или слогов в словах, например, ведмедь — медведь) санскритского rksha, латинского ursus (впрочем, и других, вышеперечисленных имен) в виде основы RUS. Значит, медведь в архаичные, древнейшие времена мог называться РУСОМ (рушом), откуда легко выводятся слова русы, Русь, руский, русские — медвежий народ.

    Почему же мы заострили внимание именно на этих языках. А потому, что они относятся с хронологической точки зрения, временной к самым ранним, доисторическим языкам. По мнению известного филолога и языковеда Л. H. Рыжкова, «латинский язык гораздо богаче формами, чем происшедшие от него романские, поэтому восходящее движение языка (латинского) должно быть отнесено ко временам доисторическим», а «русская (и вообще славянская) лексическая современность может вполне оказаться славным прошлым древнелатинского языка до его деградиционных изменений, так же как и славным прошлым праиранского языка и прасанскрита». Таким образом, по мнению ученого, существует тесная связь между русским, древне-латинским языком и санскритом.

    Приводя пример смены лексики в языках первобытных людей под влиянием табу (запрета), другой известный филолог, академик Ю. С. Степанов тоже полагает, что древнейшим предшественником слова медведя было слово rksos, перешедшее затем в санскрит, латинский и другие языки в указанных выше словообразованиях. Однако позднее в целом ряде индоевропейских языков это название попало под запрет, и было заменено подставным словом: русский медведь из общеславянского меду-дь, то есть поедатель меда; литовский lokus из klakis, буквально топотун; немецкий Ber (Bur) из слова bero — бурый. Позже само слово — медведь вторично было табуировано, стало запретным, получив десятки новых имен.

    Наличие такого большого количества подставных имен этому зверю, как у нашего народа, наверное, нет ни у одного другого. На Европейском Севере белый медведь до сих пор зовется ошкуем. Что же касается бурого, если заглянуть в словарь В. И. Даля, можно обнаружить 37 его названий — зверь, черный зверь, лесник, раменский, урманный, ломака, костоправ, Михайло Иванович Топтыгин, косолапый, куцый, косматый, мохнатый, леший, мишка, мишук, потапыч и др. Охотники различали три вида бурого медведя, присвоив каждому свое подставное имя: стервятник, считавшийся самым большим и плотоядным; овсяник — любитель овса, малины и кореньев; муравьятник — самый малый и злой, обычно с белым пятном — «ошейником» на шее. У медведицы также было свое запретное имя — мечка, другие клички — Матрена, Аксинья, матка; мечка с медвежатами — матуха, а при ней обычно был пестун — ее прошлогодний медвежонок.

    В связи с этим уместно вспомнить слова ныне покойного литературоведа С. С. Наровчатова, к сожалению, мало известного рядовому читателю: «Может быть, будет слишком смело предположить, что в древнеславянском языке имя этого зверя (медведя. — Авт.) звучало как-нибудь вроде „рос“ Название реки и племени могло возникнуть из тотемического осмысливания этого слова: медвежья река — „рось“, медвежье племя — „рось“… А вдруг моя догадка не так уж произвольна, и окажется, что „медведями“ русских называли когда-то не только добродушно — иронически, а по начальному значению этого слова».

    На наш взгляд, С. С. Наровчатов абсолютно прав: не зря же русских за рубежом назвали и до сих пор прозывают «русскими медведями», причем не только за свою неторопливость (медленно запрягаем, да быстро едем), особую незлобивость и доброту (стремление всегда помочь слабому и обездоленному), но и за физическую силу, выносливость, упорство, способность идти до конца в случае опасности.

    Таким образом, название великого священного животного в древнейшие времена могло произойти от двух основных первичных слов — РУС (УРС) или БЕР. Известный лингвист Н. Я. Марр еще в начале прошлого века взял их в состав главных четырех элементов образования языка, одновременно представляющих собой, по его словам, «не что иное, как племенные названия», и являющихся тотемами этих племенных образований.

