Биармия - страна русского медведя (окончание)

 Начало

После призвания Рюрика в 862 году он вначале обосновался в Ладоге, а затем перенес столицу в Новгород. Древнее название столицы Гардарик, от которого скандинавами были названы области, к нему принадлежащие Гардарики, перешло на новгородские земли. А с появлением Киевского княжества, самого Киева, куда сместились столичные функции, Гардарики стало иметь у скандинавов более расширительное понятие, включая в себя и эти южные районы вновь образованного государства, на которое с Севера, из Биармии, передалось позднее название Руси.

Самое интересное, что никто не задавался вопросом: а почему авторы скандинавских саг и англосаксонские писатели не знали ни племени, ни территории, ни тем более государства под названием Русь? Хотя все же стоит отметить, в сагах позднего периода появляется термин Русия (Ruscia), причем употребляется так редко, что является как бы исключением из правил. По мнению исследователей, и мы уже упоминали об этом, такое обозначение Древней Руси явно возникло у поздних переписчиков саг под влиянием латинской традиции (Адама Бременского). Спорное обозначение Новгорода — Хольмгард (Holmgarr) и его производных терминов, обозначающих Новгородское княжество, никак нельзя соотнести с Русью, тем более Киевом, называемым в сагах Кэнугард (Kaenugard), который, по утверждению Т. Н. Джаксон, не упоминается ни в рунических надписях X–XI веков, ни в скальдических стихах XI–XII веков. Киев под таким своеобразным именем появляется в сагах значительно позднее.

Хотя, как мы знаем, Нестор еще раньше — в 882 году — поспешил назвать Киев матерью городов русских, тогда же, считают наши историки, было дано и началу образования древнерусского государства. Но, что удивительно, скандинавы почему-то ничего не знают о Руси, хотя частенько проходили на судах мимо того же Кэнугарда (Киева) проторенными водными путями из варяг в греки, а в сагах упоминают только Гардарики, Хольмгард, Аустррики, Аустрвег. И под всеми этими, абсолютно различными по смыслу названиями подразумевалась, как уверяют историки советской школы, Древняя Русь. На наш взгляд, это ошибочное суждение. Что означали Гардарики — говорилось выше, под Хольмгардией скандинавы понимали Новгородское княжество, под Аустррики (Austrriki) — Восточное государство, а под Аустрвегом (Austrvegr) — просто Восточный путь, прозванный позднее нашими же летописцами путем из варяг в греки, и нет здесь ни малейшего намека на Русь.

По нашему глубокому убеждению, именно потому скандинавы долго не упоминали Русь, что называли они ее — Биармия. Так же ничего не ведали о тождественности этих терминов и западноевропейские писатели, например, Саксон Грамматик в своем труде несколько раз упоминает о северной стране Биармии и попытках ее завоевания предками датчан с начала 1-го тысячелетия, а Адам Бременский ни словом не обмолвился о Биармии и имел сведения только о Руси. Следовательно, северные писатели знали Биармию и не имели представления о Руси, наоборот, западные (латинские, византийские) и восточные (арабские, персидские) авторы упоминают только Русь и русов (правда, в различных огласовках), ни словом не обмолвясь о существовании Биармии.

Наверное, исключением из этого правила является книга арабского географа аль-Идриси «Развлечение истомленного в странствии по областям» (1154 г.), где он дает описание северных морей и стран. Здесь он впервые представляет сведения одновременно о Северной Руси — ар-Русийа, которая граничит с морем Мрака (Северным Ледовитым океаном), и народе, обитающем на берегах огромной Русской реки, известной ему под именем ан-нибарийа. По мнению ученых, речь идет о жителях Биармии (Bjarmaland), находившейся, по представлениям скандинавов, на севере Восточной Европы. Отсюда можно сделать заключение, что аль-Идриси является первым писателем, получившим такие сведения одновременно от скандинавских информаторов и от арабских купцов, активно посещавших северные края в то время, или, чего нельзя исключить, от самих русов. Поэтому у него здесь невольно произошло слияние двух понятий — Русь и Биармия.

