Главная Книги Перекрёсток… Часть I Бойтесь…

Часть I Бойтесь своих желаний

Часть первая

«Бойтесь своих желаний»

Изабелла Коробкина мечтала, надеялась, загадывала, не думая о том, что будет делать, когда желания исполнятся.

Глава четвёртая-3

Рыжий вихрастый парень быстро шёл по запутанным переходам замка. Свернув за угол, он натолкнулся на слугу, тащившего полный поднос грязной посуды. Слуга дёрнулся от неожиданности, уронил поднос. Пустынный коридор огласил жалобный звон бьющейся посуды. Тут же где-то рядом раздался недовольный хриплый, как будто простуженный голос: — Понаберут косоруких по объявлениям! — открылась дверь, в коридор вышел мужчина лет тридцати пяти весьма бандитского вида: лицо, как будто рубленое из тёмного камня, нос с горбинкой, плотная складка губ, коротко стриженные пепельные волосы. Грозное выражение лица слегка смягчали голубые глаза, сверкающие из-под нахмуренных бровей. Лакей, собиравший осколки посуды, сжался, ожидая неприятностей, но рыжий, махнув рукой, сказал, что это его вина. — Выхватил у него из рук поднос и уронил на пол? — поинтересовался мужчина. — Примерно. — Март! — Апрель, май, июнь, июль, — скороговоркой ответил рыжий. Подойдя, хлопнул мужчину по плечу, — не цепляйся, — и он почти затолкал бандита назад в комнату к великому облегчению слуги, который быстро собрав осколки, умчался на кухню. Закрывая дверь кабинета, где за столом сидел молодой парень в солнцезащитных очках, рыжий сказал тихо: — А у меня новости. — Да? Какие же? — Некая Маргарита Кински сегодня утром высадилась на берег у Альбены и двинулась на запад. — Что? — в один голос воскликнули Линц и бандит. — Что слышали, — довольно улыбнулся рыжий и, присев к столу, достал из воздуха чашку кофе. Линц тут же выхватил из рук рыжего посуду, а на возмущённый вскрик ответил: — Ещё сделаешь! — и тут же спросил: — Но как? — А я откуда знаю? — Или за ней следили и помогли сбежать, — предположил бандит, присаживаясь на краешек стола, — или она умеет плавать. — Ну, ты Ганс дал! Следили? Кому она нужна? — фыркнул рыжий, — да в Кастелро руки потёрли, когда сплавили. Макс, скажи ему, — он повернулся к Линцу. — Скажу, скажу. Да, в Кастелро она точно никому не нужна. Она вообще Кински не нужна. Собственно, мне — тоже, но, если она не нужна Кински, значит, надо её кому-нибудь всучить, чтобы не путалась под ногами, и тут я самая лучшая кандидатура. Значит, надо сделать следующее: найти, забрать, и передать родственникам. Пусть они с ней возятся. Мне лишь чужих любовниц не хватало. — Кстати, можно Росси и передать. Пусть забирает зазнобу, — предложил Ганс. — Нет. Я передам родственникам, и пусть делает всё, что ей заблагорассудится. Я медленно тащилась по дороге, еле перебирая ногами. Устала, как собака, но остановиться было негде — голые поля до самого горизонта. Поднявшись на очередной холм, глянула вокруг. Да когда же это кончится-то? Что ж за рельеф такой! Ни лесочка, ни рощицы! А что это впереди темнеет? Ой, надо прибавить шагу! Увидев, как с второстепенной дороги на главную выезжает большой караван гружёных тюками телег, я забыла о том, что устала, что мне жарко, и хочется лечь и уснуть. Рванула вперёд, понимая, что появился шанс пристроиться на телегу и проехать хотя бы часть пути. Только бы взяли, только бы взяли! Вот! Надо верить в лучшее, и всё получится. Главный в караване — плюгавый мужичонка с хитрой лисьей мордочкой, оглядев меня с головы до ног, согласился взять мальчиком на побегушках, сказав, что в Елхове караван будет завтра вечером. Я обрадовалась, а через пару часов задумалась — не прогадала ли, напросившись в караван? Гоняли меня, как Савраску, но только до обеда. После сытной трапезы, когда караван тронулся в путь, просьбы иссякли, и вскоре я поняла, почему. Половина возчиков, хорошо поев, начала дремать на козлах, и бодрствовали только те, кто рулил первым и последним возами. Я ехала на последнем возу, которым управлял простоватый парень по имени Витек. Молодой болтливый парень постоянно вздыхал, с крестьянской бережливостью жалел лошадок, тянущих тяжёлые возы. А вечером, когда караван встал на ночлег на постоялом дворе, Витек, сидя у костра, на котором булькала в большом котле бобовая похлёбка, мечтательно произнёс: — Эх, кабы работала та дорога из железа, мы б в пару дней домчали. Я не поняла, о чём идёт