Часть 2-6

Прочитав весьма поучительную историю Ройтте, я задумалась: почему Хельмут строил всё сразу? Почему не построил небольшой кусок и не показал всем, что поезд прекрасно ездит без магии? Боялся, что тогда не дадут достроить или не знал о ребордах? Поскольку на этот вопрос ответа не было, я решила узнать, чем богато Ройтте. Начала изучать данные и удивилась, как королевство умудрилось обнищать?

Я начала с поезда. Хотела узнать, какой двигатель приводит его в движение. Оказалось, что поезд движет нечто вроде локомотива на бензиновой тяге! Бензин? Откуда? Начала изучать вопрос, ничего не поняла. Бензин — минерал? Камень? Хихикая, как крыса Шушера, я задавала вопросы айфону, представляя, как они водку ложками едят. Магический прибор выдал справку о бензине. Оказалось, что это — местный минерал, крошка которого используется в турбине. Сверху магнит, снизу — магнит, в середине — бензиновая крошка. Крошка, попав между плюсом и минусом, начинает вращаться, приводя в движение лопатки. Вот такая арагупега.

Узнав об этом, я попросила показать местную минералогию, которая оказалась круче любой научной фантастики. В этом мире были минералы, из которых можно было делать пластик, карбон, резину, герметик! Офигеть! А стружка того самого тайда, хвоей которого я уже не первый день чищу зубы, была лучшим в мире стиральным порошком, которым, кстати, никто не пользовался, а кора этого дерева за неделю могла превратить содержимое сортира в питьевую воду! А я-то думала, что Ройтте — нищее мыши на стекольной фабрике. Да это ж Клондайк! Эльдорадо.

Что там змея говорила? Ройтте пойдёт с молотка? Да куда там! Если правильно поставить дело, лет через пять Ройтте Нейлин с потрохами купит, если управляющий захочет. Тут я сразу вспомнила упрёки рептилии, которая переложила на меня вину за разорение этого королевства. Ну, вообще-то, в очереди виноватых я — последнее звено... а, раз я крайняя, то придётся исправлять.

 

Я просидела у квадрилиуса очень долго. Устала, оголодала. Хотела наколдовать еду, но передумала, пошла на кухню. Там натолкнулась на шенка. Троянски мне не особо обрадовался. Спросил, что я хочу, недовольно заметил, что обед будет через час, и выставил восвояси.

Так, надо чем-то занять себя до обеда. Пошла к Мартину. Тот не гнал, хоть и косился. Исполняя роль маленькой девочки, я лезла с вопросами, но вести светские беседы с Мартином было очень тяжело. Секретарь или не отвечал, или виртуозно уходил от серьёзных разговоров — ла-ла-ла, вокруг угла, хлоп, и мы обсуждаем ценность навоза, как удобрения. Я поинтересовалась, почему Линц так квасит. Ему заняться нечем? Мартин пожал плечами:

— Я не считаю нужным обсуждать действия Максимилиана.

— А я обсуждаю не действия, а образ жизни.

— И это тоже, — Мартин даже не улыбнулся. Зараза!

— Ну, да. Что ж тут обсуждать?.. Пижон, пробы негде ставить.

— Если вы об очках, то это исключительно по той причине, что как-то Максимилиана пытались ослепить, с тех пор он защищает глаза от света.

Да? Ну, извините, я не знала. Думала, что выпендривается.

— Зачем? Без жены не останется.

Не став напоминать, что один раз уже остался, согласилась, что на такого плейбоя всегда желающие найдутся. Особливо, если не будет квасить по-чёрному, как сейчас. А Линц квасил! Отрывался, как будто с вечной каторги дембельнулся. Гонял во главе банды по всему королевству, кажется, поставив целью не пропустить ни одного поместья. Правильно. «Если ты счастлив сам, счастьем поделись с другим». Он и делился, щедро, с размахом. Пил, гулял, играл. Обыграл одного из местных помещиков, получив в качестве выигрыша какие-то пустоши. Дуракам и пьяным — счастье? Забрав выигрыш (документ имеется в виду), отправился дальше.

 

Заполняя прорву свободного времени, я постоянно шастала в башню, к квадрилиусу. И, чем больше я изучала возможности огромной бандуры, тем больше видела сходство с компьютером, подключённым к Интернету. В квадрилиусе можно было найти всё: карты, биографии и фотографии, разные данные и сведения, почитать новости или посмотреть их в прямом эфире, с единственным недостатком — за всем этим надо было бегать в башню. Я понимала, что когда-нибудь добегаюсь — меня выловят, и ломала голову, как обезопасить себя, но решение нашлось только, когда я вспомнила о смартфоне, валяющемся в ящике комода. Если квадрилиус полон энергии, то почему нельзя зарядить айфон, а если система работы магического прибора сходна с компьютером, то неужели нельзя скопировать программы? Сквич не понял, что я хочу сделать, а я не стала объяснять. Всё сам увидит.

Сначала я сбегала в дворцовую мастерскую и запаслась куском медной проволоки, и отправилась в башню. Когда я сунула один конец проволоки в углубление на верхней кромке квадрилиуса, Сквич возмутился:

— Ты что творишь? Я же тебе говорил, что тут нужна шёлковая нить, смоченная водой!

Да, Сквич поведал мне, что раз в сколько-то там лет маги делают из одного квадрилиуса другой, используя для этого шёлковую нить, смоченную водой, но они так делают исключительно потому, что не знают законов физики. Шёлк — диэлектрик, а то, что он искрится, ничего не значит, но кто тут об этом знает кроме меня?