 

    Самое главное, из всего выше сказанного напрашивается вывод: биармы (биармийцы) и русь, а еще раньше их предки бореи (гипербореи), берги — это один и тот же народ, этнос, включающий в себя различные племена, поклонявшиеся в доисторические времена единому тотему, а затем и божеству — священному медведю (Аполлону Гиперборейскому). Этот древний народ, населявший огромную территорию североевропейской части современной России, названную европейцами — Биармия и Русь. Так и хочется сказать словами известного исследователя карельского народа Д. В. Бубриха, слегка перефразировав его, что «Русь — нечто созерцаемое со стороны западного и юго-западного входа в руские земли, а Биармия (Bjarmaland/ Beormas) — то же самое, созерцаемое со стороны Белого моря». То есть одну и ту же территорию на Севере писатели Западной Европы и Востока называли Русью, англосаксонские же писатели и составители исландских саг — Биармией.

    Конечно, сразу же найдется много оппонентов, которые могут возразить, что Русь в древнескандинавских сагах называлась Гардар (Gardar), позднее — Гардарики (Gardariki). Однако кто же выдвинул такую версию и соответствует ли она действительности?

    Известный знаток древнескандинавской письменности Е. А. Рыдзевская в 30-х годах прошлого столетия посвятила этой теме большую статью; попытки объяснить такое название Руси в древнейший, домонгольский период делали и другие историки, из которых мы бы выделили исследователя исландских саг Т. Н. Джаксон. Они, в свою очередь, ссылаются на статью немецкого историка Ф. А. Брауна (1924), который отождествил эти два наименования — Русь и Гардар. По его мнению, форма Гардарики (Garariki) является творением исландцев, записавших саги, — начиная с конца XII века, а до указанного времени (X–XII вв.) на всем Скандинавском полуострове использовалась для обозначения Руси форма Гардар (Garar).

    Хотя значительно раньше до него наши историки высказывались за то, что Русь — это Гардарики исландских саг. По мнению В. О. Ключевского, Русь называлась у скандинавов Гардарики, то есть Страна городов. По множеству этих последних, возникавших преимущественно по главным речным торговым путям и становившихся в некоторых случаях средоточением крупных земель — областей. Это толкование считается общепринятым у большинства историков.

    Но для нас сейчас важнее другое, почему же Русь отождествлялась именно со словом Гардар и позднее — с Гардарики. И в этом случае все ссылаются на известное место в компиляционном своде саг под названием «Хауксбок», или «Книга Хаука»: «В той стране, которая зовется Русия (Ruzcia) и которую мы называем Гардарики (Garariki)…». Хотя не следует забывать, эти строчки писались значительно позднее со времен составления саг, и такое пояснение названия Руси наверняка появилось под влиянием поздней латинской традиции.

    Существует два значения слова garr: первое — ограда, забор, второе — огороженное место, участок земли. Окончание riki означает область, страна, государство. А у славян, которые, по мнению Рыдзевской, позаимствовали его из готского языка, оно получило значение не дом, двор, жилье, как в германских языках, а город, в смысле городок, городец, как называлось у наших пращуров всякое укрепленное место. Только почему они должны были заимствовать у кого-то это слово, нам всегда казалось, что слово град было искони русско-славянским словом. Наоборот, именно у русов позже произошло это заимствование теми же скандинавами — составителями саг, что признают сами ученые. Примеров подобного заимствования можно привести много.

    Но все равно трудно согласиться с тем мнением, что наше древнее государство могли назвать так просто — страной участков земли или огороженных мест, да и существовало ли оно вообще в те времена, вот в чем вопрос. Считается, что Новгород начинает свою историю всего лишь с IX века и впервые упоминается в летописях под 859 годом. А саги описывают события ранее летописного периода истории нашей страны, даже значительно раньше той же эпохи викингов, употребляя вначале название только одной северной страны — Биармии, позже появляется и употребление слов Гардар и Гардарики, только уже во времена правления князей послерюриковской эпохи. Может, все-таки у слова Гардар существует другое значение.