речь, а остальные возчики заржали, как кони в овсяном поле. Такое началось! Глумления и издевательства прекратил старшина каравана. Осадив расшумевшихся возчиков, мужичок, старательно пытаясь выглядеть солиднее, веско произнёс: — Никогда не повторяй чужих ошибок. Наш король, следующая жизнь ему каторгой, своими мечтаниями несбыточными довёл королевство до полной разрухи. Посмотри и подумай, хотел бы ты разорить свой собственный дом ради мечтаний, которые только в сказках и случаются? Все возчики притихли. Молодой мечтатель — тоже, а я подумала, что ж там за дорога-то дивная была? Но узнала я это только утром, когда караван снова тронулся в путь. Под скрип колёс Витек рассказал, что ж там за дорога такая расчудесная. — Король Ройтте, да будет изобильной его следующая жизнь, построил дорогу из железа. Ну, не совсем всю. Забор же ты видел? Вот поперечные планки из дерева, а продольные — из железа. По этим планкам телега и должна ехать. Понял? Вот так объяснил! Человек, никогда не видевший железную дорогу, точно подумает, что поезд по шпалам ездит. Но это ладно. Я-то поняла, что местный король в этом непросвещённом Абсолютизме построил железную дорогу. А это значит, что наши люди тут уже были — лавры первопроходца придётся отдать кому-то другому. Но это ладно, а почему дорогой не пользуются? — Дорога должна была работать, а она не работает. Телега с полос сошла, а не должна была, — парень огляделся по сторонам, проверяя, не подслушивает ли кто, и прошептал мне на ухо, — я так думаю, что это специально сделали. — Зачем? — Как зачем? Таможня в Бургисе берёт пятую часть, а в Нейлине — треть, а то и две пятых, а то и половину. А доставить товар из Нейлина в тот же Беловар можно за неделю, а из Бургиса — за три. Что выгоднее? — Как по мне и то, и другое — разорение. — То-то и оно. А с той дорогой, что из Бургиса в Ниш протянули, можно было бы за три дня товар довезти, да на таможне пятую часть отдать. Что выгоднее? — Так не бывает. Это сказка, — я решила не поддакивать, а пойти встречным курсом. Вдруг, прокатит? Прокатило. Парень возмутился, быстро-быстро заговорил, объясняя, что всё так и есть, как он говорит, только, коли эта дорога заработает, так половина местной знати лишится больших денег: — Они что, зря конезаводы заводили, трактиры да постоялые дворы строили? Все с этого кормятся. Дело было к вечеру, когда впереди за деревьями замелькали черепичные крыши, а вскоре дорога вывернула из леса на широкий луг, который служил окраиной Елхова. Так, приехали. Караван свернул на постоялый двор, и я, попрощавшись, отправилась дальше по дороге. Оставалось пройти всего лишь пару километров, но, видимо, не судьба мне была добраться до собственных вещей. Я как раз шла вдоль решётки сада, окружавшего какое-то богатое поместье. Остановилась у ворот, из которых выехала богато украшенная карета. Стояла, щёлкая варежкой, и тут за спиной раздался удивлённый возглас: — Ах, ты!.. — далее последовала длинная матерная тирада. Я оглянулась. Ко мне приближался мужик, затянутый в чёрный камзол. Мама! И я рванула, как на чемпионате области по кроссу. А, поскольку почти все пути были перекрыты, я помчалась в сад. Там всегда найдётся, где спрятаться. Дядька, не ожидавший от меня такой прыти, приотстал, запоздало начал звать слуг, а пока народ соображал, я успела промчаться по аллеям, сделав петлю, и выбраться к решётке сада. Забор был высоким, пока буду перелезать — увидят. Я начала карабкаться на раскидистый дуб, росший у забора. Большому дереву было тесно в парке, и часть его мощной кроны нависала над той самой дорогой, по которой я шла, пока меня не увидел мужик. Я забралась на ветку, нависавшую над дорогой, глянула вниз. Высоко. О, карета! Дождавшись, пока экипаж окажется прямо подо мной, спрыгнула на крышу, надеясь, что кучер, сонно покачивающийся на козлах, не услышит, что у него появился ещё один пассажир, едущий зайцем. Распластавшись на крыше экипажа, молила, чтобы карета покинула этот проклятый город. И, наверное, впервые, моё желание исполнилось. Проскакав по ухабам окраины, экипаж выехал в поле. Так, сейчас отъедем в лес, и я спрыгну. Но дальше только по лесам. Экипаж остановился, не доезжая леса. Хлопнула дверца экипажа. Секунда-другая и над моей головой раздался голос: — Мадам, слезайте. В карете ехать намного удобнее. Часть вторая

