Ведьма ветра-5

Рецепт омолаживающего зелья был удивительно простым, настолько простым, что Вьета с трудом верила в его действенность. Она часто слышала разговоры про такие волшебные штучки, и всегда рассказчики, делая большие глаза, говорили о безумных трудностях и опасностях, поджидающих искателей эликсира молодости, а согласно рецепту, всё, что нужно росло в обычных лугах и лесах, и никакие чудища их не охраняли.

Вернувшись из леса с охапкой пахучих трав, Вьета разложила добычу на кухонном столе, снова открыв книгу, перечитала рецепт и поняла, что перестаралась: собранных трав хватило бы на напиток для целой стаи котов.

Вьета уже собиралась вынести часть трав в коровник, но вспомнила о собаке. Пёс! Старый, бедный, напуганный волшебным ветром пёс!

Старый пёс был огромен — чуть ни в метр высотой, широк в плечах, и мощен, а нюх у него был — на зависть ищейкам. Слушался пёс лишь Вьету, а хозяева собаку побаивались, и дядя, будучи в особенно дурном настроении, грозился, что выгонит состарившегося пса на улицу, но, вспоминая, что лишь благодаря собаке воры обходят их усадьбу стороной, менял гнев на милость.

Выглянув во двор, Вьета посмотрела на пса, лежавшего у будки, прикидывая, сколько он может весить, и тут в голове снова прояснилось, и она вспомнила, что это их с мамой пёс! Наверное, мама, уходя, выпустила его и отправила за дочерью — помогать и охранять. Вьета горько вздохнула. Верный друг уже десять лет сидит тут на цепи во дворе, каждый раз заходясь истошным лаем, когда дядя начинает орать на неё, а она даже не помнит!

Примерно прикинув, сколько может весить пёс, Вьета начала готовить эликсир. Отмеряя нужное количество сливок, испугалась, понимая, что кот уйдёт, а пёс останется. И что будет, когда все поймут, что пёс помолодел?.. Но страх улетучился так же быстро, как и появился. Вьета приняла решение — она тоже уйдёт. Что тут делать? Ждать пока выдадут замуж за какого-нибудь деревенского увальня? Дядя уже поговаривает об этом. Он всегда мечтал сбыть её с рук и обязательно сделает это рано или поздно. Вьета начала с удвоенной силой готовить сливки, решив испробовать для начала на коте этот незнакомый напиток, обещающий молодость.

Через час, налив в миску ровно сто грамм ещё тёплых сливок, Вьета вышла на крыльцо и позвала кота, гревшего бока на травке. Тот резво подскочил на месте, но потом, взяв себя в лапы, степенно поднялся по ступенькам и подошёл к миске. Понюхав белую жидкость, терпко пахнувшую лесными травами, он вопросительно глянул на Вьету.

— Не бойся, яда тут нет, даже если не поможет, то и хуже не будет, — успокаивающе произнесла девушка и села рядом на ступеньку. Кот вздохнул, и начал так медленно и осторожно лакать, как будто сливки могли неожиданно взорваться у него под носом. Вылизав последние капли, он умыл мордочку и сел, прислушиваясь к ощущениям. Время тянулось словно резиновое, ничего не происходило и Вьета начала думать, что она ошиблась, когда готовила.

Неожиданно Лис вскочил, затрясся, начал бешено вертеться волчком, под аккомпанемент собственного воя. Это продолжалось не больше минуты, а потом кот обессилено рухнул на крыльцо.

Вьета, притихнув, смотрела на кота, лежащего на ступеньке, гадая, что будет дальше. А дальше начались чудеса: кот начал меняться на глазах: мгновенно затянулись и пропали раны на лапах, срослось порванное в драке ухо, клочками выпала старая шерсть и тут же выросла новая. Не прошло и пяти минут, а Лиса невозможно было узнать — из старого облезлого монстра он превратился в молодого пышущего здоровьем и силой кота с переливающейся на солнце шерстью.

— Вот это да. Не видела бы своими глазами, никогда бы не поверила, — недоверчиво протянула Вьета, оглядывая кота со всех сторон, — да уж, дорогой, тут не приворотное, а отворотное зелье надо. За тобой, небось, кошки табунами ходят.

— А то! — гордо сказал Лис и, победно ухмыльнувшись, спросил: — Пожрать чего есть? А то после этого омоложения очень уж кушать хочется.

— Да уж, неудивительно, — рассмеялась девушка, — вон как тебя крутило. Ты чего хочешь? Сметаны или колбасы? — она встала, посмотрела на кота.

