Часть 15

Я не особо интересовалась ценностями, имевшимися в королевстве, но, несмотря на это, мне быстро доложили, что вход в королевскую сокровищницу Кастелро охраняет любимый кот Ядвиги. Когда я узнала о том, кого поставили охранять королевские ценности, подумала, что по дворцу можно рояли таскать, никто ухом не поведёт, а если и поведёт, то его мяуканья никто не услышит. Но жизнь доказала, как я ошиблась. Страж королевских сокровищ показал, на что способен! Весь дворец на уши поднял, сирена пароходная.

Услышав вой, я ахнула от неожиданности, и викинг среагировал стремительно: метнулся в мою сторону, схватил, зажав рот ладонью и прижав к стене, чтобы не рыпалась, прислушался. На лестнице уже гремела-звенела железом группа быстрого реагирования. Молодцы, лихо работают. Кот заорал минуту назад, а в коридоре — шаги, лязг оружия, начальник охраны раздаёт указания, приказывая обыскивать комнаты гостей. Меня тоже? И меня тоже. В дверь постучали. Начинается! Из-за двери послышался приказ: «Давайте ключи». Не заперто!

Незваный гость схватил меня за руку, потащил в спальню. Сорвав с себя длинный кожаный жилет, бросил на пол, рванул рубашку так, что пуговицы полетели во все стороны. Обалдев от такой наглости, я просто окаменела, пялясь на викинга во все глаза, а он не церемонился: стащил с меня халат, бросил на пол рядом со своей одеждой. А в гостиной уже стража грохочет сапожищами — видимо, поняли, что дверь не заперта. В последний момент, перед тем, как открылась дверь, викинг схватил меня в охапку, бросил на кровать, сам свалился следом, придавив сверху, и впился поцелуем в мои губы.

 

Войдя в спальню королевской родственницы, начальник королевской гвардии бросил короткий взгляд на живописно разбросанную по полу одежду, перевёл глаза на парочку, слишком занятую друг другом, чтобы обращать внимание на шум в соседней комнате. Мужчина, не прерывая своего занятия, чуть повернул голову и, увидев офицера, небрежно помахал рукой, предлагая выметаться из комнаты. Начальник гвардии понимающе кивнул и, насмешливо отсалютовав шпагой, вышел из спальни, прикрыв за собой дверь. В гостиной раздалось бряцание оружия, тяжёлые шаги. Наступила тишина.

 

Спихнув с себя хама, разбившего мою репутацию в пух и прах, я брезгливо вытерла обслюнявленное лицо. Вскочила с кровати, подняла с пола камзол и швырнула в незваного гостя, приказав выметаться. К чёртовой матери! Викинг окинул меня ледяным взглядом, как будто я его сама пригласила, а теперь выгоняю. Да иди ты… Я популярно объяснила, куда он может идти. Незваный гость сверкнул глазами, схватил одежду, вышел. Сволочь! Разгромил мою репутацию в пух и прах! Второй раз!

Пройдя в гардеробную, начала одеваться, под аккомпанемент издевательского хохота: Сквич, во время обыска прятавшийся под кроватью, ржал надо мной, как конь, подпрыгивая на каминной полке от избытка эмоций. Зараза! Конечно, ему-то что? Ему никто репутацию не портил!

Поскольку сон мне перебили, я решила попить чайку. Не дали. Минут через десять пришёл лакей, сказал, что всех вызывают в тронный зал.