Глава четвёртая-2

— Папа и так далее, — фыркнула змея, укорила: — Думать надо, когда делаешь. Да теперь уже поздно. — И то верно. Но тогда тебе обязательно надо попасть в Ройтте. Если квадрилиус тебя признает, то ты станешь наследницей Трёх королевств. Так, минуточку! Давайте уточним. Я стану или Маргарита Кински? Змея открыла рот, помолчала, закрыла. Подумала немного, уточнила, в каком виде я была, когда на голову обруч цепляла. Узнав, что была Коробкиной, рептилия подвела итог: — Значит, королевой Трёх королевств станет Коробкина. Ещё бы знать, за что ей такая честь? Вот именно. Но это ещё не всё, и я продолжила рассказ. Дойдя до момента, как я попала в Кастелро, я спросила у змеи, как так может быть, что у меня время не сходится. Рептилия уточнила: — А ты не помнишь? Я покаялась, что всё проспала, а потом пришлось складывать два и два. Подумав немного, змея выдала: — Когда вас меняли, тебе сразу дали чужое имя, и ты вернулась в этот мир уже Маргаритой Кински. Может, именно поэтому тебя и поймали — искали Маргариту. — И возраст внушили? — Да. Может, и ещё что-то, о чём ты и понятия не имеешь. И как узнать, внушили или нет? Змея прошипела, что это знает только тот, кто колдовал. Класс! Если бы я ещё знала, кто это делал и где! Но что дальше? Что делать с этими проклятыми королевствами? — Можешь предъявить права. Орден не будет оспаривать. Да? Интересно — почему? На этот вопрос змея не ответила, перевела разговор. Театрально хлопнув себя по лбу, типа — забыла, змея показала кончиком хвоста в дальний угол пещеры: — Сходи-ка ты туда. Ну, схожу. Я прошла, куда было сказано. Рептилия приказала откатить в сторону камень, лежащий на земле. Ну, откачу. — Рой. Блин! Ногтями? Но долго копать не пришлось. Земля была мягкая, как будто уже кем-то взрыхлённая, а на глубине в пару сантиметров я наткнулась на что-то твёрдое. Выкопала небольшой бренчащий мешочек. Открыла. Внутри оказался длинный кожаный шнурок, увешанный железками. И что, это ключи от заветной каморки папы Карло? — Да, это ключи от тронного зала, от потайного хода, ведущего в башню из королевских покоев, расположенных на третьем этаже южного крыла и от потайной двери в фундаменте южной башни. Ого! А как они тут оказались? — Секретарь принёс. Тот самый, который?.. — Да. А он знал, что это — настоящие ключи? — Все уши прожужжал, пока его не нашли и не прибили за них, — посетовала змея без тени сожаления. Кто искал? — Не знаю, он не представился, и очень быстро удрал, когда меня увидел. Как я его понимаю. Если бы у меня лодка была, я, может быть, сделала то же самое. И жаль, что не сделала. Нажила себе проблем. Теперь придётся возвращаться в Елхов, где в заброшенной сторожке лежит рюкзак с вещами, а потом идти в Ройтте, знакомиться с квадрилиусом. Надеюсь, он меня не признает. Но как добраться до этого проклятого королевства? Что сделать с лицом? Как-то мне уже разонравилось гулять по миру в шкуре Маргариты, к такой красоте прилагаются побочные эффекты, на которые я не рассчитывала. Змея выслушала, почесав маковку кончиком хвоста, задумчиво протянула: — То есть, в добавление ко всем неприятностям, уже свалившимся на твою голову, ты хочешь, чтобы в ордене узнали, что ты умеешь колдовать? — сказав это, рептилия тут же поправила себя, — вернее, колдовать ты не умеешь, но можешь и хочешь известить об этом весь мир? И я утёрлась. Ещё не хватало, чтобы великий магистр узнал о моих способностях и моём происхождении. Мне пришлось задержаться на острове. Купание в холодном море не прошло даром, да и побитая спина болела. Сколько можно себя уговаривать, что мне не больно? Нет, мне больно, знобит, голова трещит, на куски разваливается. Да и со змеюкой интересно было поболтать. Огромная рептилия оказалась очень осведомлённой в делах Трёх королевств, и точно знала, кто самостоятельно отправился на тот свет, а кому помогли. Вот только она или не знала, или не хотела говорить, кто именно и кому помог. Но, если брать Кински, то там все хороши, насколько я понимаю. Родственников хлопают, как тараканов тапками. За время короткого отдыха на острове меня не раз посещало странное чувство. Я сижу в паре метров от огромной змеищи, которой я — на один зуб, и мне совсем не страшно, но от одной мысли, что придётся перебираться на материк и идти к людям — мороз по коже. Змея, узнав о моих страхах, философски заметила, что люди — самые страшные звери. Открыла Америку! Может, я бы ещё посидела в тишине и покое, но рептилия, научив меня кое-каким штучкам, и поведав кое-что о магии, вытолкала взашей, сказав, что нечего тут сидеть, как на курорте. Напомнила мне о моих королевских обязанностях: — Работать надо, ваше величество. Пришлось собираться в путь. Лодку я быстро сделала. Небольшую, узкую, скоростную, да ещё и под парусом. Утром глянула на небо, чистое, как будто вымытое, поняла, что самое оно — в путь отправляться. Рептилия сообщила, что ветер попутный, но завтра такого счастья уже не будет — и погода испортится. И откуда она знает? Змея прошипела ехидно: — Кости ломит к непогоде. Холера! Издевается. Какие у тебя кости? Челюсть наизнанку выворачивает? Долгих проводов не было. Змея дала мне последнее напутствие, сказав, чтобы я не оставляла после себя следов. Я не поняла, и мне, как маленькой девочке разжевали: — Никогда и нигде не оставляй свою обувь. Забирай обязательно. Жги, колдуй с глаз долой, но не оставляй. Всё, давай, до свиданья. И меня банально выставили с острова, пожелав удачи в пути. Если бы у змеи ноги были, наверное, ещё бы и пинок под мягкое место отвесила. Мне было немного обидно, но и змею понять можно. Я ей что, лучшая подруга? До материка я добралась достаточно быстро. Высадилась на берег и сразу же начала разводить костёр — замёрзла в пути. Заодно и лодку спалила, чтобы следов не оставлять, как змея учила. Тут же вспомнила, как туфлю бросила, сбивая викинга со следа. Интересно, где она сейчас? А нигде! Она будет только в следующем году, и я её обязательно заберу! Отложив на дальнюю полку то, что ещё не случилось, занялась сегодняшним днём. Перво-наперво надо добраться до места входа в этот мир. Так, как там змея учила? Через пару минут у меня в руках была карта местности, на которой тонкой линией был отмечен самый короткий маршрут, а рядом — циферка двести. Двести километров пёхом. Дней десять, если не надрываться. А мне есть куда торопиться? И тут я очень вовремя вспомнила о рюкзаке, в котором валялась корона Трёх королевств. Нет, придётся поторопиться. Может, коня купить? Сколько там у меня серебра? И тут я поняла, что серебро, если и есть, то на корабле, в сундуке. Класс! Вот же я дура-а-а! А, нет, я ещё могу продать что-нибудь ненужное. Есть у меня что-нибудь дорогое и ненужное? Серьги? Нет. Это родители дарили. О, есть ненужное и очень дорогое. Специи! Щаз наколдую... Тут же прям услышала насмешливое уханье птицы, которая давным-давно порадовала, что создавать товар на продажу нельзя. Существует старинный эдикт, согласно которому за такое грозит весьма строгое наказание. Мага в тюрьму посадят, а меня ведь могут и на костре сжечь. Вот только не хватало сгореть заживо только потому, что лень было прогуляться пешком. И я смирилась с тем, что ожидает меня дорога дальняя.

