Ведьма ветра-16

— Глубокоуважаемые господа и дамы. Хвала Небесам, наше путешествие, столь лёгкое и приятное подошло к концу. Наш дилижанс прибыл на главный причал самого романтичного города в мире — Венето. В лавке, расположенной у входа на причал, вы сможете приобрести памятный камень, который, будучи возложен у причала Риальты, где верный и преданный Ромео ждал свою русалку, станет основой для долгого и счастливого брака. В ассортименте нашей лавки камни на любой вкус и кошелёк, но, что наиболее важно, все они взяты на том же месте, где добывал свои камни верный Ромео, — бодро докладывал кучер дилижанса, прибывшего в Венето откуда-то из дальних краёв.

Натраг, стоявший неподалёку, проворчал:

— Он когда-нибудь заткнётся? Вот веришь, если найдётся ещё один желающий рассказать эту проклятую историю, я его покусаю.

Вьета лишь головой покачала. Услышав романтичную историю первый раз, она и сама была готова купить камень и бежать на поиски причала Риальты, но с тех пор много воды утекло. Юная девушка устала от романтики и начала мечтать о тишине и покое, чего в Городе Влюблённых, как оказалось, найти было почти невозможно.

Причал, с которого быстроходные лодки доставляли пассажиров в город, был забит желающими возложить камень на причал Риальты, и Вьете с Натрагом пришлось стоять в длинной очереди, чтобы попасть в лодку. К счастью, рулевой историю не пересказывал, лишь громко заявил, что доставит гостей прямо к причалу Риальты, чем порадовал всех пассажиров, исключая мальчишку, который, вместо того, чтобы обрадоваться, спросил, как можно добраться в порт.

Узнав, что в порт придётся добираться пешком, Вьета вздохнула, но делать было нечего, и она подумала, что всё же стоит прогуляться по Городу Влюблённых, чтобы было потом, что вспомнить. Но, познакомившись с городом поближе, Вьета захотела выбросить это место из памяти навсегда, поскольку романтики в этом месте было не больше, чем на птичьем дворе.

Первый раз Вьету обругали, когда она сошла на причал Риальто, под завязку забитый людьми, желавшими положить свой камень на причал лично. Люди, уже отстоявшие длинную очередь, и возложившие свой камень, рвались в лодку, как будто причал горел, и замешкавшегося пацана обругали с ног до головы. Сойдя на берег, девушка и собака быстро пошли в другую сторону, приостановились на перекрёстке, прикидывая, куда повернуть, за что были обруганы второй раз, но уже местными жителями. А дальше брань начала сыпаться чуть ли не на каждом углу. Жители города, уставшие от гостей, приезжающих в Венето, костерили романтиков на все корки. Походив по запутанным улочкам Венето, и в очередной раз выйдя к каналу, по которому сновали быстроходные узкие лодки, Вьета поняла, что устала. Больше всего ей захотелось выбраться из этого каменного лабиринта, уйти в лес, посидеть у костра и лечь спать в тишине и покое.

— Молодой человек хочет попасть на причал Риальты? — проскрипело над ухом.

Вьета обернулась, уставилась на старика в поношенном костюме то ли мага, то ли звездочёта, а старик, не дождавшись ответа, пояснил:

— На причале Риальты все влюблённые дают зарок вечной любви, бросая в воду камни, привезённые с гор.

К этому времени такой романтичный поначалу обычай показался девушке сущей глупостью и, не сдержавшись, она сообщила об этом старику.

— Глупость, не глупость, а за год наш район увеличился на два метра. Так куда направляется мой юный друг?

— В порт, — опрометчиво ляпнула уставшая девушка.

— О, мой юный друг не планирует задерживаться в Венето?

— Нет.

— Это радует, — воскликнул старик, махнул рукой в сторону лодки, покачивающейся на волнах у причала, — мой внук доставит вас на восточные причалы.

Вьета и Натраг спрыгнули в лодку, девушка села на скамью, пёс пристроился у её ног, лодочник взмахнул веслом, и узкая юркая лодка стремительно помчалась по каналам, направляясь на восток, в торговый порт.

Примерно через полчаса, сгрузив пассажиров на причал торгового порта, лодочник испарился, как будто растаяв в воздухе. Вздохнув, Вьета сказала:

— Тебе не кажется, что нас просто выставили из этого города?

— Так ты же камень не притащила. Какой с тебя толк? — фыркнул пёс, — видала, какие ушлые? Натрындели про себя небылиц, а доверчивые люди им за свои деньги да на своём горбу строительный материал таскают. Поди, ржут над доверчивыми простаками! И как только не лопнут от смеха?

Вьета кивнула головой, и грустно сказала:

— То-то никто не знает, где находится этот причал Риальты.

— Я и говорю — жулики!

И девушке пришлось согласиться. Натраг был прав. Жители Венето оказались жуликами высшей марки.

