Часть 2-8

Линц с собутыльниками появились во дворце во второй половине дня — я еле успела удрать из столовой. Пьяная орущая компания промчалась по дому, сея разрушения на своём пути, и приземлилась в зале для приёмов. Линц на троне, остальные — вокруг, как охотники на привале. Лакеев загоняли за спиртным и закуской. Звали Троянски, но тот, услышав приглашение, скривился, как будто его звали в теплотрассу, к ящику, накрытому газеткой. Но пьянка долго не продлилась.

На закате открылись ворота, во двор въехал одинокий всадник. А это кого принесло? Слуги метнулись навстречу, давая понять, что приехал очень важный дядька. Но кто? Приехавший так старательно скрывал свой лицо в густой тени широкополой шляпы, что узнать, кого принесло, не представлялось возможности. Но дальше стало ещё интереснее и загадочнее. Встречать гостя вышел Мартин, начал докладывать, что творится во дворце. Следом примчался Троянски, принялся поддакивать, ябедничая на Линца, притащившего в дом всю окрестную шваль. Приехавший внимательно слушал, но молчал и никаких указаний не отдавал, а вскоре стало и не надо. Пока неизвестному докладывали обстановку, один из лакеев, стоявший в дальнем углу, смылся со сцены и прямой наводкой направился в зал, где шло гульбище. Я переключилась на эту комнату, и обомлела. Лакей сказал одному из гостей на ушко, что во дворец кто-то приехал, и гость, кивнув, выполз из зала. Следом — второй, третий. А что происходит?.. и тут в мои двери постучали. Мама!..

Запыхавшийся лакей сообщил, что меня требуют его светлость. Уже?.. Не пойду.

— Мадам, меня просили передать, что вам хотят задать пару вопросов и всё, — попытался успокоить лакей, но куда там! Так я и поверила, что меня лишь на интервью приглашают. Может, шпагу взять? А где тут шпаги? Идя по дворцу, припоминала, где можно вооружиться, поняла, что по пути — не получится. Ну, если что, сбегу через окно!

Лакей привёл меня в кабинет Линца, где уже собралась милая тёплая компания: сам хозяин кабинета, Мартин, Троянски, незнакомый мужик, похожий на каторжанина, и... викинг. Мама дорогая!

Когда я появилась на пороге викинг, сидевший на краешке стола, оглядел меня с ног до головы оценивающим взглядом, спросил:

— Мадам, в Пазолини учат хорошим манерам, но по вам этого не видно. Почему?

Я была сильно испугана, но, несмотря на это, ответила с вызовом:

— Зараза к заразе не пристаёт.

«Каторжанин» заржал. Викинг хмыкнул, задал второй вопрос:

— Мадам, ходят слухи, что вы почтили своим вниманием барона Росси. Это правда?

— Нет.

Викинг дёрнул бровью, переглянулся с «каторжанином», допрос продолжать не стал, сказал, как строгий отец бестолковой дочери:

— Мадам, я понимаю, что в силу возраста вас всё время тянет на подвиги, но не стоит нарываться на неприятности. Займитесь чем-нибудь более полезным.

Чем, к примеру? Пригласить кого-нибудь в гости? Викинг понял не так, сказал, что подружек у меня в ближайшем времени не будет. Ой, так расстроил. Ща умру от горя. И тут «каторжанин» брякнул пропито-прокуренным голосом:

— Да выдай ты её замуж, пусть муж с ней разбирается.

Что? Ой, нет! Только не это. А викинг усмехнулся, достал из кармана письмо, передал «каторжанину», приказав прочитать вслух и с выражением. Мужик развернул бумагу, начал читать:

— Мы, Великий Магистр Евразии и Океании весьма опечалены есть поведением несуразным девы Маргариты Кински. Понимая нежелание семьи девицы за такое непотребство ответственность нести, за лучшее почли передать девицу на воспитание капитану «Толстой Берты».

Кому?

— Мне, — викинг улыбнулся загадочно.

Ой, мама! И я сползла по стене на пол. Над головой зашумели голоса. «Бедный ребёнок». «Ну, да!». «Надо дать ей воды». «Март!». «Апрель, май, июнь, июль». А где-то на заднем плане прохрипело:

— Красава! А ты проставился за такой подгон?

Где я? Кто это говорит? Открыла глаза. «Каторжанин»? А он кто? Викинг, так и сидевший на краю стола, бесцеремонно стянул с Линца очки, нацепил на свой нос и, посмотрев на каторжанина поверх стёкол, указательным пальцем подвинул очки, ставя их на место. «Каторжанин» поднял правую руку и, когда Элк выставил свою лапищу, ударил по подставленной ладони. Кто эти люди? А викинг, подходя ко мне, затянул до боли знакомое: «Гоп-стоп, мы подошли из-за угла», под аккомпанемент весёлого смеха «каторжанина». И я первый раз в жизни упала в обморок.

 

Очнувшись, поняла, что лежу на кровати, в комнате темно и тихо. И что дальше? Тихонько встав, выглянула в гостиную. Нет никого. Пробежала по всем комнатам, убедившись, что чужих нет, закрыла дверь на засов, ушла в гостиную. Как только зажгла свечи, в окно влетел Сквич, начал бухтеть, что я хорошо живу. А это он к чему?

— Скоро ходить разучишься. Всё тебя на руках носят.

Нашёл, чему завидовать. Из этого вертепа с уголовниками надо бежать и, чем быстрее, тем лучше. Достав айфон, посмотрела, что творится во дворце. Удивилась — гости разъехались. Тоже испугались? Ну, я их понимаю. Осталось не так и много народу из тех, кто уже на ногах не стоял, а ещё не уехали барон Росси и тот самый херувим-забулдыга, из-за которого я удрала. Эти двое сидели в одной из комнат дворца, но где — я не поняла. Росси мрачно смотрел в окно, а херувим пил, как лошадь, прямо из горла, и было ясно видно, что ему ох, как страшно. В комнату вошёл лакей. Херувим возмущённо спросил, где заказанное вино. Лакей покачал головой, подошёл поближе, наклонился, тихо сказал:

— Вам лучше уехать, ваша милость.

— Это ещё почему?

— Завтра будут натирать паркет мастикой, мыть лестницы. Будет очень скользко.

Ничего себе! Этакое завуалированное предупреждение: не уедешь, свернёшь шею на лестнице. Однако!

Росси встал, сказал, что уезжает. Херувим рванул следом. А мне что делать? Бежать прямо сейчас, или всё-таки немного подождать? Вот только чего ждать? Что снова придёт?

 

***

 

Чёрт подери! Я не успел толком оценить, чем наградил меня великий магистр, а уже приходится объявлять в розыск маленькую дурочку, сбежавшую, куда глаза глядят. Быстро она собралась! Я и пары часов во дворце не пробыл, а Мартин уже порадовал, что мадам Маргарита пропала.

— Не понял. Как пропала?

— Так. Никаких следов.

Удрала вслед за уехавшим Росси?

— Не думаю, — Мартин покачал головой, укорил, — вы зря отпустили Росси. Надо было спросить, как она и предлагала.

— Предлагала?

— Да.

О, как! Значит, знала, что Росси не сможет подтвердить? Действительно, зря я позволил ему уехать. Но, уже поздно. И где теперь искать малявку? Мартин пожал плечами, сказал, что пока следов нет. Так, будут следы, за ней поеду я.

— Ага! И снова будем искать? Она же от тебя сбежала, — напомнил Ганс.

Никуда не денется.

 

Предыдущая запись

Часть 2-7

Следующая запись

Часть 2-9