Глава четвёртая-1

Солнце село за горизонт; стремительно стемнело. На верхней палубе парусника зажгли огни, но кормовой фонарь, в котором находились каюты высшего плавсостава, остался в тени. Никто не видел, как я, открыв окно, выбралась из каюты, немного постояла на карнизе, собираясь с духом, и, когда в борт ударила волна, прыгнула вниз, радуясь, что нахожусь на борту парусника — не затянет под винты. Попав в воду, я чуть не захлебнулась. Вода оказалась такой холодной, что аж дыхание перехватило. Нет, мне не холодно! Мне тепло и не больно! Вынырнула, легла на спину, начала надевать ласты. Корабль медленно удалялся. Прощай, плейбой! Наученная опытом, пока плыла до острова уговаривала себя, что мне не только не больно, но и не холодно. Получилось. Добралась до острова достаточно быстро. Выбралась на отмель, встала, стащила с ног ласты. Темно, ничего не видно! Факел хочу! В руке появился горящий факел, осветил чистый песочек, скалу, у которой что-то светлело непонятное. Что это? Подошла поближе. Мама родная! Подошла поближе. Мама родная! Скелет. Сидит, улыбается в тридцать два зуба. Из камзола, обтягивающего грудную клетку, торчит кинжал, рядом на песке — пустая бутылка. Нормально так мужик на пикник сходил. Нет, покойников, тем более таких древних я не боюсь. Живых надо бояться, мёртвые уже ничего не сделают. Я хотела подойти поближе, но меня спугнул шорох за спиной. Оглянулась. А-а-а! Я отпрыгнула в сторону начала отступать к воде, глядя в глаза огромной змее, которая, появившись из темноты, свернулась кольцом, выставив вверх голову. Ничего себе, Тортила! А змея задумчиво прошипела: — Надо же, какая встреча! Что-то зачастили коронованные персоны на мой остров. Вы бы предупредили, мадам, я бы приготовилась к торжественной встрече. Что? — Насмотрелась? — змея окинула меня долгим взглядом, сообщила, показав кончиком хвоста на скелет, — это секретарь королевы Трёх королевств. Покойников боишься? Нет. Живых надо бояться. — Это верно. Тогда забери кинжал, мало ли, пригодится. Убить кого-нибудь? — Отпечатки пальцев снять. Голой рукой не хватайся! Отпечатки сотрёшь! Холера! Прям не рептилия, а мент со стажем. Проследив за тем, как я заворачиваю кинжал в наколдованный платок, змея резко развернулась, чуть не врезав мне по голове хвостом, поползла в темноту. Я шла следом, гадая, где сейчас Сквич, и встречу ли я его ещё раз? — Никуда не денется твоя птица. — Нехорошо в чужие мысли подглядывать. — Да? Тогда не произноси их вслух. Холера! Далеко идти не пришлось. Пять минут ходьбы в гору, и мы оказались у входа в чистую уютную пещерку, в которой буквально недавно кто-то жёг костёр. Змея или другой гость? Тот самый, коронованный? Ветер, ворвавшийся под каменный свод, взъерошил волосы, захолодил кожу, заставил затрястись от холода. Уговаривая себя, что мне не холодно, я начала суетиться. Сделать пришлось много: полотенце для волос, тёплую одежду, дрова для костра, еду, занавеску у входа, чтобы сильно не поддувало. Через час, завернувшись в тёплый плед, я сидела у костра в мягком кресле, пила обжигающе горячий чай, радуясь обретённой свободе. Но счастье было недолгим. Когда меня перестало колотить в ознобе, змея, свернувшаяся клубком у костра, сказала: — Так какая нужда привела вас на этот остров, ваше величество? Чего? Какое величество? Змея прищурилась хитро, и, может, хотела поинтриговать, но передумала, сразу сказала: — Слухами земля полнится. А о том, что объявилась Маргарита Кински — старшая дочь короля Хельмута, не знают только глухие и то, если они читать не умеют. Холера! Рептилия прикрыла глаза, прошипела с придыханием: — Да-а-а! Змея!.. Много-много лет тому назад король Нейлина — Вацлав Кински, прозванный Завоевателем, решил создать сильное королевство, но, поскольку по его понятиям «сильный» означало — большой, он обратил взор на соседние земли. Идя к поставленной цели, Вацлав не гнушался никакими средствами — подкуп, предательство, военные действия, создание новых или изменение старых законов. В ход шли любые средства. На своём веку Вацлав женился не менее десяти раз, беря в приданое за каждой женой новые земли. Завоевания немного приостановились, когда Вацлав добрался до границ западного соседа — королевства Кастелро, но лишь приостановились. Какой хитростью действовал Вацлав, осталось тайной, но Кастелро присоединилось к мощному королевству. Объединённый монстр начал крушить округу, поглощая независимые земли: графства, княжества, баронства, и не желал останавливаться. Следующей жертвой гиганта стало королевство Ройтте. Сын Вацлава — Роберт — достойный последователь папаши, не стал долго чикаться, и пошёл войной на южного соседа. Пройдя опустошительным маршем по городам и весям, Роберт утвердился на новых территориях, перенеся столицу королевства в Ройтте, и объявив о создании империи Трёх королевств. Причиной для такого решения стало наличие в Ройтте большого квадрилиуса. Вслед за сыном на престол взошёл внук, который тоже старался захватить хоть какие-то земли, но у него ничего не получилось, а закончилась славная история завоеваний на правнуке — тоже Вацлаве, которому жена — троюродная сестра, кстати, — родила тройню. Три наследных принца? Засада! Змея кивнула: — Ликование подданных было омрачено плохими предчувствиями. Ничего хорошего ждать не приходилось, и только уж совсем дураки или оптимисты говорили, что всё устроится. Конечно же, ничего не устроилось. Кажется, я понимаю, как всё было. — Умная, да? — насмешливо прошипела змея, — да, ты всё правильно понимаешь. Твоя бабушка сделала глупость несусветную — поделила королевство на три части, выдав каждому из принцев королевство и один из ценных предметов. Каких предметов? — Не знаешь? — удивилась змея. — Твоему отцу достались ключи от тронного зала Ройтте, находящегося в южной башне дворца, на вершине которой стоит квадрилиус. Королю Кастелро — корона, а Роберту — амулет. Потому, кстати, он такой богатый. А это ещё почему? — Древний амулет королей Кастелро притягивает владельцу ценности, делая его несметно богатым. Да? Интересно. Но где ключи от тронного зала? Змея ехидно прошипела: — Тебе отец не передал? Ай-яй-яй! Забыл, наверное. Да нет, просто не знал, что у него такая дочка имеется. Рептилия глянула удивлённо. Что? Обалдела? Да, я — не Маргарита Кински, и никогда ею не была. Я — совсем из другой оперы, точнее, мира. Змея, в отличие от птицы, насмехаться не стала, и я принялась рассказывать всё, от начала и до конца. Рептилия слушала, положив голову на хвост, и почёсывая макушку кончиком, что делало её похожей на удава из мультика «38 попугаев». Когда я рассказала, как первый раз попала в этот мир, змея выдала задумчиво: — Какая коллизия удивительная. А это ещё не вся коллизия, и я продолжила рассказывать, внимательно глядя на змею, а та, казалось, впала в прострацию, и не слушала, но это только на первый взгляд. Когда я поведала, что подняла и надела на голову кольцо, свалившееся с канделябра, змея оживилась. Растеряв всю свою невозмутимость, воскликнула: — Какое кольцо? С канделябра? Да. — Невероятно! И ты говоришь, что ты тут не причём? Ты — королева Трёх королевств. Ой, мама!

