Ведьма ветра-6

На рассвете Вьета подоила коров, выгнала их на пастбище за домом и налив себе кружку свежего, ещё тёплого молока устроилась на крыльце. Пёс спал в конуре, а кота нигде не было видно. Объевшись накануне, Лис спал где-то без задних ног, набираясь сил перед долгой дорогой.

Лёгкий туман плыл над лужком, скрадывая звуки деревенского утра. Вьета сидела, привалившись к перилам, и думала о будущем. Она мечтательно смотрела на дорогу, проходившую мимо дома и скрывавшуюся в лесу. Уже скоро она уйдёт по ней и никогда больше не вернётся сюда, в этот мрачный дом, больше похожий на тюрьму. Вьета так часто представляла себе, как в один прекрасный день она уйдёт отсюда навсегда, и вот — этот момент наступил. Она счастливо поёжилась — предчувствие чего-то нового и неизвестного, вступавшего в её жизнь, будоражило и отзывалось дрожью в теле. Лёгкий ветерок, прошелестев листвой росших за забором берёз, принёс и бережно положил ей на колени яркий зелёный листок.

— С добрым утром, Ветер, — улыбнулась она, — с добрым утром.

— С добрым утром, Вьета, — прошелестела листва.

— Это ты с кем говоришь? — скрипучим спросонья голосом, пробурчал Лис, тихо подкравшийся сзади. Вьета подскочила от неожиданности и пролила молоко.

— У, раззява, добро переводишь, — недовольно сказал кот, усаживаясь рядом и начиная умываться.

— Доброе утро, Лис.

— Доброе, доброе. Ты всё молоко пролила, или ещё осталось?

— Конечно, осталось. А ты чего так рано встал? Я думала, ты ещё спать будешь — тебе же далеко идти, так выспался бы на дорожку.

— Ой, спасибо за заботу, добрая ты моя, но вот мне как раз идти далеко, поэтому надо пораньше выйти, чтобы добраться в нужное мне место, пока не стемнеет.

— А ты куда идёшь?

— На Кудыкину гору, — отрезал кот, недовольно скривив морду. Да уж, спросонья Лис не любил весь мир.

— Да и не отвечай, — Вьета равнодушно пожала плечами. Ей было всё равно, куда кот отправится, главное, чтобы ушёл побыстрее, у неё ещё куча дел, которые надо было успеть переделать, пока не вернулись родственники. Нужно было как-то спровадить кота, и девушка добавила, ехидно посмотрев на зевающего Лиса: — Через час поедут подводы на ярмарку в Козельцы. Если тебе по дороге, то не надо будет пешком идти, там для тебя место найдётся. Так что и выспишься, и лапы трудить не будешь.

Кот радостно встрепенулся:

— Опять ветер нашептал? В Козельцы?.. О, вот это дело, — он довольно потёр лапы, облизнулся и деловито произнёс, — так, теперь надо позавтракать. И поплотнее.

— Хорошо, — рассмеялась Вьета, — тебе того же, что и вчера?

— Да, того же и можно побольше. Эх, жалко карманов у котов не предусмотрено. С собой ничего не взять, — пожалел Лис и начал подгонять девушку, — давай, шевелись, а то без меня уедут.

 

Через час они стояли у ворот и ждали подводы. Кот, раздутый, как воздушный шарик, почти валился с ног — от сытости его безудержно клонило в сон. Вьета потрепала Лиса по голове:

— Просыпайся, вон они едут.

— А кто спит? Я не сплю, — сонно пробормотал кот, с трудом разлепляя слипающиеся глаза. Посмотрев на приближающиеся телеги, доверху нагруженные товарами, он сказал, — ну, давай прощаться. Ты это, того…. Не пропадай, ладно? А то, что я буду делать лет через десять. У меня в планах не предусмотрено помирать. Хорошо?

— Хорошо, — улыбнулась Вьета, — давай, высматривай, куда сядешь.

Кот посмотрел на подводы, указал лапой на последнюю, где возничий дремал, мерно качая головой. Вьета подсадила объевшегося кота на подводу и тот, уютно устроившись на мягких тюках, небрежно сделал ведьме лапкой, а потом прикрыл глаза.

Проводив кота, Вьета вернулась во двор, подойдя к будке, с трудом расстегнула проржавевший карабин, спуская пса с привязи. Жалобно звякнула ненужная цепь, отброшенная за будку. Натраг потянулся всем телом и тяжело побежал по двору, обнюхивая и по-хозяйски помечая все углы.

Он как раз заканчивал обход владений, как на крыльце показалась Вьета с большой миской в руках. Пёс настороженно посмотрел на пахучее белое варево:

— Это оно самое?

— Да. Не бойся, кот то же самое вчера пил, и, как видишь, не умер. Правда, повертеться придётся, так знаешь — ради чего, — успокаивающе сказала она, гладя пса по голове, — давай, не бойся.