    Т. Н. Джаксон, один из лучших исследователей древнескандинавской письменности, в комментариях на статью немецкого историка Ф. А. Брауна признает, что Гардар, помимо представления Руси, служил «также обозначением Ладоги, которую зафиксировали скальдические стихи в период самого раннего пребывания скандинавов на нашей территории». Вот именно, Ладоги и не более.

    Еще в начале XVIII века шведский историк Ф.И. фон Страленберг полагал, что Гардарик (Gardarik) является названием не самой Руси, а первой столицы будущего древнерусского государства: «Ладога или Гарделик была первая резиденциа, Новгород — вторая, Киов — третиа, Володимер — четвертая, Москва — пятая, Санкт Питербург — шестая», — писал он. Кроме того, В. Н. Татищев заметил, ссылаясь на Иоакимовскую летопись, что за несколько веков до прихода Рюрика в этих местах правил славянами сын князя Славена, по имени Вандал, у которого было два «свойственника» — Гардорик и Гунигард. Как полагал великий историк, собственные имена этих князей, Гардорик и Гунигард, могли дать название «городов одного имени», так же, как позднее их получили Владимир, Юрьев, Ростиславль и другие. Не исключено, в древнейшие времена Ладога (а позднее Ладожская земля) имела другое название, заимствованное от князя Гардара (Гардорика), который, как говорится в указанной летописи, ушел с «великими войсками славян, руси и чуди» на запад и больше не вернулся. Еще В. Н. Татищев упомянул об «Истории Аттилы» Базилика, где говорится о Гардорике, короле гепидов, пришедшем на помощь вождю гуннов Аттиле — покорителю Западной Европы в V веке. Весьма вероятно, это мог быть один тот же человек.

    Взяв за основу гипотезу о пребывании в архаичные времена на ладожской земле князя Гардорика, от имени которого в V веке была названа древняя Ладога и вся Ладожская область, нельзя исключить того момента, что именно с этим названием (Гардарик) они (Ладога и Ладожская область) сохранились вначале в устной традиции скандинав, а позднее — у составителей саг. Затем в Ладоге, как известно из древнескандинавских письменных источников, неоднократно пребывали норманны, жили там, правили этой страной, вели войны с соседними государствами, в том числе и с Биармией. Ладогу, расположенную в самом начале известного пути из варяг в греки, норманны освоили, согласно имеющимся археологическим данным, уже во второй половине VIII века. Вероятно, древняя Ладога (то бишь Гардарик) получила позже от занявших ее скандинавов название Альдейгьюборг (Aldeigjuborg). Хотя, не исключено, они могли перенять его от местных русо-карело-финских племен.

    Топоним Альдейгьюборг (Aldeigjuborg) состоит из двух составляющих: Aldeigja, исходная форма для названия города, и borg — означающая город, крепость. Хотим сразу отметить, если следовать логике ученых, что Русь — страна городов, то скандинавам следовало ее назвать Borgariki.

    Что же означало слово Aldeigja, откуда появилось такое название? По единодушному мнению ученых, название происходит от прибалтийско-финских языков, скорее всего, от исходного гидронима Alode-jogi (joki) — Нижняя река. От русо-карело-финского названия реки Ладоги произошел скандинавский топоним Aldeigja, может, вначале как имя реки, а затем поселения, а из него с метатезой aid — lad уже в древнеславянское — Ладога.

    После призвания Рюрика в 862 году он вначале обосновался в Ладоге, а затем перенес столицу в Новгород. Древнее название столицы Гардарик, от которого скандинавами были названы области, к нему принадлежащие Гардарики, перешло на новгородские земли. А с появлением Киевского княжества, самого Киева, куда сместились столичные функции, Гардарики стало иметь у скандинавов более расширительное понятие, включая в себя и эти южные районы вновь образованного государства, на которое с Севера, из Биармии, передалось позднее название Руси.

