Часть 8

Проснувшись ранним утром и лёжа на траве у потухшего костра, Вьета слушала пение птиц и думала о будущем. Пока оно, никак не вырисовывалось, скрываясь в тумане. Свежий ветерок, налетев с моря, взъерошил волосы, заставил поёжиться. Вьета встала, быстро умывшись, запалила костёр и, сев у огня, начала листать книгу.

— Ученье — свет, — ядовито пробурчал Натраг, приоткрывая один глаз и насмешливо глядя на девушку, быстро скользившую глазами по заголовкам рецептов и заклинаний, — чего там интересного пишут?

— А ты посмотри, — Вьета расстроено ткнула пальцем в книгу.

— Могу и посмотреть, конечно, — саркастически сказал пёс, — но не думаю, что это поможет, я грамоте не обучался. А что ты там такого нашла?

— Что нашла? — воскликнула девушка, — ох, что я нашла! Оказывается, неграмотный ты мой, я еду делать могу!

— Вот как! — обрадовался Натраг, и довольно почесал лапой за ухом, — так давай, начинай. Или тебе моё благословение надо на такой подвиг?

— Зачем? — удивилась Вьета, — но ты не понял. Лис-то знал, и ни слова не сказал о том, что такие заклинания существуют.

— Я тебе говорил, что он — сволочь, — философски заметил пёс, поторопил: — Давай, колдуй.

Вьета кивнула головой, начала заучивать заклинание, чтобы не сбиться в нужный момент.

Следующий час девушка потратила на то, чтобы создать хоть что-то съедобное, но безрезультатно. Не помогло и то, что Вьета выучила заклинание наизусть, и повторяла быстро и без запинки. Девушка понимала, что не хватает чего-то, но не знала, чего именно. А интересно, как её мать еду делала? Она же делала?

— Ни разу не видел, — Натраг сокрушённо покачал головой.

— Ладно, оставим на потом, — расстроено отложив книгу в сторону, сказала Вьета, доставая из сумки припасы, взятые из дома, — пока у нас еда есть и даже деньги есть, а там посмотрим.

— Тренируйся и всё получится, — обнадёжил её Натраг, жадно следя за тем, как девушка готовит завтрак.

— Обязательно, — кивнула та и, разложив еду на салфетке, сказала, — что будем дальше делать? Ты говорил про Куршевель. Ты знаешь, что там?

Пёс фыркнул, сказал, что разузнавать — это её ведьминское дело:

— Я с ветром не трынжу... не трындю...

— Ладно, нетрындю, помолчи, — и, подняв голову, она попросила ветер узнать, где находится Куршевель и что там происходит.

— О, вот это правильно. А то — Натраг скажи, расскажи, поведай. Как будто я, сидя на цепи, только и делал, что географию изучал.

— Помолчи, болтун! — попросила Вьета, прислушиваясь к шороху листвы. Посидев в молчании, лишь кивая головой, девушка заговорила, — значит так, есть и другие места, не хуже, чем твои ленивые куры. Ветер рассказывает, что Куршевель — это хорошо, но там — проходной двор, ходят все, кому не лень, а есть другое место, называется Пряничная Долина...

Она не успела договорить, пёс взвился, подпрыгнув, засуетился:

— Да! Да! Как же я забыл! Да! Туда нам надо! Там ещё Молочная река с кисельными берегами течёт! Люди живут, как сыр в масле, но это — ерунда. Ты, как колдовать научишься, и сама с голоду не умрёшь, но там люди не спрашивают, кто ты такой, главное, что у тебя деньга в кармане водится! Вот, где я жить хочу!

— Хитрый какой, жить хочешь без забот?

— Так кто же не хочет? — удивился Натраг, — или ты по старой жизни соскучилась?

— Нет. Но за сытую и спокойную жизнь тоже платить надо.

— Да?

— А как ты думал? За тебя и меня по золотому возьмут, это точно, но это бы полбеды, хуже то, что так каждый год платить придётся, а где мы такие деньги возьмём?

— Ша, не суетись! Мы туда придём, год поживём спокойно. Ты за это время колдовать научишься, а там, глядишь, и деньги появятся.

— Вырастут, как грибы после дождя? — усмехнулась Вьета и получила на это удивительный ответ:

— А кабы и так. Всё, решили. Идём туда.

— Идём. Только, как я поняла, ты решил травоядным стать.

— С чего вдруг?

— Так ничего другого нам не останется, как траву есть. Деньги мы где возьмём?..

Натраг приуныл, понимая, что денег взять неоткуда, и Вьета, решив подначить друга, спросила:

— Так, может, ты охотиться начнёшь? Ты же собака.

— Я — не такса, чтобы лис из норы таскать.

— Да, дорогой, а лень-то поперёд тебя родилась.

— Ты, как я вижу, уже что-то придумала, — пробурчал пёс, — так вместо того, чтобы надо мной издеваться, лучше рассказывай, что тебе в голову пришло.

— Ну, так и быть, расскажу, раз так просишь. Мы уходим на север, в Пряничную Долину. Ты прав, хотя бы год поживём спокойно, а дальше видно будет. Я всё посчитала, и придётся один золотой поменять, иначе нам не хватит.

— Плохо.

— Придётся, никуда не денемся. Ты же охотиться отказался, — Вьета посмотрела на пса, примирительно сказал, — ладно, не обижайся. Плохо, но деньги придётся менять, только менять будем не здесь. Отсюда уходить надо.

— А! значит, всё-таки боишься, что замуж выдадут!

— Боюсь, что знакомых встретим, а те и заинтересуются, что я тут делаю, да откуда у меня деньги.