Биармия - страна русского медведя

Глава из книги А.И. Леонтьева и М.В. Леонтьевой «Неведомые земли и народы Севера»

 

В ходе многолетних поисков происхождения слова Биармия (Бьярмаланд) подсказку авторам настоящей книги сделали друзья из Норвегии — преподаватели аграрного колледжа Landbruksskole. На наш «наивный» вопрос о Биармии, заданный с определенным подвохом (откуда, мол, им знать эту злополучную страну на территории России, когда мы с поисками ее вот уже несколько лет «бьемся»), директор этого уважаемого учебного заведения Гюдмунд Йохансен сразу ответил: «Биармия — это земля русского медведя». Думаем, точнее не скажешь, при этом сразу все становится на свои места.

По утверждению известного знатока русского фольклора А. Н. Афанасьева, медведь имел в древних языках табуированное (запретное) название: в санскрите — bhruka, от глагола bhr — ворчать, браниться. От этого же корня образовались bhri — лев, bhru — тигр, русский бирюк — волк, а также древненемецкое — bro, англосаксонское — bere, bera, скандинавское — birn, barsi, ирландское — bear — все эти слова означают имя одного зверя — медведя. Добавили бы еще, что в древнеславянских языках медведя также называли бером. Ныне его еще можно услышать в слове берлога — логово бера.

Полистав современные иностранные словари, нетрудно отыскать знакомое слово «медведь» и как оно пишется у народов северных стран. Выясняется, что написание имени этого зверя не очень сильно изменилось со временем: английский — bear, немецкий — bär, голландский — beer, шведский — bjrn, норвежский — bjrn, датский — bjrn, исландский — bjrndyr, bjrn.

Если же для отыскания истоков происхождения названия Биармии специально добавить к искомому значению слово man — человек, мужчина, народ, то, оказывается, термин Bjarma нетрудно составить из двух частей и получится, что Биармия, древнескандинавское Bjar-ma(n), переводится как человек-медведь, медвежий народ.

 Однако все же название племени, обитавшего в загадочной стране — биармы или биармийцы, — является не основным, а производным от другого ключевого слова. Для этого снова вернемся и посмотрим, как же Биармия прописана у англосаксонских и скандинавских древних авторов, а затем разложим на составляющие части:

Bjarmaland — в скандинавских сагах.

Bjar (медведь) — ma (земля) — land (страна).

Beormas — у англосаксонских писателей.

Beor (медведь) — ma (земля) — s.

 Итак, не надо быть опытными лингвистами, чтобы слово Биармия  перевести как страна земли медведя или просто медвежья земля. Но почему же тогда норвежцы назвали Биармию землей именно русского медведя?

Суть в том, что, оказывается, медведь непосредственно связан с происхождением названия нашего народа — русь. Более того, мы твердо уверены, имя предков русского народа произошло от священного, самого почитаемого на земле зверя — медведя. И попытаемся сейчас вам это доказать.

Имя медведя, данное славянами, означает животное, поедающее мед или мед ведающий. Это его не настоящее название, а табуированное, запретное. В индоевропейских языках, как убедительно доказал А. Н. Афанасьев, медведя изображали «диким зверем, с разрушительными наклонностями и страшным ревом». Поэтому на одном из самых древних и родственных русскому языку — санскрите — он поименован ksha и буквально переводится как терзатель, разрушитель, вероятно, такое же табуированное, запретное имя медведя. На персидском языке — chirs, осетинском — ars, ирландском — ursa, французском — ours, итальянском — orso, латинском — ursus.

То есть у различных, подчеркнем, западноевропейских и восточных народов медведю, получившему в древности табуированное название разрушитель, было дано очень похожее имя, имеющее основу rs: древнеперсидский — arsa, авестийский — arso, латинский — ursus, итальянский — orso, португальский — urso, французский — ours, эсперанто — urso, индоевропейский — kas, древнеиндийский — kas, русский праязык — урс, рус.

Нетрудно догадаться, что слово медведь можно реконструировать на основе метатезы (то есть взаимной перестановки звуков или слогов в словах, например, ведмедь — медведь) санскритского rksha, латинского ursus (впрочем, и других, вышеперечисленных имен) в виде основы RUS. Значит, медведь в архаичные, древнейшие времена мог называться РУСОМ (рушом), откуда легко выводятся слова русы, Русь, руский, русские — медвежий народ.

Почему же мы заострили внимание именно на этих языках. А потому, что они относятся с хронологической точки зрения, временной к самым ранним, доисторическим языкам. По мнению известного филолога и языковеда Л. H. Рыжкова, «латинский язык гораздо богаче формами, чем происшедшие от него романские, поэтому восходящее движение языка (латинского) должно быть отнесено ко временам доисторическим», а «русская (и вообще славянская) лексическая современность может вполне оказаться славным прошлым древнелатинского языка до его деградиционных изменений, так же как и славным прошлым праиранского языка и прасанскрита». Таким образом, по мнению ученого, существует тесная связь между русским, древне-латинским языком и санскритом.

