Часть 2-23

Всё-таки магия — великая сила. Генеральный план столицы лежал в моих комнатах, но... Магия, ёлки. Хлоп. И в библиотеке. К вечеру поняла, что его светлость план уже достал и посмотрел, поскольку за ужином было объявлено, что у озера будет строиться новая столица. Все загалдели, как сороки на току. Азартно начали обсуждать идею, и как её осуществить. И тут я снова удивилась. Денежный вопрос не стоял вовсе! Обсуждали наличие и отсутствие материалов и рабочих рук, а о деньгах — ни слова.

А на следующий день перед обедом мне действительно сделали подарок. В столовую пришёл лакей, притащил нечто огромное, укутанное тканью. Викинг торжественным тоном произнёс, что решил отметить моё хорошее поведение подарком, и потянул тонкую ткань с клетки, в которой сидел нахохлившийся сыч. Да, видать, несладко ему за решёткой.

Клетку с птицей унесли в мои комнаты, а когда я вернулась с обеда и выпустила Сквича на волю, тот недовольно ухнул:

— Щедрее нашей светлости только ростовщики на ярмарке.

Да? А те ростовщики так же золотом с драгоценными камнями разбрасываются? И я показала на лапы птицы, окольцованные золотыми браслетиками. Сквич нахохлился, переступил лапами по каминной полке, поинтересовался, сколько это стоит? Да я почём знаю? Я — не ювелир. Сыч снова надулся, а я посоветовала ему узнать у Элка стоимость браслетов.

— Ха-ха! — обиженно каркнул Сквич, и на этом беседа завершилась.

Махнув рукой на обиды птицы, которая, кстати, не раз и не два меня обидела, я принялась следить за великой суетой, поднявшейся в королевстве сразу, как только викинг объявил о начале строительства новой столицы.

Наша светлость снова начал мотаться по всему королевству, хотя столицу закладывали в километре от дворца. Остальные тоже разлетелись, как вольные птицы. Только Бастиан во дворце засел. Книжки читал, найденные рядом с планом новой столицы.

Начитавшись книг о восточных единоборствах и специфике тайных операций, Согрейв завёл тренировочную базу на заднем дворе, и начал третировать дворцовую стражу, а я записала в свой актив создание ВДВ. Кстати, может, сказать Бастиану, что такие войска второго августа в фонтанах купаются и бутылки о башку разбивают?

После недолгих раздумий решила не смущать местное население, рассказывая о развлечениях настоящих десантников, тем более что Карл Троянски и так на каждом углу кричал, что королевский дворец походит на солдатский бивуак. Впрочем, вскоре наш шенк оторвался.

Карл Троянски — настоящий придворный, потомственный, с длинным списком царедворцев за спиной, — сильно страдал от бандитских манер нового управляющего и его компании. Не раз и не два Троянски не просто говорил, а чуть ли ни умолял викинга начать вести правильный образ жизни, приличествующий титулованным людям. Сньёл охотно соглашался с доводами шенка, протягивал ладонь и в свою очередь просил:

— Денег займите на эту самую жизнь.

Троянски краснел, бледнел, вздыхал, поражённый грубостью викинга, но замолкал, понимая, что в королевстве действительно нет денег.

Постепенно Карл свыкся с мыслью, что ждать лучших времён придётся долго, и перестал терзать викинга вопросами, но тот ничего не забыл.

Как-то, выйдя к обеду и устроившись во главе стола, Сньёл спросил у Троянски, как обстоит дело с запасами вина и провианта. Карл бодро доложил, что запасы достойные — на пару недель хватит, но викинг отрицательно покачал головой:

— Не хватит. Увеличьте запас, чтобы хватило на месяц-два. Проверьте комнаты для гостей в восточном крыле. Всё помыть, почистить, убрать. Подготовьте бальный зал. Наймите мажордома или церемониймейстера, — он собрался приняться за еду, отвлёкся, добавляя, — обязательно наведите порядок в западном крыле. Бывшие комнаты первого министра убрать, намыть, начистить, обставить. Мартин, поможешь!

Кто ж такой важный приедет?

— Будет бал? — несмело спросил Троянски, не веря в такое счастье.

— Да. Возьмите у Мартина список гостей. Рассылайте приглашения, — он оглядел стол, остановил на мне тяжёлый взгляд: — Вам что не нравится?

Вся эта затея не нравится. И время показало, что я не зря расстроилась.

 

Троянски, получив карт-бланш, рванул в светлое будущее. Дворец поставили на уши: чистили, мыли, убирали. Каждый день во двор въезжали подводы с мебелью, картинами, фарфором, винами, фруктами и мясом. В один из дней ко мне ввалилась разношёрстная компания: портные, сапожники. Через три дня принесли готовые платья и обувь. Вообще-то, я и сама могу, и не хуже, а лучше.

 

***

 

Не успел я порадовать Троянски, сообщив о начале светской жизни, как он тут же устроил мне выговор. Пришёл сразу после трапезы, сказал, что надо поговорить.

Так говорим же. Шенк покачал головой:

— Простите, ваша светлость, вы не поняли. Я давно хотел сказать и всё не решался, но больше тянуть нельзя.

Я насторожился. Уж слишком долго готовится. Троянски помялся, осторожно сказал:

— Ваша светлость, вы должны прекратить этот бардак.

Какой?

— Вы должны что-то сделать с Маргаритой.

Убить?

— Нет, что вы, ваша светлость! Эта развязная девица придаёт дворцу вид шалмана. Она ходит в мужской одежде. Не соизволит переодеться, даже выходя к столу. Она ест, как портовый грузчик. Она ведёт себя так, как будто вы, ваша светлость, её паж.

Как по мне, то эти претензии не стоят внимания, но Троянски так не думал:

— Вы и сами ведёте себя, как будто живёте в лесной хижине или деревенской избе, а это — королевский дворец! Вас не будут принимать всерьёз, увидев такое окружение. О вас и так говорят, чёрт знает, что. И, даже то, что... — Троянски помялся, набираясь смелости, бухнул, — что Маргарита — ваша любовница.

С каких радостей?

— Вы прощаете ей любые безумства.

Не совсем. Кстати, в постройке будуара в королевских темницах я не участвовал. Но Троянски и ухом не повёл, хотя тогда и он постарался. Шенк лишь зловещим тоном предрёк, что небрежное отношение к правилам дорого мне обойдётся. Но его выступление напомнило, о чём я забыл! Я же хотел попросить Маргариту не носить брюки, и одеваться, как полагается девушке её возраста. Хотел, но забыл.

Ругаться с Маргаритой не хотел, потому поступил просто: послал к ней портных и сапожников. Не знаю, что подумала девчонка, но сменила брюки на платья, и разговор так и не состоялся.

 

Предыдущая запись

Часть 2-22

Следующая запись

Часть 2-24