Так вот, воткнув один конец проволоки в гнездо квадрилиуса, а второй — в айфон, я начала искать программы или как тут это называется? Сквич молчал, но всем видом показывал, что я делаю великие глупости. Но птицу я посрамила, создав из айфона нечто невиданно-неслыханное — не квадрилиус, конечно, но что-то похожее на дистанционный пульт управления с функциями телевизора, подключённого к онлайн-ТВ. Сквич только поражённо кудахтал, когда я, выйдя из башни и закрыв дверь, включила основной квадрилиус, который начал транслировать похождения Линца по городам и весям.

Вернувшись в башню, спросила:

— Ну, как тебе? А все ли лесные феи так могут?

Птица нахохлилась, ничего не ответила. Если так дело пойдёт и дальше, то я смог убедить птицу, что пришла из другого мира.

 

Через неделю после отъезда Линца в винно-водочный тур, вернулся Валевски. Дело было вечером, после ужина, когда я пришла к Мартину в предбанник, узнать, скоро ли вернётся Линц. Аристократ вломился в комнату, распахнув дверь во всю ширь. Радостно улыбнувшись, он дурашливо поздоровался, снимая с головы шляпу:

— Наше вам с кисточкой. Мартин, кофе! — и запулил шляпу в дальний угол, как летающую тарелку.

Ничего себе! Наш аристократ и так может? Но дальше было ещё интереснее.

Валевски попытался сесть на стул, но, промахнувшись, свалился на пол. Заржал, начал вскарабкиваться на стул, как альпинист на Эверест, тихо матерясь себе под нос.

— Берт! — рявкнул Мартин.

— Март! — в тон ответил аристократ, и скороговоркой протарахтел, — апрель, май, июнь, июль.

— Ваше сиятельство, ведите себя прилично, тут дамы! — секретарь решил привести Валевски в чувство, но тот отреагировал не так, как рассчитывал Мартин. Радостно оживившись, и встрепенувшись, как петух на навозной куче, аристократ воскликнул:

— Где, дамы? — и, увидев меня, разочарованно протянул, — а-а-а! Это полдамы.

А он нормальный?

— Берт! — возмутился секретарь, но Валевски смущаться и не подумал. Угнездившись на стуле, как на насесте, аристократ махнул рукой, сказал:

— Тут до дамы ещё расти и расти.

Мартин смутился, а я озадачилась, не зная, расстраиваться или радоваться тому, что меня держат за ребёнка. Валевски, воспользовавшись нашим молчанием, выдал очередной перл. Ударив кулаком по столу, он гаркнул:

— Где кофе? Мать...

— Мадам, идите к себе, — попросил Мартин, показал рукой на дверь, но я сделала вид, что не услышала. Может, секретарь банально выставил бы меня из комнаты, но тут в приёмную влетел лакей с подносом в руках. Валевски начал материть замешкавшегося слугу, я тихонько отошла в сторону, скрываясь за большим шкафом, стоявшим у выхода. Мартин, выставив слугу, налил Берту кофе, оглянулся, тихо сказал, — хватит выступать, не в шалмане.

— Я, между прочим, такое тебе принёс, а ты, как не родной! — обиделся аристократ, полез за пазуху и, достав какую-то бумагу, залитую вином, подал Мартину. Тот брезгливо принял лист, развернул, прочитал. Удивлённо приподняв бровь, спросил:

— Чьими стараниями такое счастье?

— И...

— Тш-ш-ш, — шикнул на Валевски секретарь, пригрозил, — язык укорочу.

Оба-на! А с виду весь такой почтительный к аристократу. Но Берт не стал огрызаться, а неожиданно мягко сказал:

— Не надо, я — хороший.

— Да уж! Куда ещё хорошее-то, — съязвил Мартин, добавил, — только и знаете, что квасите.

— Сам не хочешь попробовать? — обиделся аристократ, — так давай, а я тут порулю.

Как всё интересно-то! Мартин отошёл к столу, присел, роясь в ящике, и теряя из виду входную дверь. Я быстренько воспользовалась этим обстоятельством, выбралась из предбанника в коридор, встала у двери. Слышала, как стукнул, закрываясь, ящик. Как Мартин сказал: «На, ешь». Что ел Валевски, не знаю, но местный «Алкозельтцер» действовал мгновенно. Через пару минут Валевски с облегчением сказал:

— А, как хорошо, — помолчав, вздохнул устало и сказал неожиданно трезвым голосом, — пойду-ка я спать.

Я быстро промчалась по коридору, скрываясь за углом. За спиной послышался грохот. Так! Кажется, не вынесла душа поэта. Вернувшись, выглянула в коридор. Берт лежал на полу, храпел, как трактор на меже. На грохот начали сбегаться слуги, а я тихонько ушла к себе. Тут уже ничего интересного не намечалось, а надо же узнать, почему наш аристократ так напился. Узнала...

Вчера вечером Линц и его банда добрались до княжества Лисницки. Князь гостям не обрадовался, но принял, куда деваться?.. Банда нажралась знатно, и тут Лисницки, видимо, решив сделать пакость новому управляющему, предложил его светлости купить лес на дрова. Линц согласился, и, будучи сильно пьян, не стал выяснять, что за лес предлагают купить. Купил. За копейки, но купил. Обмывая покупку, поспорил с князьями — отцом и сыном, что перепьёт их. Лисницки, видя, что Линц уже еле тёплый, согласились, и проиграли, и теперь за свой счёт корчуют и возят на королевские склады проданный лес.

А что за лес Линц купил? Тайд?.. Так, я не поняла! Линц за копейки купил две рощи тайда и довёл дело до того, что теперь эти рощи бесплатно выкорчуют и привезут на склад? А какие земли он выиграл? Глянула. Твою красноармейскую! Он выиграл кусок земли, по которой проходила Декавилька! Холера!

 

Предыдущая запись

Часть 2-5

Следующая запись

Часть 2-7