К счастью, придворные пока были не в курсе, кого нашли в моей спальне. На меня никто особого внимания не обратил. Когда собрались все, одна из боковых дверей отворилась, и в зал вошёл Гейнц, застёгнутый на все пуговицы, следом офицер вёл на поводке Маурицио, вернее, не вёл, а тащил. Кто-то напоил кота валерьянкой от пуза, и идти кот был не в состоянии, но концерт выдавал!.. Залюбуешься. Кот мяукал, рычал, завывал, как привидение. Маг что-то сказал офицеру и тот пошёл вдоль строя придворных, таща за собой кота, а Маурицио, испытывая прилив любви ко всему человечеству, кидался к каждому, обхватывая ноги людей лапами, и громкими воплями выражал любовь к щедрым людям, подарившим ему такой праздник. Я усмехнулась, глядя на этот концерт. Коту, вместо того, чтобы проводить следствие, следовало бы дать выспаться и опохмелиться. Наверное, Гейнц подумал так же, поскольку отозвал офицера и приказал отвести кота назад, в подземелье. Стражник потянул животное за поводок, ноги Маурицио подкосились, и он упал на паркет. Глухо выругавшись, охранник потащил несчастного пьянчугу назад в подвал, а кот ехал следом, вытирая пол собственной шерстью и оглашая зал радостными воплями. Гейнц отпустил всех, и вышел, не глядя по сторонам.

Я выскочила из зала одной из первых, помчалась к себе. Быстро переоделась, рассовала ценности по потайным карманам, радуясь тому, что придворная мода подразумевает широкий кринолин, в котором собрание сочинений Ленина можно спрятать, и затихла, ожидая, когда успокоится взбаламученный дворец, хотя... кот такой бардак устроил, что до завтрашнего утра колготиться будут, но вдруг?.. И это «вдруг» произошло: около семи утра, когда я поняла, что удрать не удастся, и собиралась идти спать, за мной пришли.

Офицер королевской гвардии проводил меня в тронный зал, где в дальнем углу, у кресла, в котором развалилась Ядвига, стоял Гейнц и слушал, что ему говорит великий магистр. Выслушав длинную тираду старикана, Дитрих помолчал немного, что-то сказал. Великий магистр захихикал, мелко кивая головой. Ядвига никак не отреагировала, но, судя по мутному взгляду, её величество была с великого похмелья, весь мир ненавидела, и, кажется, мне сильно повезёт, если меня просто выгонят из дворца.

Гейнц сделал небрежный жест рукой, подзывая офицера охраны. Коротко отдал приказание, офицер кивнул, вышел, почти тут же вернулся в компании двух гвардейцев. Если я правильно поняла, это мой эскорт? Нет, неправильно. Конвой.

Меня отконвоировали в подземелье, но я не успела сильно испугаться, что огребу тюремный срок. Всё оказалось не так. За мои провинности меня просто выпороли бичом, который рвал одежду в клочья, оставляя на спине длинные кровавые полосы. Били недолго, но и этого хватило. Как я брела к тюремному возку, помню плохо, а что везли долго, поняла только по тому, что наказывали меня рано утром, а из кареты вытаскивали поздно вечером. К этому времени я уже немного отошла, слышала, что творится вокруг. Сначала возок остановился, кто-то проорал, что везут Маргариту Кински, по указанию его магичества. Вслед за этим что-то загремело, зазвенело, натужно заскрипело. Опускают подъёмный мост? Карета проехала по деревянному настилу, гулко грохоча колёсами, сделала полукруг, остановилась.

Открылась дверь. Мужской голос произнёс:

— Выходите.

Собрав последние силы, кое-как встала, выбралась из кареты и, оглядевшись по сторонам, поёжилась. В какой-то замок приехали. Бр-р. Ночь на дворе, факелы освещают только небольшое пространство вокруг себя, а по углам, кажется, все черти округи сидят, ножи точат. И что это за заведение? Бухнула дверь, на крыльцо вышли какие-то мужики. Встречают гостью? Кто-то спросил:

— А что это?

Не что, а кто. Я ещё пока — кто. Подняла голову на голос. Мама моя родная! На крыльце стоял Линц, в компании простецкого парня с рязанской мордой, серыми глазами и рыжими волосами, торчащими в разные стороны.

 

Предыдущая запись

Часть 14

Следующая запись

Часть 16