Часть 2

Где я? Кто я?

Очухавшись, огляделась по сторонам, но ничего не поняла. Темно, хоть глаз выколи. Осознав, что сижу на траве, опираясь спиной о ствол дерева, начала проводить ревизию. Так, не ослепла, не оглохла, ничего не сломала, не вывихнула, не потеряла. Вроде, всё нормально, но ведь я точно знаю, что всё не нормально! Что происходит?.. Я достала айфон, горя желанием позвонить нашему преподу и высказать ему всё, что думаю, но, увы — айфон был вне зоны доступа, что было несколько странно. Интернет есть, а позвонить нельзя? Ладно, сходим в Сеть, глянем, что происходит.

На карте ярко светилась закорючка, обозначающая моё местонахождение, а вокруг — пустота. Но как это? Так не бывает! Уменьшила масштаб карты, ещё, и ещё… да нет, не может быть, чтобы тут ничего не было! Лихорадочно потыкав пальцем в экран, я поняла, что дело пахнет реальным керосином — лес, в который меня занесло, находился в королевстве Нейлин. Может, у меня и плохо с географией, но в Европе такого королевства нет, и не было никогда.

Следующие полчаса оказались полностью вычеркнутыми из жизни. Я рыдала, как белуга, осознав, что, благодаря собственной беспечности, вляпалась в огромные неприятности. А потом мне стало не до слёз. Стук копыт, донёсшийся из-за деревьев, напугал так, что я застыла столбом, как кролик перед удавом, и обречённо ждала своей участи.

 

Чуть правее что-то засветилось. Яркое пятно света начало приближаться, и у меня сразу появилась куча дел различной степени важности. Может, я бы и рванула по делам, но не успела. Кусты зашуршали, мелькнуло что-то светлое. К дереву вышла молодая девушка в пышном платье с широченным кринолином. Приподняв фонарь, она оглядела меня, и то ли спросила, то ли утвердила:

— Иза Коробкина? Хватит сидеть на холодной земле. Вставай, поехали.

Никуда не поеду, пока не узнаю, что происходит, и где мой шеф? Девица глянула на меня удивлённо, переспросила:

— Кто? Шеф? Я — твой шеф.

Здрасте, приехали.

— Здравствуй, — девушка церемонно кивнула, возразила, — но мы ещё не приехали. Потому вставай, пойдём. Ждёт нас путь неблизкий.

И что вы думаете? Я стала упорствовать, требовать объяснений и гарантий? Ничего подобного! Встала и пошла за этой девицей, как свинья на верёвочке. Идти пришлось недалеко. За кустами, на обочине просёлочной дороги стояла карета, запряжённая четвёркой лошадей. На козлах — кучер, на запятках — лакей, ещё один почтительно согнулся в поклоне, придерживая рукой открытую дверь экипажа. У кучера — неожиданно очень знакомое лицо. Где я могла его видеть? Только сев в карету, я поняла, что кучера нигде не видела, он просто очень похож на крысу. А лакеи на мышей? Надеюсь, карета в полночь не превратится в тыкву? Спросила девицу. Та усмехнулась:

— Нет, ты же не на бал едешь.

А если бы на бал?

— А ты хочешь?

Жрать хочу, спать, и домой.

— Странные вы, люди. Сами не знаете, чего хотите. Буквально недавно ты хотела в сказку попасть, мечтала об этом, а теперь хочешь домой?

— А это сказка?..

— Конечно, а где ещё ты можешь встретить фею?

Что? Да нет, не может быть. Ущипните меня.

Ай! Кажется, фея принимает за указание к действию всё, что я говорю. Надо быть аккуратнее со словами, а то ещё убьёт ненароком.

Устроившись в карете, я посмотрела на фею, а та, церемонно представившись, начала колдовать, создавая еду. Я смотрела, как на небольшом столике, который прятался в диване кареты почти так же, как на боковушке в плацкарте, появляется хлеб, мясо, фрукты, глотала слюну, и думала о том, что неплохо было бы ещё пару пирожных или шоколадку. Фея, услышав о десерте, глянула, как будто я в балетную труппу нанимаюсь, ничего не сказала, но и пирожных не дала.

 

На рассвете карета выехала на широкий тракт, который Эмилия назвала королевским, и пояснила, отвечая на мой вопрос:

— Эта дорога ведёт из королевства Нейлин в королевство Кастелро.

А мы куда едем? К какому королю?

— К королям? В таком виде тебя дальше ворот не пустят, — рассмеялась фея, — даже деревенские мальчишки одеты лучше тебя.

Да? В этом мире в каждой деревне есть филиалы фирмы «Коламбия»?

Фея не поняла шутки, и я замолчала, разглядывая высокий холм, на вершине которого сиял в рассветных лучах белоснежный замок, а у подножия холма раскинулся город, похожий на иллюстрацию из сказки: дома из белого туфа с черепичными крышами и флюгерами, огороженные невысокой крепостной стеной. Эмилия сказала, что на холме — королевский дворец, а под холмом — столица Нейлина, но в неё мы заезжать не будем.

