Часть 2-15

Свою трудовую деятельность я начала с похода в башню, к квадрилиусу и, поскольку Мартин каким-то образом вычислял моё отсутствие, я решила не поднимать его по тревоге и отправилась в башню ночью.

Дожидаясь ночи, я составила план действий, в котором первым пунктом стояло: создать защиту. Я хотела использовать возможности, присущие магам, которые, желая скрыться от любопытных глаз, создавали заслон, исчезая из поля зрения, как будто и не было их никогда. Но, к сожалению, всё королевство закрыть таким образом было невозможно. Нет, можно, конечно, но очень опасно. Рано или поздно окружающий мир всё же задастся вопросом, куда делось Ройтте. И, если маги выяснят, каким образом королевство исчезло из виду, мы сгорим синим пламенем и в переносном, и в прямом смысле.

Лишь к ужину я придумала, как можно создать защиту и не спалиться, и потом до полуночи конструировала формулу, старательно припоминая все обстоятельства и выставляя условия задачи. Создав прикрытие, я приступила к главному: начала думать, как донести до местной публики ценные сведения, а самой остаться в стороне.

Как мне было известно, местные использовали лишь тайд — зубы чистили, да бельё стирали вручную. Я же знала, как создать стиральную машину, движимую турбиной на бензине. Знала, как использовать пластин для изготовления банок, бутылок и оконных стёкол. Могла изобрести велосипед и даже колёсный пароход. А ещё телеграф! Как у Дюма в романе о графе Монте-Кристо!

 

Когда я рассказала Сквичу, что можно сделать, Сквич начал возмущаться, как бабка на стриптизе:

— С ума сошла? Это же золотые россыпи. А ты хочешь отдать всё этому? Просто так?

А что я должна с этим делать? Объявить, что я — королева этого бардака?

— Нет, так не надо, но и не даром же этому бандиту отдавать.

— Если ты не забыл, этот бандит меня кормит и поит, и будет кормить и поить до тех пор, пока я себе мужа не найду. Так что, это долгая песня. Успокойся.

Отмахнувшись от птицы, задававшей вопросы, на которые отвечать не хотелось, я занялась делом. Начала записывать всё, что знаю, и придумывать, что из этого можно сделать. Два дня работы и на столе появилась роскошная азбука, за которую местная Академия наук должна была выдать мне Нобелевскую премию. Нет, две — по литературе и химии. А что? Создать азбуку из тридцати трёх букв, впихнуть туда все свои знания и ни разу не повториться?.. Ювелирная работа.

Старательно напихав в переплёт пыли, а кое-где даже паутины, пошла к викингу. Интересно, как он отреагирует?..

Мартин, сидевший в приёмной, настороженно посмотрел на огромную книгу, но спрашивать ничего не стал. Открыл дверь кабинета, громко сказал:

— Ваша светлость, к вам мадам Маргарита с азбукой.

— И кто кого привёл? — в дверях появился Сньёл, смерил меня оценивающим взглядом, спросил, — а что случилось в этом мире? Мадам, вы решили учиться грамоте?

Не дождётесь! Я прошла в кабинет, бухнула книгу прямо на бумаги, лежащие на столе. Открыв, показала на картинку под буквой «В» и спросила, наивно хлопнув глазками:

— Что это?

Сньёл открыл, было, рот, чтобы ответить, замер, глядя на рисунок. Стоял так пару минут, а потом, покосившись на меня, спросил:

— Где вы это взяли?

На чердаке, где же ещё? Так что это?

Мартин подошёл, глянул в книгу, сказал небрежным тоном:

— Это — самоходная тележка, мадам, но, думаю, вам это не надо. Это для крестьян. У меня есть более интересная книга.

Да что ты? Секретарь взял меня под руку, повёл в библиотеку, забивая голову болтовнёй. Приведя в книгохранилище, достал с одной из полок увесистый том. И, что там? Посмотрела. Фасоны платьев? О, какая скука.

