Часть 18

— Папа и так далее, — фыркнула змея, укорила: — Думать надо, когда делаешь.

Да теперь уже поздно.

— И то верно. Но тогда тебе обязательно надо попасть в Ройтте. Если квадрилиус тебя признает, то ты станешь наследницей Трёх королевств.

Так, минуточку! Давайте уточним. Я стану или Маргарита Кински? Змея открыла рот, помолчала, закрыла. Подумала немного, уточнила, в каком виде я была, когда на голову обруч цепляла. Узнав, что была Коробкиной, рептилия подвела итог:

— Значит, королевой Трёх королевств станет Коробкина. Ещё бы знать, за что ей такая честь?

Вот именно. Но это ещё не всё, и я продолжила рассказ. Дойдя до момента, как я попала в Кастелро, я спросила у змеи, как так может быть, что у меня время не сходится. Рептилия уточнила:

— А ты не помнишь?

Я покаялась, что всё проспала, а потом пришлось складывать два и два. Подумав немного, змея выдала:

— Когда вас меняли, тебе сразу дали чужое имя, и ты вернулась в этот мир уже Маргаритой Кински. Может, именно поэтому тебя и поймали — искали Маргариту.

— И возраст внушили?

— Да. Может, и ещё что-то, о чём ты и понятия не имеешь.

И как узнать, внушили или нет? Змея прошипела, что это знает только тот, кто колдовал. Класс! Если бы я ещё знала, кто это делал и где! Но что дальше? Что делать с этими проклятыми королевствами?

— Можешь предъявить права. Орден не будет оспаривать.

Да? Интересно — почему? На этот вопрос змея не ответила, перевела разговор. Театрально хлопнув себя по лбу, типа — забыла, змея показала кончиком хвоста в дальний угол пещеры:

— Сходи-ка ты туда.

Ну, схожу. Я прошла, куда было сказано. Рептилия приказала откатить в сторону камень, лежащий на земле. Ну, откачу.

— Рой.

Блин! Ногтями? Но долго копать не пришлось. Земля была мягкая, как будто уже кем-то взрыхлённая, а на глубине в пару сантиметров я наткнулась на что-то твёрдое. Выкопала небольшой бренчащий мешочек. Открыла. Внутри оказался длинный кожаный шнурок, увешанный железками. И что, это ключи от заветной каморки папы Карло?

— Да, это ключи от тронного зала, от потайного хода, ведущего в башню из королевских покоев, расположенных на третьем этаже южного крыла и от потайной двери в фундаменте южной башни.

Ого! А как они тут оказались?

— Секретарь принёс.

Тот самый, который?..

— Да.

А он знал, что это — настоящие ключи?

— Все уши прожужжал, пока его не нашли и не прибили за них, — посетовала змея без тени сожаления.

Кто искал?

— Не знаю, он не представился, и очень быстро удрал, когда меня увидел.

Как я его понимаю. Если бы у меня лодка была, я, может быть, сделала то же самое. И жаль, что не сделала. Нажила себе проблем. Теперь придётся возвращаться в Елхов, где в заброшенной сторожке лежит рюкзак с вещами, а потом идти в Ройтте, знакомиться с квадрилиусом. Надеюсь, он меня не признает. Но как добраться до этого проклятого королевства? Что сделать с лицом? Как-то мне уже разонравилось гулять по миру в шкуре Маргариты, к такой красоте прилагаются побочные эффекты, на которые я не рассчитывала. Змея выслушала, почесав маковку кончиком хвоста, задумчиво протянула:

— То есть, в добавление ко всем неприятностям, уже свалившимся на твою голову, ты хочешь, чтобы в ордене узнали, что ты умеешь колдовать? — сказав это, рептилия тут же поправила себя, — вернее, колдовать ты не умеешь, но можешь и хочешь известить об этом весь мир?

И я утёрлась. Ещё не хватало, чтобы великий магистр узнал о моих способностях и моём происхождении.