    Самое интересное, что никто не задавался вопросом: а почему авторы скандинавских саг и англосаксонские писатели не знали ни племени, ни территории, ни тем более государства под названием Русь? Хотя все же стоит отметить, в сагах позднего периода появляется термин Русия (Ruscia), причем употребляется так редко, что является как бы исключением из правил. По мнению исследователей, и мы уже упоминали об этом, такое обозначение Древней Руси явно возникло у поздних переписчиков саг под влиянием латинской традиции (Адама Бременского). Спорное обозначение Новгорода — Хольмгард (Holmgarr) и его производных терминов, обозначающих Новгородское княжество, никак нельзя соотнести с Русью, тем более Киевом, называемым в сагах Кэнугард (Kaenugard), который, по утверждению Т. Н. Джаксон, не упоминается ни в рунических надписях X–XI веков, ни в скальдических стихах XI–XII веков. Киев под таким своеобразным именем появляется в сагах значительно позднее.

 

    Хотя, как мы знаем, Нестор еще раньше — в 882 году — поспешил назвать Киев матерью городов русских, тогда же, считают наши историки, было дано и началу образования древнерусского государства. Но, что удивительно, скандинавы почему-то ничего не знают о Руси, хотя частенько проходили на судах мимо того же Кэнугарда (Киева) проторенными водными путями из варяг в греки, а в сагах упоминают только Гардарики, Хольмгард, Аустррики, Аустрвег. И под всеми этими, абсолютно различными по смыслу названиями подразумевалась, как уверяют историки советской школы, Древняя Русь. На наш взгляд, это ошибочное суждение. Что означали Гардарики — говорилось выше, под Хольмгардией скандинавы понимали Новгородское княжество, под Аустррики (Austrriki) — Восточное государство, а под Аустрвегом (Austrvegr) — просто Восточный путь, прозванный позднее нашими же летописцами путем из варяг в греки, и нет здесь ни малейшего намека на Русь.

    По нашему глубокому убеждению, именно потому скандинавы долго не упоминали Русь, что называли они ее — Биармия. Так же ничего не ведали о тождественности этих терминов и западноевропейские писатели, например, Саксон Грамматик в своем труде несколько раз упоминает о северной стране Биармии и попытках ее завоевания предками датчан с начала 1-го тысячелетия, а Адам Бременский ни словом не обмолвился о Биармии и имел сведения только о Руси. Следовательно, северные писатели знали Биармию и не имели представления о Руси, наоборот, западные (латинские, византийские) и восточные (арабские, персидские) авторы упоминают только Русь и русов (правда, в различных огласовках), ни словом не обмолвясь о существовании Биармии.

    Наверное, исключением из этого правила является книга арабского географа аль-Идриси «Развлечение истомленного в странствии по областям» (1154 г.), где он дает описание северных морей и стран. Здесь он впервые представляет сведения одновременно о Северной Руси — ар-Русийа, которая граничит с морем Мрака (Северным Ледовитым океаном), и народе, обитающем на берегах огромной Русской реки, известной ему под именем ан-нибарийа. По мнению ученых, речь идет о жителях Биармии (Bjarmaland), находившейся, по представлениям скандинавов, на севере Восточной Европы. Отсюда можно сделать заключение, что аль-Идриси является первым писателем, получившим такие сведения одновременно от скандинавских информаторов и от арабских купцов, активно посещавших северные края в то время, или, чего нельзя исключить, от самих русов. Поэтому у него здесь невольно произошло слияние двух понятий — Русь и Биармия.

 

    Получается, Биармия и Русь как хороним — это одна и та же территория (вначале даже не государственное образование, не страна, по большому счету), наделившая соответствующим этническим именем все племена, ее населяющие: биармы и русы — медвежий народ.