Приводя пример смены лексики в языках первобытных людей под влиянием табу (запрета), другой известный филолог, академик Ю. С. Степанов тоже полагает, что древнейшим предшественником слова медведя было слово rksos, перешедшее затем в санскрит, латинский и другие языки в указанных выше словообразованиях. Однако позднее в целом ряде индоевропейских языков это название попало под запрет, и было заменено подставным словом: русский медведь из общеславянского меду-дь, то есть поедатель меда; литовский lokus из klakis, буквально топотун; немецкий Ber (Bur) из слова bero — бурый. Позже само слово — медведь вторично было табуировано, стало запретным, получив десятки новых имен.

Наличие такого большого количества подставных имен этому зверю, как у нашего народа, наверное, нет ни у одного другого. На Европейском Севере белый медведь до сих пор зовется ошкуем. Что же касается бурого, если заглянуть в словарь В. И. Даля, можно обнаружить 37 его названий — зверь, черный зверь, лесник, раменский, урманный, ломака, костоправ, Михайло Иванович Топтыгин, косолапый, куцый, косматый, мохнатый, леший, мишка, мишук, потапыч и др. Охотники различали три вида бурого медведя, присвоив каждому свое подставное имя: стервятник, считавшийся самым большим и плотоядным; овсяник — любитель овса, малины и кореньев; муравьятник — самый малый и злой, обычно с белым пятном — «ошейником» на шее. У медведицы также было свое запретное имя — мечка, другие клички — Матрена, Аксинья, матка; мечка с медвежатами — матуха, а при ней обычно был пестун — ее прошлогодний медвежонок.

В связи с этим уместно вспомнить слова ныне покойного литературоведа С. С. Наровчатова, к сожалению, мало известного рядовому читателю: «Может быть, будет слишком смело предположить, что в древнеславянском языке имя этого зверя (медведя. — Авт.) звучало как-нибудь вроде „рос“ Название реки и племени могло возникнуть из тотемического осмысливания этого слова: медвежья река — „рось“, медвежье племя — „рось“… А вдруг моя догадка не так уж произвольна, и окажется, что „медведями“ русских называли когда-то не только добродушно — иронически, а по начальному значению этого слова».

На наш взгляд, С. С. Наровчатов абсолютно прав: не зря же русских за рубежом назвали и до сих пор прозывают «русскими медведями», причем не только за свою неторопливость (медленно запрягаем, да быстро едем), особую незлобивость и доброту (стремление всегда помочь слабому и обездоленному), но и за физическую силу, выносливость, упорство, способность идти до конца в случае опасности.

Таким образом, название великого священного животного в древнейшие времена могло произойти от двух основных первичных слов — РУС (УРС) или БЕР. Известный лингвист Н. Я. Марр еще в начале прошлого века взял их в состав главных четырех элементов образования языка, одновременно представляющих собой, по его словам, «не что иное, как племенные названия», и являющихся тотемами этих племенных образований.

Самое главное, из всего выше сказанного напрашивается вывод: биармы (биармийцы) и русь, а еще раньше их предки бореи (гипербореи), берги — это один и тот же народ, этнос, включающий в себя различные племена, поклонявшиеся в доисторические времена единому тотему, а затем и божеству — священному медведю (Аполлону Гиперборейскому). Этот древний народ, населявший огромную территорию североевропейской части современной России, названную европейцами — Биармия и Русь. Так и хочется сказать словами известного исследователя карельского народа Д. В. Бубриха, слегка перефразировав его, что «Русь — нечто созерцаемое со стороны западного и юго-западного входа в руские земли, а Биармия (Bjarmaland/ Beormas) — то же самое, созерцаемое со стороны Белого моря». То есть одну и ту же территорию на Севере писатели Западной Европы и Востока называли Русью, англосаксонские же писатели и составители исландских саг — Биармией.

Конечно, сразу же найдется много оппонентов, которые могут возразить, что Русь в древнескандинавских сагах называлась Гардар (Gardar), позднее — Гардарики (Gardariki). Однако кто же выдвинул такую версию и соответствует ли она действительности?

Известный знаток древнескандинавской письменности Е. А. Рыдзевская в 30-х годах прошлого столетия посвятила этой теме большую статью; попытки объяснить такое название Руси в древнейший, домонгольский период делали и другие историки, из которых мы бы выделили исследователя исландских саг Т. Н. Джаксон. Они, в свою очередь, ссылаются на статью немецкого историка Ф. А. Брауна (1924), который отождествил эти два наименования — Русь и Гардар. По его мнению, форма Гардарики (Garariki) является творением исландцев, записавших саги, — начиная с конца XII века, а до указанного времени (X–XII вв.) на всем Скандинавском полуострове использовалась для обозначения Руси форма Гардар (Garar).

Хотя значительно раньше до него наши историки высказывались за то, что Русь — это Гардарики исландских саг. По мнению В. О. Ключевского, Русь называлась у скандинавов Гардарики, то есть Страна городов. По множеству этих последних, возникавших преимущественно по главным речным торговым путям и становившихся в некоторых случаях средоточением крупных земель — областей. Это толкование считается общепринятым у большинства историков.