Получается, Биармия и Русь как хороним — это одна и та же территория (вначале даже не государственное образование, не страна, по большому счету), наделившая соответствующим этническим именем все племена, ее населяющие: биармы и русы — медвежий народ.

Подтверждением этих слов служат показания тех же арабских и персидских купцов. Ибн Хаукаль и аль-Истахри (X в.) сделали описание трех групп русов, каждая из которых имела отдельного правителя и свой ареал проживания: «Русы. Их три группы (джине). Одна группа их, ближайшая к Булгару, и царь их сидит в городе, называемом Куйаба, и он больше Булгара. И самая отдаленная из них группа, называемая ас-Славийа, и третья группа их, называемая аль-Арсанийа, и царь их сидит в Арсе. И люди для торговли прибывают в Куйабу. Что же касается Арсы, то неизвестно, чтобы кто-нибудь из чужеземцев достигал ее, так как там они (жители. — Авт.) убивают всякого чужеземца, приходящего в их землю. Лишь сами они спускаются по воде и торгуют, но не сообщают никому ничего о делах своих и своих товарах и не позволяют никому сопровождать их и входить в их страну. И вывозятся из Арсы черные соболя и олово».

Как выяснилось из приведенных свидетельств о северных странах, ученых завело в тупик название одного из трех центров русов: Куйабу однозначно соотнесли с Киевом, Славийю — со словенами новгородскими, что же касается третьей группы — Арсанийи и Арсы, то однозначного ответа по сей день так и не найдено. По нашему глубокому убеждению, под третьим центром руской земли с названием Арса надо подразумевать не что иное, как Биармию скандинавских саг, так как с древнеперсидского языка слово arsa переводится — медведь, а Арсанийя — не иначе, как земля медведей или медвежья страна.

И получила Биармия — Русь такое название, конечно, не в летописные времена, а значительно раньше, вероятно, в эпоху неолита или, самое позднее, в начале 1-го тысячелетия от табуированного имени священного животного (настоящего же никогда не узнаем) — медведя — бера — руса — урса — арса, которому поклонялось многоэтничное население обширной территории североевропейской части современной России, включая северные районы Скандинавского полуострова, Приуралья, частично Сибири (дальнюю Биармию — ulteriorem Biarmiam).

Морские связи между неолитическими племенами Скандинавии и прибрежья Белого моря существовали с давнишних пор. В незапамятные времена первооткрыватели Беломорья, впервые встретив таких необычных людей со шкурой медведя, покрывавших плечи и голову, как показано на рисунке, могли назвать их по этой причине медвежьим народом — беормами (бьярмами).

Указанная находка человека-медведя, обнаруженная в XIX веке при вспашке огорода на берегу реки Камы в с. Гаревском Пермской губернии и переданная профессору Аспелину для пополнения его знаменитой коллекции, дает представление о тех древних людях, которые населяли Север в начале 1-го тысячелетия. Получается, эта старинная бронзовая фигурка передала потомкам первое изображение нашего пращура — биарма или руса.

По мнению ученых, изготовление поделки относится к I–III векам. Посмотрите на снимок внимательно, у этого удивительного человека непропорционально большая голова с круглыми глазами, крупным носом и вытянутым ртом неожиданно заканчивается мордой медведя со спускающимися на плечи передними лапами, как будто шкура медведя наброшена на его голову. Она, вероятно, иллюстрирует момент перевоплощения древнего человека в своего родственника, тотема-медведя, а возможно, это ритуальное одеяние местных колдунов — шаманов. И, в конце концов, это могло быть обыкновенной повседневной одеждой древних людей, имевших своим тотемом священного медведя.

Подобная накидка из шкуры тотемного зверя сохранилась у местного населения на протяжении столетий. О таком способе ношения звериной одежды на Севере можно узнать из одного древнерусского письменного источника XII века под названием «Вопрошание Кирика». На тревожное сомнение ученого-математика, может ли священник носить одежду из медвежьей шкуры, было дано удивительно демократичное разрешение епископа Нифонта: «А пърт деля, в чем хотяче ходити нетоуть беды, хотя и в медведине…» В старину медвединой называли специально выделанную для повседневного ношения шкуру этого грозного зверя.