Глава четвёртая

Глава четвёртая Сюрприз (фр.) - неожиданный подарок

Глава третья-5

Я не особо интересовалась ценностями, имевшимися в королевстве, но, несмотря на это, мне быстро доложили, что вход в королевскую сокровищницу Кастелро охраняет любимый кот Ядвиги. Когда я узнала о том, кого поставили охранять королевские ценности, подумала, что по дворцу можно рояли таскать, никто ухом не поведёт, а если и поведёт, то его мяуканья никто не услышит. Но жизнь доказала, как я ошиблась. Страж королевских сокровищ показал, на что способен! Весь дворец на уши поднял, сирена пароходная. Услышав вой, я ахнула от неожиданности, и викинг среагировал стремительно: метнулся в мою сторону, схватил, зажав рот ладонью и прижав к стене, чтобы не рыпалась, прислушался. На лестнице уже гремела-звенела железом группа быстрого реагирования. Молодцы, лихо работают. Кот заорал минуту назад, а в коридоре — шаги, лязг оружия, начальник охраны раздаёт указания, приказывая обыскивать комнаты гостей. Меня тоже? И меня тоже. В дверь постучали. Начинается! Из-за двери послышался приказ: «Давайте ключи». Не заперто! Незваный гость схватил меня за руку, потащил в спальню. Сорвав с себя длинный кожаный жилет, бросил на пол, рванул рубашку так, что пуговицы полетели во все стороны. Обалдев от такой наглости, я просто окаменела, пялясь на викинга во все глаза, а он не церемонился: стащил с меня халат, бросил на пол рядом со своей одеждой. А в гостиной уже стража грохочет сапожищами — видимо, поняли, что дверь не заперта. В последний момент, перед тем, как открылась дверь, викинг схватил меня в охапку, бросил на кровать, сам свалился следом, придавив меня сверху, и впился поцелуем в мои губы. Войдя в спальню королевской родственницы, начальник королевской гвардии бросил короткий взгляд на живописно разбросанную по полу одежду, перевёл глаза на парочку, слишком занятую друг другом, чтобы обращать внимание на шум в соседней комнате. Мужчина, не прерывая своего занятия, чуть повернул голову и, увидев офицера, небрежно помахал рукой, предлагая выметаться отсюда. Начальник гвардии понимающе кивнул и, насмешливо отсалютовав шпагой, вышел из комнаты, прикрыв за собой дверь. В гостиной раздалось бряцание оружия, тяжёлые шаги. Наступила тишина. Спихнув с себя хама, разбившего мою репутацию в пух и прах, я брезгливо вытерла обслюнявленное лицо. Вскочила с кровати, подняла с пола камзол и швырнула в незваного гостя, приказав выметаться. К чёртовой матери! Викинг окинул меня ледяным взглядом, как будто я его сама пригласила, а теперь выгоняю. Да иди ты… Я популярно объяснила, куда он может идти. Незваный гость сверкнул глазами, схватил одежду, вышел. Сволочь! Разгромил мою репутацию в пух и прах! Второй раз! Пройдя в гардеробную, начала одеваться, под аккомпанемент издевательского хохота: Сквич, во время обыска прятавшийся под кроватью, ржал надо мной, как конь, подпрыгивая на каминной полке от избытка эмоций. Зараза! Конечно, ему-то что? Ему никто репутацию не портил! Поскольку сон мне перебили, я решила попить чайку. Не дали. Минут через десять пришёл лакей, сказал, что всех вызывают в тронный зал. К счастью, придворные пока были не в курсе, кого нашли в моей спальне. На меня никто особого внимания не обратил. Когда собрались все, одна из боковых дверей отворилась, и в зал вошёл Гейнц, застёгнутый на все пуговицы, следом — офицер вёл на поводке Маурицио, вернее, не вёл, а тащил. Кто-то напоил кота валерьянкой от пуза; идти кот был не в состоянии, но концерт выдавал!.. Залюбуешься. Кот мяукал, рычал, завывал, как привидение. Маг что-то сказал офицеру и тот пошёл вдоль строя придворных, таща за собой кота, а Маурицио, испытывая прилив любви ко всему человечеству, кидался к каждому, обхватывая ноги людей лапами, и громкими воплями выражал любовь к щедрым людям, подарившим ему такой праздник. Я усмехнулась, глядя на этот концерт. Коту, вместо того, чтобы проводить следствие, следовало бы дать выспаться и опохмелиться. Наверное, Гейнц подумал так же, поскольку отозвал офицера и приказал отвести кота назад, в подземелье. Стражник потянул животное за поводок, ноги Маурицио подкосились, и он упал на паркет. Глухо выругавшись, охранник потащил несчастного пьянчугу назад в подвал, а кот ехал следом, вытирая пол собственной шерстью, и оглашая зал радостными воплями. Гейнц отпустил всех, и вышел, не глядя по сторонам. Я выскочила из зала одной из первых, помчалась к себе. Быстро переоделась, рассовала ценности по потайным карманам, радуясь тому, что придворная мода подразумевает широкий кринолин, в котором собрание сочинений Ленина можно спрятать. И затихла, ожидая, когда успокоится взбаламученный дворец, хотя... кот такой бардак устроил, что до завтрашнего утра колготиться будут, но вдруг?.. И это «вдруг» произошло: около семи утра, когда я поняла, что удрать не удастся, и собиралась идти спать, за мной пришли. Офицер королевской гвардии проводил меня в тронный зал, где в дальнем углу, у кресла, в котором развалилась Ядвига, стоял Гейнц и слушал, что ему говорит великий магистр. Выслушав длинную тираду старикана, маг помолчал немного, что-то сказал. Великий магистр захихикал, мелко кивая головой. Ядвига никак не отреагировала, но, судя по мутному взгляду, её величество была с великого похмелья, весь мир ненавидела, и, кажется, мне сильно повезёт, если меня просто сдадут в публичный дом. Гейнц сделал небрежный жест рукой, подзывая офицера охраны. Коротко отдал приказание, офицер кивнул, вышел, почти тут же вернулся в компании двух гвардейцев. Если я правильно поняла, это мой эскорт? Нет, неправильно. Конвой. Меня отконвоировали в подземелье, но я не успела сильно испугаться, что огребу тюремный срок. Всё оказалось не так. За мои провинности меня просто выпороли бичом, который рвал одежду в клочья, оставляя на спине длинные кровавые полосы. Били недолго, но и этого хватило. Как я брела к тюремному возку, помню плохо. А что везли долго, поняла только по тому, что наказывали меня рано утром, а из кареты вытаскивали поздно вечером. К этому времени я уже немного отошла, слышала, что творится вокруг. Сначала возок остановился, кто-то проорал, что везут Маргариту Кински, по указанию его магичества. Вслед за этим что-то загремело, зазвенело, натужно заскрипело. Опускают подъёмный мост? Карета проехала по деревянному настилу, гулко грохоча колёсами, сделала полукруг, остановилась. Открылась дверь. Мужской голос произнёс: — Выходите. Собрав последние силы, кое-как встала, выбралась из кареты и, оглядевшись по сторонам, поёжилась. В какой-то замок приехали. Бр-р. Ночь на дворе, факелы освещают только небольшое пространство вокруг себя, а по углам, кажется, все черти округи сидят, ножи точат. И что это за заведение? Бухнула дверь, на крыльцо вышли какие-то мужики. Встречают гостью? Кто-то спросил: — А что это? Не что, а кто. Я пока ещё кто. Подняла голову на голос. Мама моя родная! На крыльце стоял Линц, в компании простецкого парня с рязанской мордой, серыми глазами и рыжими волосами, торчащими в разные стороны.

