Ведьма ветра-1

Эта история началась в разгар весны. Полная луна, круглая и жёлтая, как смазанный маслом блин, грузно зависла в небе, разглядывая окрестности: поля, города, деревеньки. К сожалению, была уже глухая ночь, и посмотреть было не на что, только в лугах мелькали какие-то тени. Отмахнувшись от лёгкого облачка, Луна осветила поросший густой травой луг и узкую тропку, вьющуюся меж высоких трав. А кто это шастает тут по ночам?.. Но юркая тень, мелькнув в призрачном свете, скрылась в кустах, росших на опушке леса. Луна сунулась, было, в чащу, но дремучий лес, не желая раскрывать свои тайны, нахохлился, прикрылся ветками. Луна презрительно фыркнула, завернулась в облака, как в шаль, и поплыла к озеру — любоваться своим отражением, а в это время в лесу происходили интересные события.

По тропинке, еле угадывающейся в ночной тьме, устало трусил кот, основательно потрёпанный долгой дорогой и бурной, полной невзгод, жизнью. Старость и дорожная пыль превратили мощного рыжего красавца в усталое привидение в замызганном саване: помятые усы уныло повисли, порванное в драке ухо вывернулось наружу; хвост, которому было положено гордо торчать вверх, обречённо волочился вслед за хозяином, подметая пыль и прошлогодние сосновые иголки. Да и шкура, когда-то толстая и пушистая, а теперь зиявшая многочисленными проплешинами наводила на мысль, что её хозяин разводит моль на продажу.

Медленно и осторожно преодолев овраг, кот замер в недоумении: тропинка, и так плохо угадывавшаяся в темноте, исчезла. Усталый путник тяжело вздохнул, прикидывая, как поступить, но тут же притих, заметив лёгкое движение в невысокой молодой весенней траве, неизвестно как выросшей в середине дремучей чащи. Нервно дёргая хвостом, кот ждал, и не напрасно: в метре от него, на остатки тропинки, выскочила упитанная мышь. Кот прыгнул, намереваясь схватить раззяву, но усталость сделала своё — он промахнулся. Мышь громко пискнула, оповещая округу об опасности, лихо проскочила меж кошачьих лап и кинулась к норе, вырытой среди мощных еловых корней. Охотник кинулся за ней, но не рассчитал: старость — не радость, — и со всего маху ударился головой в корень, торчавший из-под земли.

Переждав, пока отхороводят своё искры, фонтаном брызнувшие из глаз, кот осторожно тряхнул головой. Сквозь затихающий звон в ушах он услышал дикий хохот мышей, восхищённых столь редким в этих краях зрелищем. Из-под еловых корней доносились радостные возгласы, хвалившие роскошный фейерверк, а так же приглашения заходить почаще. Кот тихо ругнулся себе под нос и, приблизив морду к норе, примирительно произнёс:

— Дуры! Чего ржёте? Я только дорогу хотел спросить.

— Да? А я-то думала, ты познакомиться хотел! — съехидничали из глубины норы.

Кот раздражённо плюнул и отошёл подальше, к поваленной берёзе, погибшей в неравной схватке с ёлками за место под солнцем. И тут же нашлась потерянная тропинка: она скользила вдоль упавшего ствола, теряясь в темноте. Кот приободрился, расправил грудь. Оглядевшись в потёмках, он постарался запомнить место, куда нужно будет завернуть на обратном пути. Повернувшись в сторону мышиного убежища, он мстительно прошипел:

— Буду возвращаться — на ужин приглашу. Всех.

— А что это ты в моём лесу сезон охоты открыл? — раздался сверху скрипучий голос.

Задушено мявкнув, кот подскочил и, поскользнувшись на коряге, шлёпнулся на тощий облезлый зад.

Сверху раздалось насмешливое уханье, хлопанье крыльев и на поваленный ствол дерева приземлился филин. С интересом глянув на трясущегося от страха кота, птица прищурила глаз, спросила:

— Ты кто такой?

— Я? — кот ткнул себя лапой в грудь, как будто на поляне было ещё штук пять котов.

— Ты, ты! — ухнул филин, насмешливо глядя на своего визави.

— Кот.