Косвенным подтверждением того, что Биармия получила свое название от медведя, служит еще одно свидетельство, почерпнутое из тех же древнескандинавских письменных источников. В сагах упоминается имя местного божества Юмала или Йомалли, которому поклонялись племена биармов. Это был идол, держащий на коленях серебряную чашу для пожертвований и, вероятно, изготовленный из дерева, так как герой одной из саг при попытке снять ожерелье с его шеи легко отрубил ему секирой голову.

Большинство исследователей, пытаясь разгадать имя этого истукана, склоняются к мысли, что Юмала или Йомалли означает в переводе с финноугорского языка — бог или божество. Так, по мнению М. А. Кастрена, в финноугорской мифологии Юмала, а точнее слово juma означало небо или бог неба, в современном финском языке jumala — бог. В других родственных языках, считал исследователь шаманства в Сибири С. Шишков (1864), понятие Бога выражалось через эту же производную форму, например, эстонское — Юммаль, лопарское (саамское) — Юмбель, Йиммель, коми-зырянское — Йомаль и Йен.

Мы же полагаем, если данное слово разбить на две части: Юм-мала или Йом-малли, то первая, Юм и Йом — действительно означает божество, бог (например, Юм было первоначальное название бога у ненцев, позже превратившееся в Нум — небо, у марийцев бог также назывался Юмо. В иранской мифологии Йима — первопредок человечества, образ, восходящий к первочеловеку Яме в ведической мифологии). Вторая же часть термина — мала или малли, по нашему мнению, означает не что иное, как медведь, получивший, вероятно, в архаичные времена еще одно такое табуированное название. Ведь с древнейшего индоарийского праязыка слово mallu переводится — медведь, а Юмала или Йомалли, выходит, означает — бог-медведь. Более того, вероятно, слово mallu явилось позднее и основой термина, обозначающего у русских поклонение богу, божеству — молю бога, молитва и молиться.

Древнескандинавские картографы также косвенно указывают на тождество Руси и Биармии. Если посмотреть на исландскую карту 1250 года, где представлено изображение «круга земного», то мы не найдем на ней Биармии, а только упоминание о том, что когда-то «Биармы здесь жили (Biarmar habitauit hic)». Как известно, последнее посещение скандинавами этой страны датируется 1222 годом, когда Андрей Скьялдарбанд (Skialdarband) с напарниками воевал в Биармии, и после этого она исчезает из письменных и картографических древнескандинавских памятников. Все говорит о том, что северным германским народам уже становится известна Русь (Rusia), которая показана на карте севернее Скифии, на одной широте («круге») с Норвегией, Швецией, Исландией. Древний картограф знал, что где-то на Крайнем Севере должна быть и Биармия, поэтому не забыл сделать указание: «Биармы здесь жили». То есть с древнескандинавской карты Биармия исчезла, а Русь заняла ее место. Кстати, южнее Скифии указано Кио (на других картах — Киовиа), по мнению некоторых историков, обозначающее Киев или Киевское государство, а Русь показана отдельно от «своей матери», и, причем, расположена она значительно севернее.

 Обратимся к другому скандинавскому свидетельству. В «Саге о Самсоне Прекрасном» (около 1350 г.) говорится: «Русь расположена к востоку и северу от Балтийского моря, а северо-восточнее Руси находится страна, именуемая Йотунхеймом». Здесь четко зафиксировано расположение Древней Руси, которая, бесспорно, находится в североевропейской части будущей России, а не на юге, причем древний автор саги при ее описании как бы просто заменяет полузабытый термин Биармия на Русь. Ведь указанная фантастическая страна с троллями и великанами, царство мертвых — Йотунхейм, ранее была всегда связана только с Биармией (если вспомнить произведение Саксона Грамматика) и граничила с ней по северным рубежам.

Расположение Древней Руси показал другой северный писатель. Речь идет об исландском епископе Скалхолте. По свидетельству этого священнослужителя, приведенному в XIV веке: «На восток от Дании лежит Свитьод, а на север — Норвегия, а на восток от Норвежской страны есть земля русов».