— Сметану — на первое, колбасу — на второе, и окорок — закусить, — по-хозяйски распорядился кот, довольно приглаживая новые усы, и дума, что уж теперь-то никто не осмелится назвать его плешивой кошатиной. Тут же вспомнив о филине и мышах, кот злорадно подумал, что он обязательно завернёт в тот лес на обратном пути, и тогда там всем мало не покажется! Воровато глянув в сторону дома, откуда доносился стук и звон посуды, он злорадно приплюсовал: «И тебе тоже припомню».

Натрескавшись колбасы и сметаны, закусив на сладкое куском курицы, кот развалился на крыльце, раздутый, как мячик. Вьета подоила коров, покормила остальную живность и отнесла большую миску похлёбки псу, накрошив туда хороший кусок колбасы и добавив к этому большую кость со щедро оставленными на ней кусками мяса.

Поставив всё это богатство перед обалдевшей собакой, она присела на корточки и, погладив пса по голове тихо, чтобы случайно не услышал кот, сказала:

— Прости, Натраг, прости. Я всё забыла, но сегодня вспомнила, и завтра мы уйдём отсюда. Навсегда уйдём.

— Зачем я тебе? — грустно спросил пёс, — я старый, что я могу?

— Ерунда, завтра будешь молодым. Только покрутиться придётся. Видел, как Лиса вертело?

— Видел. Думаешь, поможет? — с тоской в голосе протянул пёс.

— Конечно, — успокоила его Вьета, — ешь, и ни о чём не думай, хозяева вернутся только завтра вечером, тогда и сбежим. А сливки, чтобы ты помолодел дам, когда Лис уйдёт. Не хочу, чтобы он видел.

— Правильно. Не доверяй ему. И зря ты так над ним подшучиваешь, не обижай его — он хитрый и злопамятный. Отомстит.

— Да? Спасибо. Только я уже, похоже, его обидела. Да что теперь жалеть, сделанного не воротишь. Ешь, а когда он уйдёт — поговорим.

Потрепав пса по холке, Вьета пошла к дому. Кот, лениво наблюдавший за тем, как она говорит с собакой, полюбопытствовал:

— И о чём ты там болтала с этим пустобрёхом?

— Да так, ни о чём, — Вьета небрежно махнула рукой. Если бы не предупреждение пса, она бы выдала коту по первое число, но тут сдержалась и спокойно сказала, — интересно было, я только тебя понимаю или всех.

— А корова что?

— Ничего, не удостоила вниманием. Не с курами же говорить, — хмыкнула девушка, присаживаясь на крыльцо рядом с Лисом.

— Да уж, у них только жратва на уме.

Вьета уже хотела брякнуть, что кто бы говорил, но сказала совсем другое:

— Ты тут будешь спать или на сеновале?

— А на кухне нельзя?

— Можно, хоть в погребе, если хочешь, — она беззаботно махнула рукой.

— А чего это ты такая щедрая? Вон и собаке, сколько всего навалила. Хозяин за это по голове не погладит.

Вьета хотела сказать, что ей всё равно, что скажет дядя, к тому времени, когда хозяева вернутся, они с псом будут уже далеко, но смолчала. Почувствовав какую-то смутную тревогу, холодком пробежавшую по сердцу, она решила не говорить коту, что уйдёт отсюда навсегда и только уверенно произнесла:

— Ничего он мне не сделает. Я ведьма, если ты не забыл.

— Ну-ну, — съехидничал кот, — хотелось бы посмотреть на это представление, но мне тут задерживаться некогда — своих дел полно.

— Так ты что? Завтра уйдёшь? — Вьета совершенно натурально обиделась.

— Нет, тут жить останусь, женюсь, котят заведу, — недовольно ответил Лис, — ты что думаешь, я тут навсегда поселюсь? У меня своих дел полно.

— Понятно, — девушка шмыгнула носом и ушла в дом.

Кот на мгновенье даже пожалел её. Можно ведь и задержаться на денёк, всё-таки мало ли помощь понадобится, ведь ведьма она ещё никакая, но вспомнив, как она заморозила его взглядом, и он не мог и усом пошевелить, Лис твёрдо решил: перебьётся. Не будет он с ней возиться, пусть сама учится. Всё, что обещал, он сделал. Всё, что хотел — получил. Делать тут больше нечего, а скоро в Лингарне большой сбор, на который соберутся самые красивые кошки, и если в прошлом году ему там не повезло, то уж теперь-то он отыграется. К тому же, по дороге нужно было ещё разобраться с упырём-филином, так напугавшим его этой ночью, и наглыми мышами, посмевшими насмехаться над ним.

 

Предыдущая запись

Ведьма ветра-4

Следующая запись

Ведьма ветра-6