Глава третья-4

Как и предсказывал Линц, третий день празднований, в связи с эпидемией жестокого похмелья, охватившей дворец, был отдан под развлечения молодёжи. И, пока основная часть придворных отдыхала и, взяв больничный, лечила больные головы, юная часть обитателей дворца развлекалась, как могла. Верховодила на этом празднестве Гизела, что мне сразу не понравилось, заставив насторожиться. Я была уверена, что она обязательно устроит для меня какую-нибудь пакость. Так и получилось. Сначала всё было прилично: молодёжный вечер мирно протекал в зале, находившемся на первом этаже дворца, но, как только стемнело, Гизелу озарила невероятная для такой взрослой девицы мысль: она предложила играть в прятки, и это предложение вызвало бурю радости. Кажется, тут какая-то хитрая собака зарыта, раз все так рады. Гизела ещё не принцесса, чтобы принимать на ура все её фанаберии. Ладно, я сейчас так спрячусь, что вы меня до утра искать будете! В прятки было решено играть в парке, потому я была уверена, что легко удеру во дворец, а там, показавшись на глаза бонне, свалю к себе, и ищите меня, свищите. Надоело. Завтра я удеру из этого вертепа, куда глаза глядят. Пока я строила планы, был выбран водящий, который, отвернувшись к стене, начал громко считать, а остальные прыснули в темноту. Я сразу рванула в оранжерею, рассчитывая выйти через вторую дверь, которую заприметила ещё вчера, гуляя по парку в компании Линца. Но, к сожалению, я сама себя загнала в ловушку — вторая дверь была закрыта на замок, а когда я пошла назад, к входу, увидела Линца, который безуспешно дёргал ручку двери. Так!.. Попадос! Надо что-то срочно делать! Срочно! Если я не выберусь из этой западни, сначала меня прибьёт Гизела, а утром — её величество. И я быстро пошла назад ко второй двери, оставив Линца колотить кулаком в косяк. Нет, я бы могла его позвать, но зачем ему знать, что я — фея? Подойдя к створкам, я осмотрела замок, и, помня, как открылся проход в другой мир, так же попросила открыть дверь. Я не особо надеялась на успех, но тихий щелчок, раздавшийся в ответ на мою просьбу, показался мне раскатом грома. Открылось? Я нажала на ручку двери. Фух! Открылось. Выглянув наружу, и никого не увидев, я выскользнула из западни, прикрыла дверь. Всё, закрывайте. А Линц посидит, ему-то ничего не будет. Прислушалась. Да, закрылось! Блин, как вовремя я стала феей! Я собиралась направиться во дворец, но неожиданно нарвалась на Росси. Холера!.. Надеюсь, он не видел, как я выбралась из оранжереи? А придворный Ядвиги, галантно предложив мне руку, повёл туда, где уже колготилась толпа найденной молодёжи. Когда мы появились в круге света, Гизела посмотрела на меня странным взглядом, в котором одновременно было и злорадство, и превосходство и облегчение. А что так? Она подумала, что я где-то шастаю в компании Линца? Плейбоя вскоре нашли, определив его местонахождение по громкому стуку. Придворный, выбранный водящим, выпустил Линца и начал многословно объяснять, что защёлка, скорее всего, случайно упала, закрыв дверь снаружи, и он не думал, что внутри кто-то есть. Плейбой кивнул, сказал: — Хотел выйти через другой вход, но там тоже закрыто. — Там всегда закрыто! — радостно заржал один из придворных, и опрометчиво ляпнул, — и дверь, и замок декоративные! Шутка для дураков. Холера! Вот это я вышла! Надеюсь, моего подвига никто не видел, и не будет спрашивать, где я научилась проходить сквозь стены. Следующий день начался с неприятностей, которые пришли с вполне ожидаемой стороны. Бонна, пришедшая в мои комнаты утром, выдала, брезгливо поджав губы, что ничего другого от меня и не ждала. С чего вдруг? И чего ты не ожидала? Бонна так на меня обиделась, что не сочла нужным распространяться, но я и так узнала, в чём дело, хотя лучше бы оставалась в неведении. Придворные, обсуждая вчерашние развлечения молодёжи, судачили обо мне. Как же! Я же пряталась в кустах в компании Росси, а это могло значить лишь одно: я — доступная девица, корчащая из себя недотрогу. Причём, мужчины смотрели оценивающе, а женщины — осуждающе, и только одна особа женского пола смотрела злорадно, с превосходством. Ну, понятно, откуда ноги у слухов растут. Нет, чтобы там ни говорили, а хорошего человека Гизелой не назовут. Но если бы всё дело было только в этом, я бы пережила. Хуже было то, что Линца во дворце не было. Он уехал восвояси в компании арийца. Это известие вогнало меня в полное расстройство. Я почувствовала себя брошенной. Обещал и свалил, скотина. Одно хорошо: Гизела перестала смотреть на меня, как Гитлер на пацифиста, но... В душе плескалась обида на парня, обещавшего и не выполнившего. И тут в этот компот свалился новый фрукт — викинг. Викинг появился в бальном зале Кастелро в самый разгар бала. Шёл среди гостей весь такой красивый, уверенный в себе. Холера-а-а!.. А я тут с Росси стою, разговариваю. Викинг подошёл, коротко поздоровался с Росси, хапнул бокал со стола, и, звонко чокнувшись с бароном, выпил залпом. Взяв второй бокал, доверительно сообщил Росси: — А я-то мчался. Но, как вижу, всё равно опоздал, — он бросил на меня косой оценивающий взгляд, — ты забрал лучшее. — Надо было приезжать к началу, — усмехнулся Росси. — Да уж вижу. Фу! Какая гадость. В душе поселилось разочарование. Почему я сразу не заметила, что этот роскошный мужик смотрит на женщин исключительно с практической точки зрения — надо или не надо? Вот Изабелла ему не понадобилась, а Маргарита вызвала интерес. И тут мне пришлось делать выбор: Росси или викинг. Выбрала третье: покрутившись по залу, ушла к себе, намереваясь сегодня же ночью удрать из этого вертепа. Что Линц говорил? Дыра в заборе имеется? Выйду. Я, как показали последние события, и через стены умею проходить, уж дыру в заборе как-нибудь и сама найду. План побега был прост: лечь спать пораньше, встать среди ночи, а в четыре утра, за час до смены постов, когда караульные засыпают от усталости, и бонна на входе — не исключение, тихо выбраться из комнат, а далее в парк. Найти дыру в заборе, и адью. Первую половину плана я выполнила без сучка и задоринки, а дальше всё покатилось совсем в другую сторону. Я проснулась около полуночи, встала с кровати и, открыв окно, позвала Сквича. Тот прилетел почти сразу, сказал, что в парке народ крутится. Надеюсь, до утра крутиться не будут, а пока можно и кофейку попить. Но всё, что я успела сделать — это встать, накинуть халат и открыть дверь в гостиную. Сквич вылетел туда первым, сразу вернулся и доложил, что у входной двери кто-то стоит. Что? Я выглянула в гостиную, услышала скрежет ключа в замке. Кажется, ко мне кто-то ломится. Надеюсь, бонна решила проверить? Зря я надеялась. Дверь открылась, в гостиную скользнула огромная тень. Викинг! И вместо того, чтобы начинать баррикадироваться в спальне, я громко спросила, какого чёрта ему тут понадобилось. Викинг повернул голову, увидел меня, улыбнулся, открыл рот, чтобы что-то сказать, но его перебили, и как!.. По дворцу пролетел дикий вой, от которого по спине мурашки забегали со слона размером.

