Часть 6

Древний автобус, надрывно чихая, как старая больная кошка, медленно выкатил к станции, остановился, дёрнувшись, словно в предсмертной агонии. Я выбралась из салона и пошла к лесу окольной тропой, не желая ловить на себе настороженные взгляды жителей. Пройдя мимо огромной усадьбы — дома Матвеевых, — скользнула взглядом по дому отцовых родителей. В доме фельдшерицы и путевого обходчика давно жили другие люди, меняли всё, как душе заблагорассудится.

Так, стоп! Я не буду плакать! Не буду. Резко развернувшись, я пошла к старому дубу, туда, где когда-то, кажется, в прошлой жизни, какой-то парень утащил меня в другой мир.

Да! Я решила вернуться. Не сказать, чтобы я сильно мечтала снова оказаться в мире королей, принцев и фей. На королей и принцев я уже насмотрелась, и больше встречаться с ними не планировала, но свидания с феей ждала, дождаться не могла, прикидывая, как выскажу ей всё, что думаю! Зараза! Мало того, что выкинула меня на два года вперёд, так ещё и морду чужую всучила. Приду, потребую, чтобы вернула немедленно! Моя простенькая мордашка, и рядом не стоявшая с эталонами красоты, оказалась дороже всего на свете сразу, как только мне пришпандорили чужое лицо. Конечно, я хотела вернуться, чтобы снова стать собой. И это была первая и самая важная причина.

Второй причиной стало то обстоятельство, что пока я бегала по балам в другом мире, прошло два года, за которые много воды утекло. Когда я добралась до своей комнаты в институтском общежитии, там уже не было ничего моего. Бывшая соседка и новенькая девушка, узнав, что я — давняя школьная подруга Изабеллы Коробкиной, доложили, что Коробкина умерла два года тому назад.

Оценив новость, я поняла, что грядут серьёзные проблемы. У меня с собой был только один документ — загранпаспорт и то обычный, без биометрии, потому доказать, что я — Изабелла Коробкина — было почти невозможно, а получить проблемы — запросто. Если Коробкина умерла, то откуда я взяла её паспорт? Украла, ясный пень. Нет, это не доказательство, а, наоборот, компромат. Представив, что нужно будет сделать, чтобы с чужим лицом доказать, что я — это я, поняла, что проще вернуться в чужой мир.

Добраться до родного городка оказалось несложно — водители междугородных автобусов, идущих в южном направлении, спрашивали наличие только одного документа — купюр Банка России. Приехав в родной город, пошла домой. В моей квартире жил двоюродный брат с женой и ребёнком, который сказал то же, что и бывшая соседка по комнате: Коробкина умерла. Я даже не стала спрашивать, куда дели мои вещи, предполагая, что их выбросили, но не желая точно знать и травить себе душу. Выйдя из дома, ставшего чужим, огляделась по сторонам, вспоминая, какие магазины находятся поблизости. А зачем мне магазин?.. Чтобы купить что-то ненужное?.. Да, чёрт побери! Тут куплю, а там продам. И я бодро потопала в сторону центра, планируя купить что-нибудь в ближайшем ювелирном магазине, но в итоге не ушла дальше магазина с инструментами. Прикинув, сколько у меня денег, я поняла, что за алмазные свёрла и надфили мне в другом мире заплатят больше, чем за то дешёвое золото или серебро, на которое у меня хватит денег в этом. Потому я отоварилась в магазине инструментов, а на выходе, налетев на какую-то тётку, обогатилась ещё одной классной идеей. Тётка, которую я задела, сходу начала орать, что из-за таких дур, как я, ей придётся покупать новые колготки. Глянула на ноги тётки. Да, дыра мощная, но я тут совершенно не причём... Ой, колготки! Мне же тоже нужны! И не одни! Если мужик не купит инструменты, то тётка за чулки с силиконом и лайкрой душу дьяволу продаст. Оставив всю имевшуюся у меня наличность в магазине косметики и прочей женской муры, я еле-еле наскребла мелочь на автобус.