Натраг тяжело вздохнул и начал лакать пахнущие пряностями сливки. Допив всё до конца и вылизав миску, он, так же, как и кот, лёг и, прикрыв глаза, начал ждать. Вьета пошла в дом, вспомнив, как оголодал кот, после своего превращения. Она решила сразу приготовить что-нибудь для собаки. Со двора  донёсся какой-то странный вопль. Девушка выскочила на крыльцо и увидела, как пёс крутится волчком, подвывая и хрипло взлаивая. Одобрительно кивнув головой, Вьета вернулась в кухню, чтобы приготовить еду для вымотанного превращениями пса.

Выйдя на крыльцо с полной миской похлёбки, щедро сдобренной колбасой, Вьета с удовольствием увидела пса, скачущего по двору не хуже молодого щенка. В отличие от кота, с псом такое происходило впервые, и он не мог поверить, что это всё не сон. Перестали ныть и болеть лапы, стали лучше видеть глаза, а нюх был такой, что он мог точно сказать, что сегодня будет на обед на другом конце деревни. Увидев девушку, появившуюся на крыльце, он легко оттолкнулся, в красивом прыжке перелетел через осточертевшую будку и приземлился недалеко от ступенек, одним махом преодолев по воздуху метров пять.

— Ну как? — поинтересовалась Вьета, ставя миску на нижнюю ступеньку крыльца.

— Ты знаешь, даже лучше, чем когда я был моложе, — радостно гавкнул пёс и начал азартно уничтожать похлёбку.

Девушка с улыбкой наблюдала за ним. Да, действительно, казалось, что пёс не только помолодел, но ещё и вырос, хотя он и так был не маленьким, но вроде бы, стал ещё больше, голова собаки доходила ей почти до пояса. Быстренько расправившись с едой, Натраг плюхнулся на задницу и глянул на Вьету.

— Ещё?

— Да, есть хочу, как год не жрамши, — весело сказал пёс, радостно перебирая лапами и вертя коротким хвостом.

— Подожди, я сейчас, — и Вьета скрылась в доме, радуясь за Натрага, и даже не думая о том, что скажут родственники, узнав, что она скормила собаке почти весь вчерашний ужин.

От третьей миски пёс отказался, сказав, что тогда он просто не сможет двинуться, а ему хотелось бы побегать, размяться после бесконечного сидения на цепи. К тому же обретённая вторая молодость и нахлынувшая вместе с ней энергия требовали выхода. Вьета понимающе кивнула головой и, оставив пса веселиться, вернулась в дом. Нужно было убраться и приготовиться к возвращению хозяев. Она уже почти закончила, как услышала требовательный гавк с улицы.

Когда девушка вышла на улицу, пёс, сидевший у крыльца, сказал:

— Слушай, я тут пока бегал, вот, что подумал, а, может, после обеда уйдём? Скотину накормишь, чтобы до ночи голодными не сидели, и пойдём?

— Почему ты так торопишься? Дядя с тётей ещё не скоро появятся. Да и если появятся, я заранее узнаю — ветер скажет.

— Честно говоря, хочется убраться отсюда побыстрее, — откровенно ответил Натраг, — вот не лежит у меня душа к этому месту. Да и что тут делать? Уже все дела сделаны.

Вьета помолчала, оглядывая двор. Да, она почти всё сделала. Хотя, уже непонятно — зачем? Нужно лишь коров подоить, да задать корм. Остальным пусть хозяева занимаются. Девушка кивнула:

— Да, уходим, — она развернулась, чтобы уйти в дом. Пёс крикнул в спину:

— Еды побольше возьми! Лучше всего на неделю.

— Почему на неделю? Зачем так много? У нас деньги есть, — и она рассказала про золотые монеты, найденные в книге, а потом добавила, — да и свои деньги у меня тоже есть, немного, но всё же, на первое время хватит.

Пёс потребовал показать монеты и, когда девушка сунула ему под нос золото, Натраг, недоверчиво оглядев неожиданно свалившееся на девушку богатство, ворчливо заметил:

— Это, конечно, замечательно, но ты мне вот что скажи, как и где ты ими будешь расплачиваться? В придорожном трактире? Да мы потом и дня не проживём.

— Почему? – удивилась Вьета.

— Вот сидишь тут в глуши, ничего не знаешь, — наставительно произнёс Натраг, — откуда у нищей сироты такое богатство? Сама подумай и прикинь, что будет, когда ты их из кармана достанешь?

— И что делать?

— Подумаем, что делать, — вздохнул Натраг, — но пока спрячь и еды запаси побольше, чтобы голодом не сидеть, пока не найдём, где это богатство можно продать.

Вьета собрала припасы в дорогу, добавила к ним пару платьев на смену и ещё одни туфли, быстренько всё уложила, раскопала в сарае старую шлейку, которую надевали на пса, когда он ещё был молодым и сильным, чтобы таскать хворост из лесу, и примерила сбрую на собаку. Всё замечательно подошло и, разделив груз по силам, они облегчённо вздохнули. Вьета написала записку, оставила на столе в кухне и уже хотела выйти во двор, но, охнув, кинулась к себе в комнату. В дальнем углу под кроватью, у неё был небольшой тайничок, куда она складывала накопленные деньги. Переложив кожаный мешочек с бренчавшими монетками в карман платья, она пошарила рукой в узкой щели и вытащила на свет медальон, подаренный ей при странных обстоятельствах.