    Подтверждением этих слов служат показания тех же арабских и персидских купцов. Ибн Хаукаль и аль-Истахри (X в.) сделали описание трех групп русов, каждая из которых имела отдельного правителя и свой ареал проживания: «Русы. Их три группы (джине). Одна группа их, ближайшая к Булгару, и царь их сидит в городе, называемом Куйаба, и он больше Булгара. И самая отдаленная из них группа, называемая ас-Славийа, и третья группа их, называемая аль-Арсанийа, и царь их сидит в Арсе. И люди для торговли прибывают в Куйабу. Что же касается Арсы, то неизвестно, чтобы кто-нибудь из чужеземцев достигал ее, так как там они (жители. — Авт.) убивают всякого чужеземца, приходящего в их землю. Лишь сами они спускаются по воде и торгуют, но не сообщают никому ничего о делах своих и своих товарах и не позволяют никому сопровождать их и входить в их страну. И вывозятся из Арсы черные соболя и олово».

    Как выяснилось из приведенных свидетельств о северных странах, ученых завело в тупик название одного из трех центров русов: Куйабу однозначно соотнесли с Киевом, Славийю — со словенами новгородскими, что же касается третьей группы — Арсанийи и Арсы, то однозначного ответа по сей день так и не найдено. По нашему глубокому убеждению, под третьим центром руской земли с названием Арса надо подразумевать не что иное, как Биармию скандинавских саг, так как с древнеперсидского языка слово arsa переводится — медведь, а Арсанийя — не иначе, как земля медведей или медвежья страна.

    И получила Биармия — Русь такое название, конечно, не в летописные времена, а значительно раньше, вероятно, в эпоху неолита или, самое позднее, в начале 1-го тысячелетия от табуированного имени священного животного (настоящего же никогда не узнаем) — медведя — бера — руса — урса — арса, которому поклонялось многоэтничное население обширной территории североевропейской части современной России, включая северные районы Скандинавского полуострова, Приуралья, частично Сибири (дальнюю Биармию — ulteriorem Biarmiam).

    Морские связи между неолитическими племенами Скандинавии и прибрежья Белого моря существовали с давнишних пор. В незапамятные времена первооткрыватели Беломорья, впервые встретив таких необычных людей со шкурой медведя, покрывавших плечи и голову, как показано на рисунке, могли назвать их по этой причине медвежьим народом — беормами (бьярмами).

    Указанная находка человека-медведя, обнаруженная в XIX веке при вспашке огорода на берегу реки Камы в с. Гаревском Пермской губернии и переданная профессору Аспелину для пополнения его знаменитой коллекции, дает представление о тех древних людях, которые населяли Север в начале 1-го тысячелетия. Получается, эта старинная бронзовая фигурка передала потомкам первое изображение нашего пращура — биарма или руса.


    По мнению ученых, изготовление поделки относится к I–III векам. Посмотрите на снимок внимательно, у этого удивительного человека непропорционально большая голова с круглыми глазами, крупным носом и вытянутым ртом неожиданно заканчивается мордой медведя со спускающимися на плечи передними лапами, как будто шкура медведя наброшена на его голову. Она, вероятно, иллюстрирует момент перевоплощения древнего человека в своего родственника, тотема-медведя, а возможно, это ритуальное одеяние местных колдунов — шаманов. И, в конце концов, это могло быть обыкновенной повседневной одеждой древних людей, имевших своим тотемом священного медведя.

    Подобная накидка из шкуры тотемного зверя сохранилась у местного населения на протяжении столетий. О таком способе ношения звериной одежды на Севере можно узнать из одного древнерусского письменного источника XII века под названием «Вопрошание Кирика». На тревожное сомнение ученого-математика, может ли священник носить одежду из медвежьей шкуры, было дано удивительно демократичное разрешение епископа Нифонта: «А пърт деля, в чем хотяче ходити нетоуть беды, хотя и в медведине…» В старину медвединой называли специально выделанную для повседневного ношения шкуру этого грозного зверя.