 

Мне пришлось задержаться на острове. Купание в холодном море не прошло даром, да и побитая спина болела. Сколько можно себя уговаривать, что мне не больно? Нет, мне больно, знобит, голова трещит, на куски разваливается. Да и со змеюкой интересно было поболтать. Огромная рептилия оказалась очень осведомлённой в делах Трёх королевств, и точно знала, кто самостоятельно отправился на тот свет, а кому помогли. Вот только она или не знала, или не хотела говорить, кто именно и кому помог. Но, если брать Кински, то там все хороши, насколько я понимаю. Родственников хлопают, как тараканов тапками.

За время короткого отдыха на острове меня не раз посещало странное чувство. Я сижу в паре метров от огромной змеищи, которой я — на один зуб, и мне совсем не страшно, но от одной мысли, что придётся перебираться на материк и идти к людям — мороз по коже. Змея, узнав о моих страхах, философски заметила, что люди — самые страшные звери. Открыла Америку!

Может, я бы ещё посидела в тишине и покое, но рептилия, научив меня кое-каким штучкам, и поведав кое-что о магии, вытолкала взашей, сказав, что нечего тут сидеть, как на курорте. Напомнила мне о моих королевских обязанностях:

— Работать надо, ваше величество.

Пришлось собираться в путь. Лодку я быстро сделала. Небольшую, узкую, скоростную, да ещё и под парусом. Утром глянула на небо, чистое, как будто вымытое, поняла, что самое оно — в путь отправляться. Рептилия сообщила, что ветер попутный, но завтра такого счастья уже не будет — и погода испортится. И откуда она знает? Змея прошипела ехидно:

— Кости ломит к непогоде.

Холера! Издевается. Какие у тебя кости? Челюсть наизнанку выворачивает?

Долгих проводов не было. Змея дала мне последнее напутствие, сказав, чтобы я не оставляла после себя следов. Я не поняла, и мне, как маленькой девочке разжевали:

— Никогда и нигде не оставляй свою обувь. Забирай обязательно. Жги, колдуй с глаз долой, но не оставляй. Всё, давай, до свиданья.

И меня банально выставили с острова, пожелав удачи в пути. Если бы у змеи ноги были, наверное, ещё бы и пинок под мягкое место отвесила. Мне было немного обидно, но и змею понять можно. Я ей что, лучшая подруга?

До материка я добралась достаточно быстро. Высадилась на берег и сразу же начала разводить костёр — замёрзла в пути. Заодно и лодку спалила, чтобы следов не оставлять, как змея учила. Тут же вспомнила, как туфлю бросила, сбивая викинга со следа. Интересно, где она сейчас? А нигде! Она будет только в следующем году, и я её обязательно заберу!

Отложив на дальнюю полку то, что ещё не случилось, занялась сегодняшним днём. Перво-наперво надо добраться до места входа в этот мир. Так, как там змея учила? Через пару минут у меня в руках была карта местности, на которой тонкой линией был отмечен самый короткий маршрут, а рядом — циферка двести. Двести километров пёхом. Дней десять, если не надрываться. А мне есть куда торопиться? И тут я очень вовремя вспомнила о рюкзаке, в котором валялась корона Трёх королевств. Нет, придётся поторопиться. Может, коня купить? Сколько там у меня серебра? И тут я поняла, что серебро, если и есть, то на корабле, в сундуке. Класс! Вот же я дура-а-а! А, нет, я ещё могу продать что-нибудь ненужное. Есть у меня что-нибудь дорогое и ненужное? Серьги? Нет. Это родители дарили. О, есть ненужное и очень дорогое. Специи! Щаз наколдую... Тут же прям услышала насмешливое уханье птицы, которая давным-давно порадовала, что создавать товар на продажу нельзя. Существует старинный эдикт, согласно которому за такое грозит весьма строгое наказание. Мага в тюрьму посадят, а меня ведь могут и на костре сжечь. Вот только не хватало сгореть заживо только потому, что лень было прогуляться пешком. И я смирилась с тем, что ожидает меня дорога дальняя.

 

Предыдущая запись

Часть 17

Следующая запись

Часть 19