Пару лет тому назад, зимой, Вьета, нагруженная хворостом, тащилась по дороге к дому, когда повстречалась ей странная женщина. Точнее даже не женщина, а старуха, старая страшная беззубая карга в лохмотьях, просившая милостыню. Хозяев не было дома, они уехали на свадьбу к родственникам в соседнее село, и Вьета привела старуху в дом, накормила и даже дала кое-что из тёплых вещей. Женщина, отогревшаяся в тепле, улыбнулась страшным беззубым ртом и, сняв с шеи амулет, отдала его девушке, прошамкав, что ей он уже не нужен, а Вьете может пригодиться и, поблагодарив, ушла. Проводив старуху, девушка внимательно рассмотрела подарок: большой кружок из белого очень тяжёлого металла, украшенный гравировкой с символами четырёх стихий, висевший на обычном кожаном шнурке. Ничего не сказав родственникам ни о гостье, ни о подарке, девушка спрятала медальон в тайник, но иногда по ночам доставала и рассматривала странную вещицу. А недавно, где-то с месяц тому назад, когда Вьета особенно сильно вглядывалась в гравировку на подарке, ей показалось, что картинки движутся. Испугавшись, что сходит с ума, Вьета спрятала подарок и больше не брала в руки. Сейчас, взяв медальон в руки, девушка внимательно посмотрела на хорошо знакомые ей рисунки, и они снова начали двигаться, но в этот раз девушка не испугалась, наоборот, улыбнувшись, повесила подарок на шею, легко сбежала вниз.

Пёс сразу заметил медальон на шее девушки, попросил посмотреть, обнюхал и устроил настоящий допрос, выясняя всё об этом странном украшении: кто подарил, где и когда. Особенно пса заинтересовало то, что странная железка светится в темноте и рисунки оживают. Заканчивая осмотр и допрос, пёс заявил, что эта штучка очень непростая штучка, но как она работает, он понятия не имеет, и посоветовал спрятать железку с глаз, и никому не показывать.

Неожиданно с улицы донёсся стук копыт и скрип рессор.

— Приехали? — испугался пёс.

— Нет, это не наши, — Вьета покачала головой, прислушалась, тихо сказала: — Уходим, быстро!

— Я же говорил! — тихонько провыл Натраг, — дождались на свою голову неприятностей.

Пёс рванул на задний двор, а Вьета — в дом, откуда выбралась на зады усадьбы через открытое в кухне окно. Быстро собрав вещи, она побросала их через забор, подставила спину псу, чтобы он смог перепрыгнуть на другую сторону, сама перелезла, и юркнула в кусты, затихнув, как мышка.

 

К усадьбе мельника подкатил лёгкий быстроходный экипаж, запряжённый парой лошадей, остановился чуть в стороне. Шевельнулись занавески на окнах, и мужской голос тихо сказал:

— Здесь она живёт.

— Богатый дом, — оценил другой мужчина.

— Не бедствуют, — согласился первый, — папаша за дочкой хорошее приданое даёт.

— Хоть бы и ничего не давал, — раздалось в ответ беспечное, — такая красавица — сама по себе капитал.

— Это верно, ваша милость, — поддакнул первый, а милость, нервно постучав тонкими длинными пальцами по окошку, нетерпеливо произнёс:

— Поехали! А ты займись этим делом. Понял?

— Да, ваша милость.

Открылась дверца экипажа, украшенная затейливым вензелем, на дорогу вышел невысокий мужчина лет сорока, одетый в обычный камзол из чёрного бархата. Едва мужчина отошёл в сторону, щёлкнул кнут, карета покатила по дороге, на ходу захлопнулась дверца.

 

— Фух! Это новый жених Кармелы, — пояснила Вьета, выбираясь из кустов, — и надо было так бежать?

— Надо! Мало ли! Там сейчас этот ходит, которого из кареты выставили. И как бы мы ушли при нём?

— Так бы и ушли! Ты такой недоверчивый. Всех подозреваешь непонятно в чём.

— Служба такая, — мрачно ответил Натраг, принюхиваясь и настороженно оглядываясь по сторонам.

— А когда мы выглядим, как воры — это лучше? А если кто увидит, разговоров будет до следующей весны, — ворчала девушка.

— Не увидят, кроме того хмыря тут больше никого нет, я проверил. А вот наши нам как раз навстречу будут ехать, как бы не столкнуться.

— Не столкнёмся, ветер предупредит, успеем спрятаться, — Вьета забросила на плечо котомку и широко раскинула руки, — хватит, Натраг, радуйся. Мы — свободны.

— Да, мы — свободны, — согласился пёс и потрусил за ней следом.

 

Предыдущая запись

Ведьма ветра-5

Следующая запись

Ведьма ветра-7