    Косвенным подтверждением того, что Биармия получила свое название от медведя, служит еще одно свидетельство, почерпнутое из тех же древнескандинавских письменных источников. В сагах упоминается имя местного божества Юмала или Йомалли, которому поклонялись племена биармов. Это был идол, держащий на коленях серебряную чашу для пожертвований и, вероятно, изготовленный из дерева, так как герой одной из саг при попытке снять ожерелье с его шеи легко отрубил ему секирой голову.

    Большинство исследователей, пытаясь разгадать имя этого истукана, склоняются к мысли, что Юмала или Йомалли означает в переводе с финноугорского языка — бог или божество. Так, по мнению М. А. Кастрена, в финноугорской мифологии Юмала, а точнее слово juma означало небо или бог неба, в современном финском языке jumala — бог. В других родственных языках, считал исследователь шаманства в Сибири С. Шишков (1864), понятие Бога выражалось через эту же производную форму, например, эстонское — Юммаль, лопарское (саамское) — Юмбель, Йиммель, коми-зырянское — Йомаль и Йен.

    Мы же полагаем, если данное слово разбить на две части: Юм-мала или Йом-малли, то первая, Юм и Йом — действительно означает божество, бог (например, Юм было первоначальное название бога у ненцев, позже превратившееся в Нум — небо, у марийцев бог также назывался Юмо. В иранской мифологии Йима — первопредок человечества, образ, восходящий к первочеловеку Яме в ведической мифологии). Вторая же часть термина — мала или малли, по нашему мнению, означает не что иное, как медведь, получивший, вероятно, в архаичные времена еще одно такое табуированное название. Ведь с древнейшего индоарийского праязыка слово mallu переводится — медведь, а Юмала или Йомалли, выходит, означает — бог-медведь. Более того, вероятно, слово mallu явилось позднее и основой термина, обозначающего у русских поклонение богу, божеству — молю бога, молитва и молиться.

    Древнескандинавские картографы также косвенно указывают на тождество Руси и Биармии. Если посмотреть на исландскую карту 1250 года, где представлено изображение «круга земного», то мы не найдем на ней Биармии, а только упоминание о том, что когда-то «Биармы здесь жили (Biarmar habitauit hic)». Как известно, последнее посещение скандинавами этой страны датируется 1222 годом, когда Андрей Скьялдарбанд (Skialdarband) с напарниками воевал в Биармии, и после этого она исчезает из письменных и картографических древнескандинавских памятников. Все говорит о том, что северным германским народам уже становится известна Русь (Rusia), которая показана на карте севернее Скифии, на одной широте («круге») с Норвегией, Швецией, Исландией. Древний картограф знал, что где-то на Крайнем Севере должна быть и Биармия, поэтому не забыл сделать указание: «Биармы здесь жили». То есть с древнескандинавской карты Биармия исчезла, а Русь заняла ее место. Кстати, южнее Скифии указано Кио (на других картах — Киовиа), по мнению некоторых историков, обозначающее Киев или Киевское государство, а Русь показана отдельно от «своей матери», и, причем, расположена она значительно севернее.

    Обратимся к другому скандинавскому свидетельству. В «Саге о Самсоне Прекрасном» (около 1350 г.) говорится: «Русь расположена к востоку и северу от Балтийского моря, а северо-восточнее Руси находится страна, именуемая Йотунхеймом». Здесь четко зафиксировано расположение Древней Руси, которая, бесспорно, находится в североевропейской части будущей России, а не на юге, причем древний автор саги при ее описании как бы просто заменяет полузабытый термин Биармия на Русь. Ведь указанная фантастическая страна с троллями и великанами, царство мертвых — Йотунхейм, ранее была всегда связана только с Биармией (если вспомнить произведение Саксона Грамматика) и граничила с ней по северным рубежам.

    Расположение Древней Руси показал другой северный писатель. Речь идет об исландском епископе Скалхолте. По свидетельству этого священнослужителя, приведенному в XIV веке: «На восток от Дании лежит Свитьод, а на север — Норвегия, а на восток от Норвежской страны есть земля русов».