Глава третья-3

Глава третья Комплексный обед в мышеловке-3

Глава третья-2

Глава третья Комплексный обед в мышеловке-2

Глава третья

Глава третья Комплексный обед в мышеловке Если бы в том, привычном мире, меня не похоронили заживо, не оставив вариантов, я бы рванула назад, настолько всё было плохо и, что самое страшное, от меня ничего не зависело. Я чувствовала себя щепкой, попавшей в бурный горный поток. Жаловаться не на кого — сама решила, теперь приходится очень быстро увёртываться от летящих навстречу скал, да и привезли меня в Кастелро не полы мыть. Хотя, может, было бы лучше, если бы меня туда уборщицей взяли?.. Но, увы, я приехала во дворец, как родственница королевы, то есть оказалась таким татарином, от которого просто так не отделаешься. Как мне удалось выяснить, Маргарита Кински была результатом брака короля Ройтте Хельмута и обыкновенной помещицы, погибшей в каретокатастрофе вскоре после рождения дочери. Мой папаша, то есть король Ройтте, сплавил дочь в Пазолини — нечто вроде сиротского приюта, где девиц не учили большему, чем ведение домашнего хозяйства. Хотя в этом мире, насколько я поняла, женщин, не рассчитывавших на получение в наследство королевства или на худой конец, отдельного владения, грамоте не учили в принципе. Зачем, если в будущем девица будет управлять лишь нянькой и поваром, а давать указания, что приготовить на обед, можно и не умея читать. Исходя из всего, выше сказанного, а так же собственного выступления в первый же день, Маргарита Кински имела при дворе репутацию невежественной неграмотной девицы, не знающей даже основ придворного этикета. Придворные наперебой предсказывали моё будущее, не прогнозируя никаких чудес. В понимании местной знати я была парией, результатом мезальянса, а значит, не могла рассчитывать на хорошую партию, о звании принцессы могла и вовсе не мечтать, а я и не мечтала. Я жаждала лишь, чтобы Ядвига выставила меня на улицу, и судьба, услышав мою просьбу, исполнила её, но на свой лад. На следующий день после моего приезда во Кастелро, во дворец начали съезжаться гости со всей округи и из-за границ — надвигался день рождения Ядвиги, который, по издавна заведённым правилам, предстояло праздновать две недели. На обеде фрейлины и придворные дамы не упустили случая и перемыли кости всем, начиная с гостей и заканчивая местными, и я, не задав ни одного вопроса, узнала возраст не только Ядвиги, но и её родственников. Эти разговоры лишний раз показали, как полезно помолчать. Оказалось, что завтра Ядвиге исполнится не пятьдесят с хвостиком, а сорок три. А если бы я ляпнула, тюрьмой не отделалась бы, сразу на костре сожгли бы. Но это ладно. Хуже было, что я узнала, сколько лет Стасику, принцу Нейлинскому, и поняла, что бал, на котором я делала предложение викингу, и сама себя пугала, состоится только в следующем году! Как это так получилось, не знаю, но я попала в этот мир почти на год раньше. А это значит, что мне почти год придётся ходить с чужой мордой, поскольку сейчас и поменяться-то не на что. И тут же рухнула вся пирамида рассуждений о том, зачем фея пришпандорила мне чужое лицо, но стал ещё страшнее — а что теперь? Остаток обеда я провела прострации, думая о своём будущем, не вышла из задумчивости даже, когда трапеза закончилась, и я отправилась к себе. Прошмыгнула мимо лакеев, тащивших по лестнице огромные сундуки, обошла бонну, стоявшую на входе, и лицом к лицу столкнулась с Гизелой. Та, увидев меня, сначала застыла, а потом ехидно рассмеялась. А что такое? — Смотрю, Ядвига не жалует бедных родственниц. А это она с чего взяла? — Засунула тебя на дальние антресоли. Ну, я тут в хорошей компании. Гизела прищурилась злобно, понимая, что сказала немного не то или не так, решила добить: — Я — не родственница королевы и для меня великая честь жить здесь, а не в гостинице. О, как! Ну, пусть ещё больше радуется, ей оказана двойная честь. Гизела удивлённо хлопнула огромными голубыми глазами, став похожей на куклу Мальвину. А что ей непонятно? Её запихали на королевские антресоли в компании королевской родственницы. Брякнув это, я юркнула в свои комнаты, даже не попрощавшись с заносчивой красавицей. Одевшись потеплее, я собралась прогуляться в парке, но на выходе меня ждало очередное разочарование — бонна, узнав, что