Ведьма ветра-2

 Солнечный летний день давно перевалил за полдень, когда кот, проснувшись и плотно позавтракав, умывался, сидя на подоконнике небольшого слухового оконца и наблюдая за двором. Да, он нашёл то, что искал, но это ещё не всё. Теперь нужно было найти её. Он прищурил глаза, вспоминая. Когда он уходил отсюда, ей было семь лет, значит, сейчас — семнадцать, — как раз время, чтобы начинать. Кот знал, что помочь ему может только она. А если её выдали замуж? Лис махнул хвостом, отгоняя тревожную мысль. Позапрошлый раз тоже так было и всё прошло нормально, и в этот раз всё должно сложиться удачно.

Лёгкая тень мелькнула от дома, направляясь к сараю, Лис напрягся, сердце бешено заколотилось: она или нет? Пробежав по стропилам, он осторожно глянул вниз.

Молодая девушка, худенькая и хрупкая, рыдала, сидя на полу, уткнувшись лицом в колени. Он не видел её лица, только волосы — светло-пепельную волнистую гриву. Она или нет? Осторожно, стараясь не цеплять лишний раз натруженные лапы, кот спустился вниз и, тихо подойдя к девушке, сел, замерев, как статуэтка.

Заметив движение, девушка испуганно вскинулась, но поняв, что перед ней только кошка, облегчённо вздохнула и тихо позвала:

— Кис-кис-кис.

Кот, скорчил недовольную гримасу и сказал:

— Сама ты кис-кис-кис. Я — Майстор.

Девушка ахнула, уставилась на кота, широко распахнув глаза.

Кот удовлетворённо кивнул. Да, никаких сомнений. И глаза, как у матери — огромные, зелёные, как весенняя листва, и аккуратный носик, и высокие скулы. Но всё это — ерунда, главное — она поняла, что он сказал. Только она и такие, как она, могли понять, что он не просто мяукает, а говорит.

— Я — Майстор. А тебя зовут Вьета, — ворчливым тоном заявил Лис, недовольный тем, что снова придётся объяснять. Всё-таки в прошлый раз было проще. — Ну, чего расселась, как корова на меже? Вспомни, тебя зовут Вьета.

— С чего ты взял? — возмутилась девушка, — меня зовут… — она осеклась, посмотрела на кота сумасшедшим взглядом и как-то странно продолжила, — ну вот, начинается. Они правы, я ненормальная, а может просто голову напекло. Сижу и говорю с котом. Я сошла с ума.

Не выдержав, кот цапнул девушку за палец и, не боясь, что услышат, заорал истошным голосом:

— Окстись, дура! Нормальная ты — нор-маль-ная! Ну, вспомни, вспомни же! Ты — Вьета, Вьета. Вспомни, как мама тебя звала.

Девушка, собиравшаяся возразить коту, сообразив, что собирается сделать, примолкла, а кот снова приказал:

— Вспоминай! Ты — Вьета! Ну!.. — он уставился на девушку, а та покорно повторяла вслед за котом: «Вьета, Вьета».

Вьета. Девушка ахнула. Яркой вспышкой вспыхнуло в голове — да, так её звала мама! Она — Вьета. Вьета, а не Полина! Перед глазами замелькали картинки из забытого детства. Небольшой, уютный дом в саду. Мама накрывает на стол. Ярмарка в соседнем городе, где они катаются на карусели. Она сидит рядом с мамой и ей кажется, что лошадки живые. Они весело машут гривами и радостно ржут, совсем, как настоящие. Соседская свадьба — мама танцует и поёт. Она такая красивая, даже красивее невесты. Весёлые, яркие картинки сменяются мрачными. Тётка, которая что-то недовольно выговаривает матери, забирает маленькую Вьету, и они куда-то долго едут. Ночь, зима, холодно. Мрачные грязные гостиницы и постоялые дворы. Тётка ничего не говорит и не объясняет, только всё время что-то бурчит себе под нос. Огромный тёмный дом. Злой мужик — муж тётки — кричит, что ему не нужны нахлебники в доме. Маленькая холодная комнатка под самой крышей. А потом ей сказали, что мамы больше нет, и она будет жить здесь. И вот тогда-то ей и дали другое имя — Полина, которое девочке сразу не понравилось, а старое приказали забыть навсегда. И она забыла, всё забыла. Почему? Ей же было уже семь и она должна была помнить, но она забыла всё. И если бы не этот кот, то никогда бы и не вспомнила!

Она всхлипнула и, задыхаясь, уставилась на кота. Тот облегчённо вздохнул и произнёс:

— Ну, вспомнила, наконец-то, — и сразу остановил рвущийся из уст девушки вопрос, подняв лапу и призывая её помолчать, — тебе интересно, почему ты всё забыла? Это нормально. У всех бывает. Чужое имя отшибает у ведьмы память. И не смотри на меня так. Твои родственники это знали, потому и сменили тебе имя. Ерунда, всё вспомнишь. И меня тоже. Ты же меня видела. Когда ты сюда приехала, и ещё имя своё не забыла, я тут был.

— А я помню. Только мама звала тебя Лисом, — радостно доложила девушка.

— Да, потому что я рыжий, как лис, — с достоинством произнёс кот.

— Да нет, потому что ты хитрый. Я вспомнила, — засмеялась Вьета и, поглядев на недовольную морду Лиса, добавила, — сам же хотел, чтобы я вспомнила, так не жалуйся, что я вспомню и то, что тебе хотелось бы утаить. Теперь-то я знаю, что за гангрена ночью в погребе шуровала! Это ты! А мне из-за тебя такую трёпку устроили.

— Полено, курица вшивая, где ты шляешься зараза? — долетел со двора недовольный мужской голос.

Кот испуганно посмотрел на дверь и тихо приказал:

— Иди. Я тут спрячусь, а вечером поговорим. Не надо, чтобы они меня видели.

И он со всей возможной для пораненных лап скоростью взобрался назад на сеновал.

Вьета вышла из сарая на солнечный свет и зажмурилась, таким ярким показалось ей всё вокруг. А ведь ещё полчаса назад всё было мрачным и безрадостным. Она улыбнулась и направилась к крыльцу, откуда доносились истошные крики дяди.

Предыдущая запись

Ведьма ветра-1

Следующая запись

Ведьма ветра-3