    О точно таком же расположении Руси говорил Адам Бременский. Перечисляя северные племена: нордманнов (норвежцев), данов, готов, свеонов (шведов) и фантастических амазонок, он указал, что за ними, между «краем женщин» и Руссией (Ruzzia) обитают племена: визи (Wizzi), мири (Mirri), скути или чути (Scuti), то есть летописные — весь, меря, чудь. Здесь четко зафиксировано географическое положение Древней Руси — она находится на Севере, так как никто не будет отрицать, что указанные племена в Приднепровье или вблизи него никогда не обитали.

    Имеется еще одно интересное, относящееся к этому же периоду времени свидетельство о Руси, и расположение ее, судя по описанию, совпадает с бывшим местонахождением Биармии. Известный путешественник из Венеции Марко Поло (1254–1324) в своей знаменитой «Книге о разнообразии мира» дал описание нашего древнего государства. Причем он четко фиксирует, что «Росия — большая страна на севере».

    Обычно тут исследователи в голос утверждают, что все страны, расположенные выше Черного моря, считались северными, и здесь Росию нужно соотнести с Киевским княжеством. Это абсолютно неправильно. Марко Поло в описании Руси не забыл указать, что «страна эта не торговая, но много у них дорогих мехов высокой ценности; у них есть соболя, и горностаи, и белки, и эрколины. И множество славных лисиц, лучших в свете. Много у них серебряных руд; добывают они много серебра» (Книга… CCXVIII). Думается, комментарии излишни, в «степях Украины», то бишь в Киевском княжестве, указанных зверей с таким ценным мехом никогда не водилось, да и о залежах серебра в Приднепровье ничего не было слышно. Однозначно, Древняя Русь располагалась именно на Севере, а не «севернее Черного моря».

    Путешественник из Венеции подметил еще одну главную особенность, что «самый сильный холод в свете в России; трудно от него укрыться», страна эта очень большая, «до самого моря-океана», и, что интересно, Марко Поло дает указание, что на островах этого северного моря водятся соколы и кречеты. Один из авторов в своей книге «Зимняя сторона» рассказал о так называемом кречатьем промысле, существовавшем с незапамятных времен здесь у нас, на Севере. Ловлю соколов-кречетов производили ватаги из местных жителей прибрежья Белого моря по заказу великокняжеского и царского двора Руси для проведения соколиной охоты и поставки в другие страны. Предоставление в дар сокола правителю какого-нибудь государства от русского царя или великого князя считалось самым дорогим подарком.

    Описывая границы Руси, Марко Поло упомянул не какую-нибудь страну, находящуюся по соседству, а именно Норвегию, подметив, что туда «путь недолог, и если бы не холод, так можно было бы туда скоро дойти, а от великого холода нелегко туда ходить» (Книга… CCXVIII). Марко Поло представил еще одну северную страну, граничащую с Русью, богатую пушниной и мехами, названную им страной Тьмы, где постоянно темно. Все говорит о том, что знаменитый путешественник как бы дал описание не Руси, а исчезнувшей Биармии, хотя и не имел о ней ни малейшего представления.

    Не на нее ли намекал римский географ Помпоний Мела еще в I веке, приводя сведения о стране, расположенной к северу от Скифии, одновременно утверждал, что все эти племена объединены одним общим именем — берги, как видите, созвучным со скандинавскими биармами (бьярмами). Нетрудно догадаться, основой тех и других названий племен, населявших северные территории, являлось слово бер — медведь.

    Можно привести еще ряд примеров, что Русь и Биармия, а еще ранее Гиперборея — это одна и та же страна или просто земля (территория), которую с древнейших времен населял народ, поклонявшийся своему священному животному — медведю (Аполлону Гиперборейскому) и из-за этого получивший у античных, северных и западных (восточных) писателей будто бы разные, но одинаковые по смыслу названия: бореи (гипербореи), берги, беры (беормы, биармы) и русы (урсы) — медвежий народ.