Карета скакала по дорогам ещё с полчаса. Я уже так устала, что мне стало всё равно, куда ехать лишь бы побыстрее куда-нибудь приехать. И, когда карета, заложив лихой вираж, остановилась, я не сдержалась и выдохнула:

— Слава богу!

— Кому? — Эмилия строго глянула на меня, наставительно сказала, — Бога нет. Есть отец наш — Великое Небо и мать наша — Земля плодородная, если ты хочешь принести хвалу, приноси им. Остальное — ересь.

 

Я проснулась в районе обеда, но и то только потому, что солнце, повернув к западу, заглянуло в окно мансарды небольшого дома, затаившегося в глубине густого леса. Если бы солнце не начало лезть в глаза, я бы ещё спала и спала, но, проснувшись, первым делом подумала, что ночью мне такая ахинея снилась!.. А, нет, не снилась!! Я в сказке! Быть такого не может! Но оно же есть?!

Вскочив, я подбежала к окну и выглянула на улицу. Зачем? А вдруг здесь гномы по улицам шастают или ковры-самолёты летают. Но на поляне перед домом никаких гномов не было. Никаких чудес не происходило, только фея гуляла по поляне, приминая широким кринолином густую траву. А нет, фея не гуляла. Она шла к дому. Где-то была? Одеваясь, я подумала о том, что, кажется, попала в тот мир, о котором говорил странный парень. Он знал? Или он сам отсюда? А если он отсюда?..

Одевшись, я вышла из мансарды и, спустившись по лестнице, наткнулась на фею. Та поздоровалась, отметила, что я долго сплю, показала рукой на какую-то дверь:

— Туалетная комната. Умывайся, чай будем пить, раз обед ты проспала.

 

Да, сказка, может быть, это хорошо, но очень неудобно. О душе или ванной можно было только мечтать. Да и не особо тут мылись. Протирали лицо чем-то вроде одеколона, хорошо, хоть зубы чистили, используя для этого иголки какого-то местного хвойного дерева. Иголки следовало жевать, сок из иголок пенился, счищая зубной налёт, не хуже самой дорогой зубной пасты. Однако! Действительно, сказка.

Приведя себя в порядок, я вышла в гостиную, где за большим пустым столом, укрытым белоснежной скатертью, уже сидела Эмилия. Интересно, она меня чай пить позвала, а стол пустой. Ждёт, когда я приду?..

Сзади послышалось натужное пыхтение, я обернулась… ой, в дверях, ведущих, вероятно, на кухню, показался пузатый самовар. А кто его несёт, гномы? Мама!.. Самовар медленно плыл по воздуху, оставляя за собой длинный шлейф из белого пара. Сам! Сам по себе. Вот это я попала… в сказку…

Пролетая мимо меня, самовар скосил в мою сторону резную крышку, презрительно пыхнул паром. Ой, подумаешь! Дзинь! Распахнулись дверцы буфета, и чайные блюдца, вырвавшись на свободу, помчались к столу, как летающие тарелки, а за ними следом, весело звеня, гнались чашки. Следом за ними неторопливо пробренчала коробочка с ложками, которые позвякивали, толкая друг друга и шумно ругаясь, и медленно проплыла пузатая сахарница, осторожно придерживая крышку фарфоровыми ручками. Прогремела плетёнка с баранками, а из кухни примчались тарелки с едой. Фея окликнула меня:

— Ты чего застыла? Садись за стол.

И, кажется, только тут летающий сервиз заметил нового человека. Яркие цветы, которыми была расписана посуда, превратившись в глаза, подозрительно уставились на меня, как будто ожидая подвоха. Самовар сверкнул начищенным боком, пыхнул паром. Мне показалось, что он прищурил резной узор крышки перед тем, как важно спросить:

— Это та самая?

— Да,— Эмилия кивнула.

Я тряхнула головой. Бред какой! Ущипнула себя за руку. Нет, не сплю. А хозяйка дома насмешливо глянула на меня, сказала:

— Я же говорила, что я — фея. Или ты до сих пор не веришь?

— Это ради меня такой цирк? Или вы каждый день представления даёте? — я осторожно села на стул. Если тут посуда летает, то стулья вполне могут бегать, а стол брыкаться.

Эмилия оглядела стол, крикнула в сторону кухни:

— Чайник, тебе особое приглашение требуется?

— Не заварено! — донеслось из кухни ворчливое.

Сидя напротив феи, я разглядывала её в свете дня. Красивая, но излишне круглая, прям, как колобок, и курносый нос выглядит свиным пятачком. И зачем ей этот дурацкий парик с буклями в три ряда? Своих волос нет? Но парик — это ерунда. Фея была странной. Она была моей ровесницей или чуть старше, но казалась древней, как пирамиды. В карих глазах волшебницы плескалась такая тоска, как будто ей предстояло по сотому разу пересматривать очень скучное кино. Почему? Может, феям так положено?

 

Предыдущая запись

Часть 1

Следующая запись

Часть 3