О точно таком же расположении Руси говорил Адам Бременский. Перечисляя северные племена: нордманнов (норвежцев), данов, готов, свеонов (шведов) и фантастических амазонок, он указал, что за ними, между «краем женщин» и Руссией (Ruzzia) обитают племена: визи (Wizzi), мири (Mirri), скути или чути (Scuti), то есть летописные — весь, меря, чудь. Здесь четко зафиксировано географическое положение Древней Руси — она находится на Севере, так как никто не будет отрицать, что указанные племена в Приднепровье или вблизи него никогда не обитали.

Имеется еще одно интересное, относящееся к этому же периоду времени свидетельство о Руси, и расположение ее, судя по описанию, совпадает с бывшим местонахождением Биармии. Известный путешественник из Венеции Марко Поло (1254–1324) в своей знаменитой «Книге о разнообразии мира» дал описание нашего древнего государства. Причем он четко фиксирует, что «Росия — большая страна на севере».

Обычно тут исследователи в голос утверждают, что все страны, расположенные выше Черного моря, считались северными, и здесь Росию нужно соотнести с Киевским княжеством. Это абсолютно неправильно. Марко Поло в описании Руси не забыл указать, что «страна эта не торговая, но много у них дорогих мехов высокой ценности; у них есть соболя, и горностаи, и белки, и эрколины. И множество славных лисиц, лучших в свете. Много у них серебряных руд; добывают они много серебра» (Книга… CCXVIII). Думается, комментарии излишни, в «степях Украины», то бишь в Киевском княжестве, указанных зверей с таким ценным мехом никогда не водилось, да и о залежах серебра в Приднепровье ничего не было слышно. Однозначно, Древняя Русь располагалась именно на Севере, а не «севернее Черного моря».

Путешественник из Венеции подметил еще одну главную особенность, что «самый сильный холод в свете в России; трудно от него укрыться», страна эта очень большая, «до самого моря-океана», и, что интересно, Марко Поло дает указание, что на островах этого северного моря водятся соколы и кречеты. Один из авторов в своей книге «Зимняя сторона» рассказал о так называемом кречатьем промысле, существовавшем с незапамятных времен здесь у нас, на Севере. Ловлю соколов-кречетов производили ватаги из местных жителей прибрежья Белого моря по заказу великокняжеского и царского двора Руси для проведения соколиной охоты и поставки в другие страны. Предоставление в дар сокола правителю какого-нибудь государства от русского царя или великого князя считалось самым дорогим подарком.

Описывая границы Руси, Марко Поло упомянул не какую-нибудь страну, находящуюся по соседству, а именно Норвегию, подметив, что туда «путь недолог, и если бы не холод, так можно было бы туда скоро дойти, а от великого холода нелегко туда ходить» (Книга… CCXVIII). Марко Поло представил еще одну северную страну, граничащую с Русью, богатую пушниной и мехами, названную им страной Тьмы, где постоянно темно. Все говорит о том, что знаменитый путешественник как бы дал описание не Руси, а исчезнувшей Биармии, хотя и не имел о ней ни малейшего представления.

Не на нее ли намекал римский географ Помпоний Мела еще в I веке, приводя сведения о стране, расположенной к северу от Скифии, одновременно утверждал, что все эти племена объединены одним общим именем — берги, как видите, созвучным со скандинавскими биармами (бьярмами). Нетрудно догадаться, основой тех и других названий племен, населявших северные территории, являлось слово бер — медведь.

Можно привести еще ряд примеров, что Русь и Биармия, а еще ранее Гиперборея — это одна и та же страна или просто земля (территория), которую с древнейших времен населял народ, поклонявшийся своему священному животному — медведю (Аполлону Гиперборейскому) и из-за этого получивший у античных, северных и западных (восточных) писателей будто бы разные, но одинаковые по смыслу названия: бореи (гипербореи), берги, беры (беормы, биармы) и русы (урсы) — медвежий народ.