Часть 2-19

Во-о-о-от! Я всего лишь одну ночь в камере провела, а меня встретили, как будто я отсидела в тюрьме лет десять, причём исключительно по прихоти узурпатора. На обеде глянула на викинга. Тот сидел мрачный, как надгробие. А остальные вокруг скакали!.. Только Берт хихикал, но я же ему сказала, что села в камеру исключительно в пику Сньёлу.

Увидев, или, скорее, даже пока только почувствовав, что превращаюсь в хрустальную вазу, то есть, меня тут будут холить и лелеять, пылинки сдувая, я осмелела, если не сказать — обнаглела. А тут ещё очень вовремя на востоке показались чёрные точки — к дворцу приближались бригады рабочих, чистивших пути. Скоро Декавилька начнёт ходить почти до самого дворца, а там и дальше — к Нишу. Надо строить станцию, но лучше — новую столицу. Да, я не шутила.

Столицу Ройтте кто-то очень умный запихал в узкую долину, зажатую между крутым склоном холма и болотистым берегом реки, а сам город, построенный абы как, напоминал помойку или, если точнее, сточную канаву. Зная об этом, я считала, что надо забыть о старой столице, и начинать строить новую — на берегу озера, рядом с центром Вселенной, я железную дорогу имею в виду. И, в конце концов, я — королева этого бардака или нет? Да и кто, кроме меня? Местные, если и решат строить у озера, построят такую же помойку, как предыдущая, выпендриваясь друг перед другом, кто и во что горазд. Нет, тут надо создавать генеральный план, и строить так, как запланировано, а не как левая нога решит.

Конечно, любой мог задать справедливый вопрос: «На кой ляд козе баян?», но мне надоело чувствовать себя полной дурой. И план столицы я решила создать только для того, чтобы ощутить себя нормальным человеком, с человеческими, а не куриными мозгами. Уязвлённое самолюбие быстро подсказало вариант передачи плана без раскрытия имени автора, и я пошла к Мэри Поппинс, отпрашиваться.

Сньёл сидел за столом, разбирался в кипах бумаг, наваленных перед ним, и когда я сказала, что хочу съездить до столицы и обратно, кивнул головой, не отрываясь от документов. И вот не подумала я, что надо взять письменное разрешение или пригласить кого-нибудь в свидетели!

Мне оседлали коня, помогли сесть в седло, хотя я и сама могла, но не стала — понравилось, что ухаживают, как за стеклянной вазой. Выехав из дворца, отправилась на разведку. Сколько я там ездила? Часа два? Я и в столицу не поехала. Что я там не видела? Покрутилась у Декавильки, посмотрела, что там делается, послушала, о чём говорят люди. Поехала на берег озера, там покрутилась. Вернулась во дворец, навстречу выбежал лакей, сказал, помогая слезть с коня:

— Мадам, его светлость зовёт.— Добавил шёпотом, — будьте осторожны, он очень злой.

А это ещё с чего вдруг? Пошла к викингу. Тот сидел за столом надутый, как хомяк в амбаре. Увидев меня, сходу начал пилить:

— Мадам, кто вам разрешил покинуть дворец? Вы снова посмели нарушить мой запрет? Вы когда-нибудь повзрослеете и начнёте реально оценивать последствия своих действий?

Не знаю, как бы повернулось дело, если бы меня не упрекнули в детской безалаберности. Может быть, я бы просто напомнила, как зашла, спросила и он отпустил. Но тут... Я сорвалась, сразу перейдя на «ты»:

— Я к тебе заходила, спросила, ты сказал — можно! Ты сам отпустил!

— Что? — голос викинга не предвещал ничего хорошего, — мадам, не переходите границы. Или их перейду я! И учтите, в этот раз простым арестом вы не отделаетесь!

— Лечи склероз! — я грохнула рукой по столу. Викинг пообещал отправить в подвал. Ах, так? Тормоза сорвало окончательно, и меня понесло. Всё высказала, используя исключительно непарламентские выражения. Но только словами не ограничилась. В дело пошла ваза, которую я запустила в голову склеротику. Увернулся, собака. Я начала громить кабинет. Сньёл подхватился с места, попытался меня поймать. Щаз! Успела кинуть ему под ноги стул, обежала вокруг стола для совещаний, запустив в узурпатора стопку бумаг, которые полетели-закружились по комнате. Следом отправилось пресс-папье. Сньёл метнул в меня кофейной чашкой, крикнув, что когда поймает, ноги вырвет.

Не знаю, чем бы дело кончилось, если бы на поле боя не появился Валевски. Он встал между нами, выставив в разные стороны руки, как судья на ринге, только что полотенце на пол не бросил, ехидно заметил:

— Какая дивная музыка доносится из кабинета его светлости. Слушатели рукоплещут и просят исполнить на «бис».

— Наручники на неё и в подвал, — рявкнул викинг, возвращаясь на своё место.

Да делайте вы, что хотите!

Но отправить меня под арест не успели. В кабинет вошёл Мартин, который, кажется, всё слышал?.. Положив перед викингом огромную книгу, куда записывал всех визитёров, секретарь громко сказал:

— Десять тридцать две. Мадам Маргарита Кински. Пробыла в кабинете минуту. Вышла, приказала седлать коня.

Ай, какая прелесть! Сньёл остановился на полном скаку, как в бетонную стену врезался. Ну, и лицо у него было! Какое счастье, что на свете существуют такие дотошные и скрупулёзные люди, как Мартин. Послала ему воздушный поцелуй, а склеротику предложила ставить зарубки на память. Всё, все в сад!

 

***

 

Мартина убью! Пока он где-то шлялся, мне нагрубили, и разгромили кабинет! Да, я не помню, как Маргарита заходила и отпрашивалась. Я — человек. Могу чего-то не помнить? А мне бойкот объявили. Чёрт! Где мой кофе?

Пришёл Мартин, принёс кофе, тихо сказал, что в кабинете порядок навёл. Замолк, но смотрел настороженно. Вот и молчи! Секретарь, называется. Болтается, чёрт знает где, пока в меня мебелью кидаются. Отпустил его. Сейчас успокоюсь, и снова за работу. Дел непочатый край, а я должен возиться с наглой малявкой. Как же она меня нервирует! И тут я очень вовремя вспомнил, что хотел поговорить с ней.

После сидения в подвале Маргарита перешла на мужскую одежду. Постоянно ходила в брюках и рыбацком свитере, давая возможность любоваться стройными ногами. Зараза! Я хотел поговорить с ней, собирался намекнуть, что стоит перейти на одежду, более подходящую молодой девушке. Вот сейчас самое время для этого!

 

***

 

Не знаю, каким образом квадрилиус учитывал мой профессиональный рост, как человека, наделённого магическими способностями, но вскоре после поездки в Нейлин, квадрилиус открыл для меня новый уровень. Данный факт меня порадовал, я расслабилась и совершила очередную глупость.

Предыдущая запись

Часть 2-18

Следующая запись

Часть 2-20