 

***

 

— А вам не интересно, что сказала Маргарита, когда я отдал ей книгу с фасонами платьев? — спросил Мартин, разглядывая старинную азбуку, где-то найденную Маргаритой.

Берт задумчиво протянул, изучая страницу, посвящённую букве «Т»:

— Да-да. Конечно.

Мартин хмыкнул, громко сказал:

— Мадам Маргарита послала меня к чёрту.

— Ты сходил? — спросил Валевски, не отрываясь от своего занятия.

Хорошо, мне интересно, что сказала мадам. Мартин скривился, протянул жеманно:

— Фу! И ушла.

Очень интересно.

 

***

 

Что я могу сказать? Мою азбуку я больше не видела, книга осела в лапах Сньёла, который лихо разобрался в том, что должен был видеть первый раз в жизни. Когда же начали поступать новости об открытии новых производств, я уже почти перестала сомневаться в том, что мы с ним из одного мира. Правда, оставался ещё один вопрос: какой местный Ротшильд стоял за викингом? Причина так думать была одна: золотых россыпей во подвалах дворца не наблюдалось, но Сньёл сорил деньгами, как дурак — фантиками. Я пыталась выяснить, кто был кредитором, но ничего не получилось. Всё, что мне было известно — периодически его светлость исчезал из дворца, пропадая где-то или всю ночь, или пару дней. Куда ездил? Кто такой богатый, что смог превратить королевство в ударную комсомольскую стройку? Всё-таки орден? Но какой? Пиратский, воровской или магический? Вопросы были, ответов не было. Хотя, может, ответы я бы и нашла, если бы была поумнее. Как показал один простой разговор с птицей, я так зациклилась, что не замечала простых вещей, лежащих под носом. Но перед этим случилось событие, напомнившее мне, что я — не единственная женщина в этом мире.

Сначала укатил Берт. Отправился проверять, как идёт строительство телеграфных башен. Его не было с неделю, а потом он появился в Ройтте в компании женщины, вогнавшей меня в глубокую депрессию.

Во время обеда, когда все сидели за столом, в комнату вошёл лакей, открыл рот, чтобы доложить, но его бесцеремонно отодвинули в сторону, в комнате появился Валевски, доложил лично:

— Мадам Ингрид.

А фамилия у мадам есть? Но меня поразила реакция Сньёла. Он весь как-то подобрался, встал, пошёл к дверям. Остальные встрепенулись, как глухари на току, заставив насторожиться. О, холера!.. В столовую вошла такая дама!.. Ну, откуда тут берутся такие красавицы? Ведь глаз не оторвать. Я такую красоту видела в каком-то старом итальянском кино. Классический овал лица, высокие скулы, большие миндалевидные глаза, тонкий нос и пухлые розовые губы. И ко всему этому фигура, как у секс-бомбы — те самые пресловутые 90-60-90. А тётке, на минуточку, около сорока.

Войдя в столовую, и увидев Сньёла, дама удивлённо покачала головой, сказала, что мальчик всё растёт и растёт. Кто тут мальчик? Викинг? Увидев, как эти двое смотрят друг на друга и как разговаривают, испытала чувство потери. Да нет, мне тут ничего не светит и даже Маргарите Кински ничего не обломится, а о серой мыши Коро и говорить не стоит. Чёртов Берт! Где ты выкопал эту секс-бомбу?

Ингрид села за стол по правую руку от Сньёла (Мартин быстренько место освободил), отобрав у него бразды правления и викинг, между прочим, сдался без единого выстрела. Меня, кстати, мадам не сразу заметила, а увидев, удивлённо приподняла брови, требовательно посмотрела на Сньёла и тот, смутившись, тихо сказал, что всё позже объяснит. А викинг и так умеет? А я-то думала, его ничем не проймёшь. Но я и сама была готова под землю провалиться.

Предыдущая запись

Часть 2-14

Следующая запись

Часть 2-16