Ведьма ветра-17

Дорога, ведущая от города Вельки на восток, широкой лентой петляла между холмами. Из небольшой рощицы, шелестевшей листьями на одном из них, за дорогой напряжённо наблюдали две пары глаз.

— У них здесь что, городской парк, народные  гуляния, или они за деньги нанялись целый день тут шляться? — недовольно бурчала Вьета, наблюдая за дорогой, далеко просматривавшейся с их наблюдательного пункта.

Развалины замка стояли на холме немым укором, маня таинственными сокровищами, спрятанными в кладке фундамента, но добраться туда незаметно не было никакой возможности. Не проходило и пяти минут, чтобы пеший или конный не показался на горизонте. Уже несколько раз пёс и девушка срывались с места, собираясь перебежать через дорогу, но в этот момент кто-нибудь начинал маячить вдалеке. Вот и сейчас, только последний путник скрылся из виду по направлению к городу, и они уже вскочили, собираясь бежать, как на горизонте показался всадник, тоже направлявшийся в Вельки.

— Я не понимаю, им там, мёдом намазано? Может, праздник какой, а мы не знаем? Вот я же говорила, что не надо идти в обход. Шли бы по дороге. Что тут такого странного, что девушка с собакой пошла к развалинам? — кипятилась Вьета, уставшая от нетерпения. Тем более что ждать надо было неизвестно чего.

— Вот сколько раз тебе можно объяснять? Везде есть уши и глаза. Всегда найдётся кто-нибудь, кто увидит и другим расскажет, — начал терпеливо объяснять пёс, поднимаясь и начиная принюхиваться, — похоже, что ничего не получится, будем тут до темноты сидеть. Пошли дальше в лес, чтобы тут не отсвечивать. Жаль, небо ясное, хоть бы ливень пошёл что ли?

—Помыться решил?

— Когда дождь, тогда на небе тучи и темно — понятно? Лето — ночи короткие, а сегодня луна рано взойдёт, — наставительно ответил пёс, вставая, — пошли дальше, там есть такое местечко укромное, переждём до темноты.

— А, так ты хочешь, чтобы луны не было? — хмыкнула девушка, — так не будет. Тучи я обеспечу, но дождя и не проси.

Они ушли подальше в лес, там действительно был небольшой овражек, укрытый от посторонних глаз густой зеленью. Спрятавшись в овраге, Вьета хотела, было, зажечь костёр, но Натраг не дал этого сделать.

— Никак не могу понять, что ты так боишься, что нас тут увидят?

— Потому, что мы с тобой туда не за грибами идём! А если кто-то чужой о тайнике знает, да сторожа выставил? Тот враз доложит, и бегай тут потом, прячься.

— А ночью нас не увидят и не доложат?

— Я тебе сейчас один ба-а-альшой секрет открою, — Натраг подвинулся к девушке, перешёл на шёпот, — ночью нормальные люди спят.

— Думаешь, сторож нормальный?

— Сразу видать, не учёна ты охранному делу! Первый год тот сторож не ел, не пил, не спал, охранял. Может, вся его семья тут паслась, друг друга сменяя, но время шло, а ничего не случалось, и им надоело. Да и никто же не проверяет, как они службу несут, а деньги платит. Так что, будь уверена, сторож по ночам спит, а днём ходит, сплетни собирает — мало ли, кто чужой появился, чтобы, если что, отчитаться — всё вижу, всё знаю. Ясно?

— Ясно, — Вьета вздохнула, — значит, если нам надо будет в Валленбург отправляться, будем по ночам блудить?

— Зачем? Найдём артистов каких-нибудь, и к ним присоседимся. Кто будет на клоунов ярмарочных внимание обращать?

— Что я там делать буду? Петь и танцевать не умею. По канату ходить — тоже.

— Деревня, — буркнул пёс, — фокусы будешь показывать.

— Сам такой, — огрызнулась девушка, — вот за них меня и схватят, как ведьму.

— Значит, нужно придумать так, чтобы не схватили, — наставительно произнёс Натраг, — ты ведьма? Вот и думай!

— Подумаю. Но пока у меня другой вопрос возник. Значит, правит Людвиг, но куда его отец делся?

— Франц? Не знаю. Вроде, говорят, что умер.

— Говорят или умер?

— Не знаю!

— Плохо, что ты не знаешь, — и Вьета подняла голову в небо.

— С ветром говоришь? — шёпотом спросил пёс, и девушка кивнула, а чуть позже удивлённо протянула:

— Странно... Вот как ты думаешь, может так быть, что ветер не может найти человека?..

Пёс хотел ответить отрицательно, но решил перестраховаться и пробурчал:

— Мне-то откуда знать, я — не ведьма.

— Конечно. Но всё же?.. Ладно, сама отвечу — такого быть не может. Франца нет, но он не умирал. Как так может быть?

— Не знаю. Ну, если только сидит в каком-нибудь подземелье.

Вьета кивнула. Опустила голову, скрывая от пса глаза, полные слёз, и тихо прошептала:

— Да, в подземелье... с крысами... — она всхлипнула, повторила, — в сыром подземелье с крысами... толстыми, жирными крысами... С крысами...

Натраг удивлённо посмотрел на девушку, не понимая, что происходит, а та, неожиданно вскочив, заорала на весь лес:

— Мыши! Мыши!

«Крысы, мыши. Ну, всё, ку-ку», — подумал пёс, — «с ума сошла от переживаний», и добавил вслух:

— Ты чего орёшь? Вся округа сбежится. Да что с тобой?

А Вьета кружилась на одном месте в каком-то диком безумном танце, повторяя — «мыши, мыши, мыши». Она подлетела к псу и, обхватив его за шею начала целовать:

— Натраг! Натраг! Ты понимаешь? Мыши! Мыши!

Пёс настороженно отстранился, пробурчал:

— Хотел бы разделить твою радость, если бы хоть что-то понимал, — и добавил ядовито, — и не висни на мне. Я тебя, конечно, тоже люблю, но жениться на тебе точно не смогу.

— Не понимаешь? Вспомни, когда мы на ночь в лесу остановились, и мыши своим хохотом нам всю ночь спать не давали, всё историю про Лиса рассказывали, как он об ель головой бился? — они переглянулись и дружно засмеялись, вспоминая рассказ мышей. Отсмеявшись, Вьета продолжила: — Так вот, оттуда мышам до того места, где всё случилось, неделю ползти, а они эту историю уже знали и друг другу весь день пересказывали. Получается, до них новости за день добрались? Видишь, как они моментально вести разносят! А подземелья — это мыши, крысы. Вот и надо мышей попросить, чтобы порасспрашивали, поузнавали.

— Гениально. Зови мышей. Чего уставилась. Сейчас и зови, чего ждать? — пёс подскочил в нетерпении и требовательно смотрел на девушку.

— Да нет их тут, надо искать, — махнула рукой Вьета, — не торопись. Доберёмся до замка, вот там, в развалинах, все будут — и мыши, и крысы. Там и поговорим. Давай лучше поспим, а то до ночи ещё далеко, надо отдохнуть.

— Сама и спи, а я посторожу.

— Не надо, ветер посторожит, — отмахнулась девушка, — спи.

— А как он нас предупредит, если что? Опять шишкой по носу? Тогда — тебе, теперь твоя очередь, — с сомнением сказал пёс, потирая лапой ушибленный нос.

— Может быть и шишкой, — усмехнулась девушка, устраиваясь поудобнее, — спи, ночью некогда будет.

 

Предыдущая запись

Ведьма ветра-16

Следующая запись

Ведьма ветра-18