Ведьма ветра-15

Пёс повздыхал, помялся, но рассказывать пришлось. Снова вздохнув, Натраг заговорил:

— Генрих — наследный герцог Айзендорф — встретил дочь знахарки, да влюбился. А кто такая знахарка? Считай, никто, но твой отец этом значения не придал. Взял, да женился по-тихому, никому ничего не сказал. Время шло, всё хорошо так было, и тут, дедушка твой, Франц Айзендорф учудил — решил от дел отойти и власть старшему сыну передать. Вызвал он твоего отца в замок, своё решение выдал и приказал жениться. Ну, твой папаша и ответил, что уж женился. Вот там крик стоял!.. — пёс передёрнулся, — дед твой орал на весь замок, что сын его с ума сошёл. А Людвиг всё это слушал и на ус мотал. Кое-как твой отец с твоим дедушкой помирились, и Франц потребовал, чтобы Генрих жену привёз с ребёнком. Надо же глянуть, кто такие. Вы во дворец ездили — это точно. Я с вами был. Знаю, что дедушке твоя мать понравилась. А вот дальше что было, я понять не могу. Мы там побыли во дворце и назад, а твой отец остался дела принимать. Как-то ночью прискакал какой-то человек, письмо твоей матери передал. Как раз и Марта, тётка твоя была, денег клянчила. Твоя мать ей денег дала и попросила, чтобы ты у них погостила месяц-другой. Мы собрались и поехали. Меня с тобой отправили, чтобы защищал, а вот что дальше было, я не знаю. Только через пару месяцев Марта говорила твоему дяде, что твою мать на костре сожгли, как ведьму. А Генрих умер. Вроде, как заболел. Вот такие дела.

— А Франц? Дедушка мой, он где? — тихо спросила Вьета. Она уже давно свыклась с тем, что сирота, но вот подробности того, как она ею стала, потрясли её до глубины души.

— Мне откуда знать? А тётка твоя не знала или молчала. Вот и всё, что знаю.

— И что теперь делать? — осторожно спросила девушка.

— Жить, — усмехнулся пёс, — просто жить. Что ты ещё можешь сделать? Нет, конечно, если ты хочешь, то можно попробовать найти эту печать и Людвига сковырнуть. Тут много не надо. Только найти её. Если ты с ней во дворце короля появишься, то будешь признана законной наследницей.

— Так может, так и сделать?

— Герцогиней стать захотелось? — презрительно хмыкнул Натраг, — ну, сделаешь ты это и что? Если ты надеешься, что вот появишься ты при дворе, расскажешь всё и король обрыдавшись над судьбой сиротки, накажет Людвига и тебя на трон посадит, то ты глубоко ошибаешься. Дядя твой,— увидев удивление на лице Вьеты, пёс раздражённо продолжил, — да не деревенский, а этот — он же твоему отцу брат, значит твой дядя. Так вот, ты надеешься, что он этим не воспользуется? Щас! Не думаю, что в королевстве забыли, как твою мать на костре сожгли и за что сожгли. А если забыли, так твой дядя быстренько об этом напомнит, кому надо. А если так не получится, так он ядами пользоваться умеет. Тебе напомнить, что с твоим отцом произошло? Если он так скоропостижно умер, то не сам, а отравили его, как пить дать.

— Людвиг его отравил? — Вьета смотрела на пса расширенными от ужаса глазами.

— Может быть, — в сомнении повертел головой Натраг, — может быть и он, а может быть, кто из его слуг. Мало ли при дворе прихлебаев?..

— Хватает, наверное. Но, как же правду узнать?

— А она тебе нужна, правда эта? Да, кстати, забыл. Идти во дворец к королю и не обязательно. Нужно только любую бумагу написать и печать пришлёпнуть и во дворце уже знать будут, что нашёлся законный владелец.

— Как так?

— Толком не знаю, но эти печати вроде маги делают, — с сомнением произнёс Натраг и, увидев, как зажёгся огонёк интереса в глазах Вьеты, быстро добавил, — но про это я точно ничего не знаю. Мать твоя не говорила — тогда и не надо было, а тут, кто про дела заморского королевства знал бы?

— А скажи мне вот что, — Вьета с интересом посмотрела на пса, — ты ведь знаешь, где печать спрятана. Только не ври.

— Не знаю, и я не вру. Есть два варианта. Или в Вельках, как кот сказал, или неподалёку от Малева, что на границе графства Валленберг и герцогства. Но тебе это зачем? Решила герцогиней стать? Так не радуйся, недолго править будешь.

— Я хочу Людвигу отомстить.

— Каким образом? — пёс настороженно посмотрел на неё.

— А как ты говорил, — злорадно усмехнулась Вьета, — раз маги эти печати делают, то они должны точно знать, что печать не уничтожена, а спрятана. Я её найду, какую-нибудь бумажку пришлёпну и сожгу эту печать. Я так думаю, что Людвиг сильно расстроится. Кстати, как моего отца звали?

— Генрих.

Ахнув, Вьета полезла в котомку. Достав платок, она трясущимися руками разложила его на коленях. Вот что значили буквы «Г» и «А»! Генрих Айзендорф — её отец! В душе девушки начала медленно нарастать злость на тётку с дядей, вравших ей всё это время. На Людвига, из-за своих амбиций и жажды власти, лишившего её семьи. Она мстительно прищурилась и подумала: «Подождите, я приду, и мало вам не покажется».

— Что ты там уже придумала? Решила дяде отомстить?

— Почему бы и нет? Разнесу в клочки, развею в пух и прах. Ох, и пожалеют они!

Натраг недовольно фыркнул:

— А ты злая.

— Нет, я не злая. Это воздаяние за сделанное.

— Да? А мне как воздашь?

— Пока не придумала, — Вьета тряхнула головой, заговорила, — а я-то думаю, откуда он собирается деньги брать через год! Ты мне, будь добр, объясни, почему через год можно?

— Тогда печать будет никому не нужна — это раз, и ты колдовать научишься — два. Ясно? А, может, так и сделаем? Ну, на кой тебе эта рухлядь?..

Девушка встала, закидывая на плечо мешок, посмотрела на горы, за которыми пряталась дивная страна, и, вздохнув, сказала:

— Нет. И не скули.

Предыдущая запись

Ведьма ветра-14

Следующая запись

Ведьма ветра-16