К счастью, в торговом порту были другие дела, и тут никому не было дела до любовных историй. Вьета и Натраг, пройдясь вдоль причала, быстро нашли судно, отправлявшееся в Вельки. Девушка оплатила проезд и они с псом, поднявшись на борт судна, устроились возле бочек с солёной рыбой — других мест на торговом судне не было, — но путешественникам было уже всё равно, как ехать, лишь бы убраться из Венето поскорее. Матрос, найдя пассажиров, сообщил, что судно отправится через час и, если проезжающим нужна еда, то они успеют купить её в трактире, что находится в начале причалов, но Вьета отказалась — еды было достаточно. Прислонившись к бочке, она прикрыла глаза, пёс уже сопел, лёжа под боком.

Идиллию рабочей жизни с её приказами, уточнениями и руганью разорвал до боли знакомый говорок:

— Глубокоуважаемые господа и дамы! Итак, мы прибыли в Венето — Город Влюблённых...

«О, нет!», простонал Натраг, а Вьета, тяжело вздохнув, открыла глаза и уставилась на парусник, стоявший рядом с их торговым кораблём. На палубе, укрытой ковром, сидели в креслах несколько очень богато одетых людей, перед которыми рассыпался мелким бесом мужик в простецком наряде. Он обещал, что остановка будет недолгой, судно лишь примет на борт запас пресной воды, а потом отправится прямо к причалу Риальты, который уже очищен от черни, рвущейся оставить залог любви, и дамы и господа смогут осмотреть историческое место без помех.

Пёс не выдержал, сказал, не скрывая осуждения в голосе:

— Никогда не думал, что в мире столько дураков.

— Нет, они — не дураки, — Вьета вздохнула, вспомнив, как и она была готова купить камень, добавила, — они лишь верят в чудо, а поняв, что их обманули, не желают признаться в этом.

— Да? Счастье не может зависеть от какого-то камня. Это, девочка моя, ложные ориентиры.

— Что? — Вьета во все глаза уставилась на пса, который то вёл себя дурак дураком, то вдруг выдавал такие умности. И откуда в нём такое? Натраг фыркнул, пояснил:

— Так твой отец говорил, что создавать символы в любовных делах опасно. Когда дела начинают идти плохо, люди ищут оправдания, списывая всё на временные трудности, ведь залог вечной любви оставлен, но любовь — не ломбард.

— А-а-а! так вот почему ты так насмешничал! И что ещё мой отец говорил?

— Он много чего говорил. А ещё он говорил, что не надо лезть туда, куда не надо.

— Почему ты решил, что нам в Вельки не надо?.. Нам туда вот, как надо! — и Вьета провела рукой по горлу, — если тайник там, то мы всё заберём и назад! Купим себе право на жительство в Пряничной Долине, и прощай, Айзендорф.

— Как это?

— Так это. Если Лис не врал, и в тайнике действительно большие ценности, то мы их заберём и поедем в Пряничную Долину. Там придём к консулу, заплатим и получим право на вечное жительство. Понял?.. Один раз заплатим много, а потом — гуляй, делай, что хочешь. Там же и печать пришлёпнем, и никто нас не найдёт.

— Это как?

— Так. Своих жителей консул не выдаёт. Мало ли кто у него там живёт. Никого не волнует. Понятно?..

— Погоди! Так это там могут такие ухари обитать!..

— Нет, не обитают. Там проверяют всех — не натворил ли чего где-нибудь.

— Так и нас проверят, — испугался Натраг.

— И что? Мы с тобой убили кого? Или ограбили? Всё наше, законное. А то, что я — ведьма, в Пряничной Долине никого не волнует. Если бы ты мне сразу сказал, уже бы всё сделали, да назад ехали. А так только время даром теряем. Бегаем туда-сюда, как дураки, — и Вьета с досадой махнула рукой, но у пса была своя правда:

— А если бы мы Лиса не встретили, то уже бы к Пряничной Долине подходили!

Вьета тяжело вздохнула, но ничего не ответила.

— Может, всё-таки сходим за едой, — спросил Натраг, прерывая повисшую мрачную паузу.

— Нет, нам хватит до утра. Не хочу никуда идти, — и Вьета закрыла глаза.

 

Молодой черноволосый парень быстро шёл по причалу, оценивая суда. Он искал достаточно вместительный корабль, на который можно было погрузить пару лошадей, потому его совсем не заинтересовал небольшой парусник, гружёный бочками с рыбой. Пройдя до конца причала парень нашёл, что искал  — вместительный барк, готовившийся отплыть в Вельки в конце дня. Договорившись с капитаном, парень пошёл назад. Дойдя до трактира, сооружённого у входа на причалы, он нашёл своего приятеля — мужчину с длинными, подёрнутыми сединой волосами, и, присев рядом на скамью, сказал, что обо всё договорился.

— Прекрасно. Когда уходят?.. Вечером?.. Неплохо, — и мужчина, подозвав слугу, приказал подавать обед.

За неспешной трапезой, благо времени у мужчин было много, парень спросил:

— Почему ты так уверен, что надо ехать в Вельки?

— Если она выбралась из норы, в которой пряталась десять лет, то обязательно придёт туда, — уверенно ответил мужчина и поинтересовался: — Наши где?

— Так туда и направляются.

— Прекрасно, — и мужчина довольно улыбнулся, — как всё складывается-то хорошо. Глядишь, и её там встретим.

— Почему ты так уверен?

— Я знаю, и тебе придётся поверить мне на слово.

Предыдущая запись

Ведьма ветра-15

Следующая запись

Ведьма ветра-17