Но для нас сейчас важнее другое, почему же Русь отождествлялась именно со словом Гардар и позднее — с Гардарики. И в этом случае все ссылаются на известное место в компиляционном своде саг под названием «Хауксбок», или «Книга Хаука»: «В той стране, которая зовется Русия (Ruzcia) и которую мы называем Гардарики (Garariki)…». Хотя не следует забывать, эти строчки писались значительно позднее со времен составления саг, и такое пояснение названия Руси наверняка появилось под влиянием поздней латинской традиции.

Существует два значения слова garr: первое — ограда, забор, второе — огороженное место, участок земли. Окончание riki означает область, страна, государство. А у славян, которые, по мнению Рыдзевской, позаимствовали его из готского языка, оно получило значение не дом, двор, жилье, как в германских языках, а город, в смысле городок, городец, как называлось у наших пращуров всякое укрепленное место. Только почему они должны были заимствовать у кого-то это слово, нам всегда казалось, что слово град было искони русско-славянским словом. Наоборот, именно у русов позже произошло это заимствование теми же скандинавами — составителями саг, что признают сами ученые. Примеров подобного заимствования можно привести много.

Но все равно трудно согласиться с тем мнением, что наше древнее государство могли назвать так просто — страной участков земли или огороженных мест, да и существовало ли оно вообще в те времена, вот в чем вопрос. Считается, что Новгород начинает свою историю всего лишь с IX века и впервые упоминается в летописях под 859 годом. А саги описывают события ранее летописного периода истории нашей страны, даже значительно раньше той же эпохи викингов, употребляя вначале название только одной северной страны — Биармии, позже появляется и употребление слов Гардар и Гардарики, только уже во времена правления князей послерюриковской эпохи. Может, все-таки у слова Гардар существует другое значение.

Т. Н. Джаксон, один из лучших исследователей древнескандинавской письменности, в комментариях на статью немецкого историка Ф. А. Брауна признает, что Гардар, помимо представления Руси, служил «также обозначением Ладоги, которую зафиксировали скальдические стихи в период самого раннего пребывания скандинавов на нашей территории». Вот именно, Ладоги и не более.

Еще в начале XVIII века шведский историк Ф.И. фон Страленберг полагал, что Гардарик (Gardarik) является названием не самой Руси, а первой столицы будущего древнерусского государства: «Ладога или Гарделик была первая резиденциа, Новгород — вторая, Киов — третиа, Володимер — четвертая, Москва — пятая, Санкт Питербург — шестая», — писал он. Кроме того, В. Н. Татищев заметил, ссылаясь на Иоакимовскую летопись, что за несколько веков до прихода Рюрика в этих местах правил славянами сын князя Славена, по имени Вандал, у которого было два «свойственника» — Гардорик и Гунигард. Как полагал великий историк, собственные имена этих князей, Гардорик и Гунигард, могли дать название «городов одного имени», так же, как позднее их получили Владимир, Юрьев, Ростиславль и другие. Не исключено, в древнейшие времена Ладога (а позднее Ладожская земля) имела другое название, заимствованное от князя Гардара (Гардорика), который, как говорится в указанной летописи, ушел с «великими войсками славян, руси и чуди» на запад и больше не вернулся. Еще В. Н. Татищев упомянул об «Истории Аттилы» Базилика, где говорится о Гардорике, короле гепидов, пришедшем на помощь вождю гуннов Аттиле — покорителю Западной Европы в V веке. Весьма вероятно, это мог быть один тот же человек.

Взяв за основу гипотезу о пребывании в архаичные времена на ладожской земле князя Гардорика, от имени которого в V веке была названа древняя Ладога и вся Ладожская область, нельзя исключить того момента, что именно с этим названием (Гардарик) они (Ладога и Ладожская область) сохранились вначале в устной традиции скандинав, а позднее — у составителей саг. Затем в Ладоге, как известно из древнескандинавских письменных источников, неоднократно пребывали норманны, жили там, правили этой страной, вели войны с соседними государствами, в том числе и с Биармией. Ладогу, расположенную в самом начале известного пути из варяг в греки, норманны освоили, согласно имеющимся археологическим данным, уже во второй половине VIII века. Вероятно, древняя Ладога (то бишь Гардарик) получила позже от занявших ее скандинавов название Альдейгьюборг (Aldeigjuborg). Хотя, не исключено, они могли перенять его от местных русо-карело-финских племен.

Топоним Альдейгьюборг (Aldeigjuborg) состоит из двух составляющих: Aldeigja, исходная форма для названия города, и borg — означающая город, крепость. Хотим сразу отметить, если следовать логике ученых, что Русь — страна городов, то скандинавам следовало ее назвать Borgariki.

Что же означало слово Aldeigja, откуда появилось такое название? По единодушному мнению ученых, название происходит от прибалтийско-финских языков, скорее всего, от исходного гидронима Alode-jogi (joki) — Нижняя река. От русо-карело-финского названия реки Ладоги произошел скандинавский топоним Aldeigja, может, вначале как имя реки, а затем поселения, а из него с метатезой aid — lad уже в древнеславянское — Ладога.

 

Продолжение