я собираюсь выйти в парк, вызвала одну из горничных, которую обязали составить мне компанию. Так и прошлось идти гулять с соглядатаем на прицепе. В парке было не очень чисто — весна, всё-таки, но я упорно шлёпала по аллеям, оглядываясь по сторонам, и выискивая лазейку, через которую можно было выбраться на свободу. Увы, ничего не нашла. Сквича видела, но он, конечно же, ко мне не приближался, следил, сидя на высокой сосне. Везёт ему — летает, куда хочет. Погуляв с полчаса, я вернулась во дворец, после ужина сразу сделала вид, что ложусь спать, а дождавшись, пока бонна проверит и уйдёт, открыла окно в спальне. Сквич появился тут же, и сходу порадовал, что выбраться из дворца будет сложно. А что так? — Королевский маг ловушек понаставил. Холера!.. тут и маг есть? — А как же! В каждом приличном королевстве есть, — ухнул Сквич, тут же оговорился, что в Нейлине мага нет. О, как! Нейлин — неприличное королевство или у Роберта не хватило денег на мага? — В Ройтте денег нет? Да это самое богатое королевство! Да? Не сказала бы. Но это их проблемы, а у меня другие заботы: мне удрать надо. А как это сделать? — Магией даже не пытайся, — предупредила птица, — наживёшь себе проблем. Да уж понятно, но как тогда? Надо подумать, и я переключилась на другое — начала пытаться колдовать, создавая всякую ерунду — еду, одежду. Засиделась за полночь, а утром горничная еле добудилась, и ещё так удивлялась, что я очень долго сплю. Вообще-то, я ещё и не то себе могу позволить — у меня папа король… был. Бал, открывающий череду праздников, начинался в пять, но меня притащили в бальный зал без пятнадцати четыре, поставили за спинами фрейлин, сказав, что я должна внимательно смотреть и слушать. По мнению приставленной ко мне бонны, благодаря этому можно было научиться хорошим манерам, которых мне так не хватало. Холера! И возразить-то нечего. Действительно, этикетом не обезображена. Вот только особо внимать было нечему. Когда часы пробили четыре, открылись боковые двери, в зал вышла Ядвига, разряженная в пух и прах. Пройдя к трону, стоявшему на небольшом возвышении, королева устроилась в кресле, за её спиной встала приближённая статс-дама Анна Маевская — пухлая блондинка лет тридцати с кукольным фарфоровым личиком и тёмными глазами, похожими на пистолетные дула. Насколько я знала, эта дама имела большое влияние на Ядвигу, и те, кто желал чего-то добиться от королевы, первым делом старались ублажить статс-даму, а сделать это было непросто. Маевская, несмотря на относительную молодость и милое личико, была ещё той мегерой, и проще назвать тех, кого не прессовала эта, на первый взгляд, милая и безобидная дама. С королевой Анна была на короткой ноге, но не пресмыкалась, а держалась почти на равных. С королевским магом Дитрихом Гейнцем — красивым мужиком лет тридцати, — Маевская была вежлива и приветлива, и маг отвечал даме тем же; я часто видела их мило беседующими. А третьим и последним человеком, которому благоволила Маевская, была Гизела. Остальные могли удавиться — им расположение королевской подруги не светило. В первый же день узнав, что представляет собой эта дама, я поняла, что мне лучше не попадаться ей на глаза. К счастью, сейчас я стояла достаточно далеко от королевского трона, спрятавшись за спинами фрейлин, и могла радоваться, что меня не будут представлять королеве, и никто не будет злословить на мой счёт. Но, кстати, фрейлинам изредка давали укорот, когда они уж слишком расходились, пересказывая друг другу сплетни. Одна из статс-дам, приставленная в качестве надзирательницы, советовала уж слишком разошедшейся сплетнице прикусить язык, только не в принципе, а лишь до лучших времён. А я-то, дура наивная, считала, что в сказках живут только благородные и великодушные. Куда там! Не знаю, как в Нейлине, а в Кастелро мазали чужие заборы дёгтем щедро, от души, но делали это за закрытыми дверями, стыдливо прикрываясь шляпками, как салоны с развесёлыми девицами.

Глава вторая-5

Глава вторая Вниз по течению

Глава вторая-4

Глава вторая Вниз по течению-4

Глава вторая-3

Глава вторая Вниз по течению

Глава вторая-2

Глава вторая Вниз по течению-2

Глава вторая

Глава вторая Вниз по течению

Глава первая-5

Глава первая В гостях у сказки-5
Сайт создан на Setup.ru Создать сайт бесплатно