Ведьма ветра-7

 

 — Ух, ты, красотища какая! — воскликнула Вьета, захваченная потрясающим видом, открывающимся с горы. Она с восхищением смотрела на море, сверкающее всеми оттенками синего, на горы, покрытые густой зеленью лесов, на красные черепичные крыши городка, притаившегося далеко внизу, у самого берега. Натраг, не разделяя её восторгов, ворчливо спросил:

— И что такого ты увидала?

— Я тут никогда не была, — пояснила девушка, вглядываясь вдаль, — и море первый раз увидела.

— Подумаешь, невидаль! Бестолковое оно, море твоё. Столько воды, а не напиться, — буркнул Натраг: — Нечего тут стоять, надо дальше идти.

— Сейчас, сейчас, — отмахнулась Вьета, глядя на морские просторы.

Пёс осуждающе покачал головой, вздохнул:

— Даром тратим время.

— Ты куда-то опаздываешь? — удивилась девушка, хотела ещё что-то добавить, но передумала, притихла, прислушиваясь, и приказала: — давай в кусты — наши домой возвращаются.

Спрятавшись в кустах, они терпеливо ждали, когда родственники проедут мимо. Вскоре из-за деревьев донёсся стук копыт, и почти тут же появился и экипаж. Дядя, сидя на козлах, переговаривался с женой, а поскольку сидел он к жене спиной, то говорил громко, оповещая не только засаду в кустах, но и весь лес о своих планах. Вьета с псом, слушая разглагольствования дяди, лишь переглядывались, бросая друг на друга насмешливые взгляды. Когда экипаж скрылся за деревьями, девушка громко фыркнула:

— Видал? Они, оказывается, уже всё решили!

— М-да! — поддакнул Натраг, — вот так нежданно-негаданно ты в невесты попала. Кто бы знал!

— А я-то сбежала, дура!

— Действительно, — хихикнул пёс, — свадебного пирога не поедим.

И они весело рассмеялись.

Выбираясь из кустов, девушка и пёс представляли, как удивятся родственники, когда вернутся домой, а невесты нет — сбежала, куда глаза глядят.Разобрав пожитки, пошли по дороге, переговариваясь и обсуждая подслушанные новости. Вьета всё не могла остыть, и громко возмущалась вероломству дяди:

— Нет, мне это нравится. Они, оказывается, уже и жениха мне нашли и обо всём договорились, а я ни сном, ни духом. Хороши, родственники! А если бы кот не пришёл, чтобы я делала?

— Вот какая уже теперь разница? — хмыкнул пёс, — раз свадьба тебе не грозит, можешь не переживать. Забудь, как страшный сон, — помолчав, он неуверенно протянул, — я тут кое-что вспомнил…

— Что?

— Да, говорят, где-то в горах есть места такие, где всем всё равно, кто ты такой.

— Это где? — оживилась девушка.

— Не помню. Название такое чудное, вроде ленивых кур. Что-то там с ними делают… — пёс задумался, но, не вспомнив, предложил, — ветер спроси! Ты — ведьма или кто?

— Спрошу, спрошу! — Вьета приостановилась, застыла, прислушиваясь. Получив ответ, громко сказала, — Куршевель это место называется.

— О! я же говорил, что они там что-то с курами делают! Вот же дураки. На кой их шевелить? Сами яйца не снесут, что ли?

— Когда доберёмся, спросишь, — предложила Вьета, и добавила, — пошли, надо уйти подальше.

— Боишься, что ловить начнут?

Девушка пожала плечами. Пёс не стал спорить, и они быстро пошли по дороге, обсуждая вероломство Вьетиных родственников, и гадая, что сейчас думает мельник, и не пошлёт ли он погоню за воровкой.

 

Этторе Молинаре, узнав, что племянница удрала, подчистив погреб и забрав собаку, погоню за ней посылать не стал. Конечно, он не выполнит обещание, данное важному человеку, но тут уж, как получилось. Хотя… А, может и выполнит. Тут надо подумать. Вдруг, да найдётся сирота, которая захочет жить, не тужить. А то, что муж дурак-дураком, сопли пузырём, так это, может и к лучшему. Но мельник отложил это дело на потом, занявшись гостем, посланным одной важной персоной, возжелавшей жениться на Кармеле. Лишь поздно вечером, когда посол спал, напичканный вином и сытной едой, хозяин усадьбы, зайдя в спальню, и устраиваясь на кровати рядом с женой, довольно потёр ладони, сказал:

— Удачный день.

— Как же, скажешь такое! Столько продуктов увела, зараза, — проворчала жена, но к её удивлению муж, обычно скупой и прижимистый, в этот раз махнул рукой:

— А кабы и всё забрала, не заплакал бы. Одно хорошо — убралась с глаз с псом своим, — и в ответ на удивлённый возглас жены, пояснил, — я тут слыхал, вроде ищут её. Смекаешь, кто ищет?.. — он многозначительно посмотрел на жену, — а ну, как найдут, да в моём доме?.. Нет, сбежала, и хвала Небесам! А ты, коли чего спросят, не отказывайся. Говори, что жила такая Полина  — с улицы взяли сиротку, а та, как подросла, удрала, слова благодарности не сказала.

— Вот-вот! Ещё и погреб подчистила.

— О! давай, давай, рассказывай! Через неделю узнаешь, как у тебя племянница весь дом подчистую выгребла, а через месяц — что усадьбу на горбу утащила. Людей не знаешь? — бухнул муж, — раззвонят по всему миру, не отмоешься. А там, глядишь, и до того, до кого надо дойдёт, — он ткнул пальцем куда-то в потолок и, покачав головой, весьма дальновидно заметил: — Когда говорить не о чем, уж и через неделю не вспомнят, что у нас такая жила. Поняла? Потому, коли спросят, что ответишь? Взяли, была, ушла. И весь сказ.

 

 

Предыдущая запись

Ведьма ветра-6

Следующая запись

Ведьма ветра-8