— Да это я вижу. А дальше? Или у тебя ни имени, ни племени.

— Почему это? — оскорбился кот. Приосанившись, он гордо заявил, — Лис я есмь.

— Ухты! — хохотнула птица, — ну, раз ты есмь… — хлопнув крыльями, птица прищурилась, спросила строго: — ну, и чего ты тут забыл ночью?

— Ничего, я так, мимо проходил.

— Ну, так и проходи, — саркастически ответил филин.

Кот помялся, и заискивающе посмотрев на птицу, тихо произнёс:

— Да заблудился я. Давно тут не был. Вот и забыл дорогу.

— А, понятно. И куда ты шёл, пока не заблудился или адрес забыл со страху? — филин лениво потянулся, расправив крылья.

Лис недоверчиво глянул на филина и с сомнением в голосе протянул:

— Деревню ищу. Броды называется. Слышал? — произнёс он вслух, а про себя подумал: «Да что ты слышал? Что ты знаешь о настоящей жизни, пень с крыльями? Дальше своего леса, небось, и носа не совал».

— Чего ж не знать, знаем. Чай тоже иногда из лесу-то выбираемся, — насмешливо ухнул филин и пронзительно уставился на кота.

У Лиса заурчало в животе. Вот ещё не хватало, чтобы эта свинья пернатая мысли читала. Филин рассмеялся, зловещее уханье покатилось по лесу. Коту стало совсем плохо: «Придушат в глухомани, мяукнуть не успею», подумал он, еле держась на подкашивающихся лапах.

— Чего трясёшься? Я котов не ем, по крайней мере, таких старых, — лениво пробурчал филин, довольный произведённым на наглого пришельца эффектом, и снисходительно продолжил, — вот как ты шёл по этой тропинке — так и иди, пока лес не кончится. Спустишься с холма, пройдёшь полем, там твои Броды и будут. Понял?

Напуганный кот только и смог, что мелко затрясти головой. Филин снова захохотал, ухнул напоследок:

— Ищите и обрящете, — и, взмахнув крыльями, исчез в ночи так же неожиданно, как и появился, не удостоив рассыпающегося в благодарностях кота, даже кивком головы.

Присев на траву в тени поваленной берёзы, кот перевёл дух, успокаивая себя тем, что жив и здоров, никто его не съел, и идёт он верным путём, а вот когда дойдёт!..

Передохнув и успокоившись, Лис выбрался на тропинку, и устало потрусил по полно утоптанной земле, загребая поникшим хвостом опавшую хвою и стараясь не думать о разбитых лапах и урчании в пустом желудке. Отвлекая себя от нерадостной действительности, кот мечтал о том, как вернётся в этот проклятый лес и отомстит наглой птице, напугавшей и заставившей унижаться. Его! Унижаться! И перед кем? Перед этим мешком с перьями?

«Ну, погоди», думал кот, «сейчас доберусь, куда надо, а потом мы посмотрим, кто из нас старый! Поймаю — пух и перья повыдергаю. Подстилку себе набью, а ты, тумбочка с крыльями, ещё мне будешь её в зубах приносить!».

Месть кипела и бурлила в кошачьей голове фонтаном. Лис старательно отгонял мысль, что филин мог и соврать, и никаких Бродов за лесом нет. Заглушая страх быть обманутым, кот в красках представлял, как обдирает пух и перья с наглой птицы, и выгоняет, дав пинка под зад. «Или, может, съесть?», подумал кот, но ответ на этот вопрос он так и не придумал: лес кончился.

Всхлипнув, Лис привалился к дереву, сполз на траву — лапы не держали его. Всё. Всё кончилось — дошёл. Ему хотелось заорать от радости, заорать громко, на всю округу, но Лис придушил рвущийся из глотки мявк и блаженно закрыл глаза, думая, что делать дальше. Можно было отдохнуть тут или добраться до деревни, темневшей у подножия холма. Разглядывая деревню, кот думал о том, что до жилья рукой подать и надо идти туда, тем более что пожрать в лесу вряд ли удастся, а вот в деревне — запросто. Вдруг, ему вспомнилась усмешка и последние слова это старого идиота: «Ищите и обрящете». А если там ничего нет? А если раскопали, если нашли? Ещё раз, помянув тихим недобрым словом старого филина, бедный скиталец вскочил и резво поскакал по узкой тропинке, вьющейся по склону холма.

