Главная Сказки и легенды Водяной могильного…

Водяной могильного ущелья

В давние времена, как прадед сказывал, жил на горе, что у Кильдин-озера, колдун с дивным глазом. Глаз тот всё далёкое близким делал, вот как на ладони видать! А коль с другой стороны глянуть, так далече! куда и Макар телят не гонял.

И был этот колдун вредный!.. страсть. Аж спать спокойно не мог, коли у кого что хорошее случалось. Встанет он утром, выйдет из тупы, глядь по сторонам, что в округе делается. Как увидит чего интересного, выпялится глазами своими завидущими, всё хорошее дело людям спортит. Рыбалка там, или охота, всё не впрок идёт. То сеть порвётся, то зверя в недобрый час кто спугнёт. Пытались люди таиться от глаза дивного, завидущего, да как спрячешься-то?

А колдун, как распознал, что народец его боится, совсем лютовать начал, бесчинства чинить. То запретит в лесу у Лисьей горы охотиться, то в озере рыбу ловить.

И тут, надо же такому случиться, понравилась ему рыбачка одна. Колдун к ней свататься побежал, да девка попалась не из робких — отказала. Осерчал колдун. Ушёл к себе на гору, и уж оттуда новое повеление выдал: Бабам в Кильдин-озере рыбу не ловить.

Тут уж и рыбачка разозлилась. Да что ж за напасть-то такая? Пошла она на озеро сразу, как новость услыхала. Сети раскинула, и на гору смотрит.

Увидал колдун, что баба рыбу пошла ловить, шасть в тупу, бубен — хвать. Выскочил, да как давай кикковать, крутить-вертеть. На озере буря поднялась. Беснуется Кильдин-явр, волны ходят с вековую сосну высотой. Только не испугалась рыбачка. Достала из кармана траву заговорённую, бросила в воду, тут озеро сразу и успокоилось. Как увидал это колдун, аж позеленел от злости. Как топнет ногой оземь, да как завопит:

— Да чтоб мне провалиться!

— Ты сам попросил, не обессудь! — крикнула рыбачка.

Бух-бах! Провалилась под колдуном земля, превратилась ровная тундра в глубокое ущелье с отвесными стенами. Упал колдун в озеро, что на дне ущелья появилось, да и утоп — водяным стал.

Живёт он у водопада, что в озеро падает. По ночам водой булькает от злости, а под утро в пар превращается, и всё ущелье туманом заволакивает, как одеялом пуховым накрывает. Идёшь, так и не видать, что к обрыву идёшь. Много там оленей погибло, особливо зимой. А как бы им и не гибнуть, если не видать, где снег кончается, а где туман начинается? Люди про то знают, и под утро в ущелье не ходят, а зверям-то не объяснишь. Одно хорошо, что туман тот недолго висит — сил у водяного мало, всё в злость уходит.