Теперь же, стоя среди деревьев, я обзывала себя последними словами. Ну, как я попаду в другой мир? Как? Нет, это надо было быть совсем идиоткой, чтобы решить, что я смогу вернуться. Хотя бы попыталась вернуться в том месте, где вошла!.. Тут я застонала от полного бессилия. Ну, почему я не подумала?.. Почему? Вернулась бы туда, нашла вход!.. А где я сейчас вход найду в другой мир? Попрошу? Пустите, мне очень надо в другой мир, мне там должны?

Хлоп! Прямо передо мной возникла арка, светящаяся нежно-голубым светом. Отойдя от изумления, я схватила рюкзак, и не вошла, а прыгнула в проход, испугавшись, что тот закроется раньше, чем я войду.

 

Треск, удар током. Плюх! Я шлёпнулась на пятую точку, вскрикнула от боли. Куча прошлогодней листвы, в которую я упала, не особо смягчила приземление. Ой, а тут холодно! Бр-р. И какой чёрт понёс меня в другой мир на ночь глядя? Надо срочно искать место, где переночевать.

Или бог действительно дураков любит или в другом мире меня пожалели, и дали войти совсем недалеко от лесной избушки, стоявшей в гуще леса. Судя по количеству снега перед входом и пыли внутри, в заброшенном домике давно никого не было, что порадовало и внушило надежду на лучшее.

Забравшись внутрь и осмотревшись, я начала растапливать огонь, воспользовавшись чьей-то добротой и запасливостью — у очага были аккуратно сложены дрова. Глядя на разгорающийся огонь, я уговаривала себя, что лиха беда начало. Испорченная меркантильными временами, я считала, что главная проблема в жизни — отсутствие денег, — и наивно полагала, что как только я добуду деньги, проблемы испарятся.

Проснувшись под утро в стылой избушке, я подскочила, начала суетиться, греясь на ходу. Вчера я провела инвентаризацию в домике и выяснила, что тут есть ржавый котелок и пара корявых глиняных стаканов. Смогу кофейку попить.

Набрав в котелок воды из ручья, подвесила его над очагом, достала из рюкзака пакетики с кофе «Три в одном», упаковку печенья. Пока закипала вода, взяла айфон, изучила карту и выяснила, что до ближайшего городка под названием Елхов — не больше пяти километров. Добегу, не развалюсь, заодно и согреюсь. Попив кофейку с остатками еды и спрятав в дальний угол избушки рюкзак с ненужными пока вещами, я отправилась в город.

Путь меня ожидал недальний, но дорога напоминала кисель из грязи и навоза, и идти по ней было не так и просто. Правда, вскоре у меня появилась возможность сократить путь. Сначала я сильно испугалась, когда услышала громкий разговор, но прислушавшись, поняла, что ругаются муж с женой, а вскоре я их и увидела. Мужик и толстая бабища топали по тропинке, ругаясь, на чём свет стоит. Баба хотела идти по дороге, а мужик орал, что ради её удобства не будет давать крюк в два километра. Подойдя к тропинке, срезающей путь, и поглядев на жену, которая еле-еле перебирала ногами, мужик плюнул, сказал с досадой: «Вот же раскормил корову! Ладно, по дороге пойдём, а то придётся на себе тащить». Они пошли по дороге, а я, дождавшись, пока они скроются за поворотом, юркнула на тропинку, вившуюся по крутому склону холма.

Вскоре я поняла, почему мужик передумал. Идти по раскисшей тропинке, петляющей меж камней, было тяжело даже мне — молодой и спортивной. Не пройдя и половины пути, я прокляла своё желание сократить путь. Шла бы по дороге, как все, нет, чёрт меня дёрнул! Но зря я ругалась. Минут через десять склизкая тропинка превратилась в хорошо утоптанную колею, по которой с лесопилки в город таскали тяжёлые плоскодонки с дровами, что значительно подняло мне настроение, и я не заметила, как преодолела подъём, выйдя из леса на простор — луг или поле, за которым начинался Елхов.

Ух, ты! Елхов был красив! Белоснежные стены домов, красные крыши, зелёные сосны. А летом, наверное, ещё красивее. Но долго разглядывать городок я не стала — сначала дела.

Тропинка привела меня в узкий проулок, который, попетляв по задам участков, выскочил на одну из улиц городка...

Предыдущая запись

Часть 5

Следующая запись

Часть 7