 

В деревне было тихо, только кое-где лениво перебрехивались собаки. Может быть, в другое время Лис и послушал бы, о чём они там лаются, но сейчас ему было не до местных сплетен. Выскочив на залитую лунным светом улицу, он свернул направо и побежал вдоль забора, прячась в густой тени и совершенно забыв об усталости. Цель была рядом: впереди, за широким лугом, поросшим васильками и ромашками, темнел высокий каменный забор, за которым пряталась огромная усадьба окружного мельника — добротный двухэтажный дом с хозяйственным двором.

Добежав до конца улицы, кот нырнул на лужок и тут же выскочил назад, громко ругаясь сквозь зубы: за те десять лет, что он тут не был, многое изменилось: на лужке росли не безобидные цветы, а какие-то очень острые колючки.

Обегая лужок, и выплёскивая обиды, злопамятный кот проклинал всех, кого вспомнил: жителей деревни, запустивших лужок, противную ботанику, подложившую ему свинью, зловредного филина, и наглых мышей.

Добравшись до забора, кот резво побежал направо, огибая огромный двор, туда, где за коровником рос высокий старый дуб. Остановившись у дерева, кот принюхался, но чужих рядом не было. Оглянувшись, как будто не доверяя собственному носу, кот вздохнул и, подойдя к дереву, начал ожесточенно рыться между корней, не замечая боли в натруженных и стёртых долгой дорогой лапах.

Лис копал. Копал упорно. Комья земли летели во все стороны и с гулким стуком падали на землю. Вдруг, кот взвыл: лапа зацепилась за что-то твёрдое, сдирая кожу. Лис замер на мгновение. Райская музыка зазвучала в тишине, весь мир заиграл неожиданными красками, даже луна стала светить гораздо ярче — он нашёл!

Короткая передышка, и Лис начал яростно грести лапами, выковыривая из земли маленький свёрток. Вытащив его из норы, кот лёг, положив на найденную ценность голову, и зарыдал от счастья. Всё было не зря — лишения, голод и холод, сбитые в кровь лапы. Всё было не напрасно.

Немного придя в себя, он забросал дырку землёй, старательно заметая следы и, зажав драгоценный свёрток в зубах, пролез через дырку в заборе во двор и побежал к коровнику. Пробравшись на сеновал, Лис нашёл укромное местечко, где можно было поспать до утра и, спрятав там свёрточек, побежал к погребу.

Удача не покинула Лиса и на этот раз: дырку, сделанную им десять лет тому назад, до сих пор так и не нашли. Кот приподнял дранку, оторванную ещё тогда, и забрался в райские кущи. От ударивших в нос запахов у него закружилась голова, а желудок квакнул и подпрыгнул, оказавшись где-то в районе горла. Кот приостановился, оглядывая роскошный пейзаж: крынки с молоком и сметаной, висящие на крюках домашние колбасы и окорока, головки сыра на полках. Мечта, дивный сон оголодавшего путника.

По-хозяйски сделав ревизию, Лис выбрал самую свежую и вкусную сметану и, сунув в крынку морду, начал жадно лакать, захлёбываясь и всхлипывая. Утолив первый голод и воспрянув духом, он забрался на верхнюю полку и, примерившись, прыгнул на висевшую на поперечной балке связку домашних колбас. Верёвка, не рассчитанная на исполнение цирковых номеров, лопнула, колбасы полетели на пол, увлекая за собой кота, который в последний момент смог вывернуться и шлёпнулся сверху, подмяв под себя мясное изобилие. Отмерив длинный хвост колбас, который у него хватило бы сил утащить с собой, Лис ещё попил молока, похлебал сметаны, умылся, стирая сметанную бороду и, зажав в зубах вкусно пахнувший трофей, волочившийся следом, вернулся на сеновал. Проверив ещё раз, на месте ли загадочный свёрточек, кот удовлетворённо вздохнул и уснул, свернувшись калачиком.

 

Следующая запись

Ведьма ветра-2