Ведьма ветра-18

Вечерело; тени удлинялись, наступая на свет, и тот позорно бежал от них, сдаваясь на милость победителя. Округа начала затихать, укладываясь спать. Зверьё расползалось по норам, желая друг другу спокойной ночи. Где-то далеко заухал филин, предупреждая, что выходит на охоту, и кто не спрячется, тем он и поужинает. Вскоре из-за леса выскочил месяц, залил округу мертвенно-призрачным светом.

— Вот, что я тебе говорил? — победно спросил пёс, показывая девушке на ярко-освещённую лунным светом дорогу.

Действительно, светило хоть и не так ярко, как днём, но тем подозрительнее всё выглядело.

— Тучи давай, время идёт, — поторопил Натраг, но Вьета лишь отмахнулась:

— Сейчас будут, не торопись. Ветер сказал, что кто-то в город едет.

— А новости есть? Что говорят?

— Новостей особо никаких. Так, местные дела, нас не касается. Тс-с-с, тихо, едут, — остановила пса девушка и сама притихла, глядя на мерцающую серебром дорогу.

Вдалеке заржали кони, послышался стук колёс и, вскоре из-за поворота показалась карета, заряженная четвёркой лошадей. Девушка с псом наблюдали за приближавшимся экипажем, готовясь бежать к развалинам на холме сразу, как только дорога опустеет, но планы пришлось изменить.

Карета, проезжавшая мимо, неожиданно остановилась. Натраг скрежетнул зубами от злости, а из экипажа выбрались двое, направились к роще, тихо переговариваясь на ходу. Зайдя в лес шагах в двадцати от притаившихся в кустах Вьеты и Натрага, люди остановились.

— Ну, и почему ты не стал в карете говорить? — раздался высокий мужской голос, судя по всему, говоривший был достаточно молод.

— Вы же знаете, и у стен есть уши, ваше сиятельство, — оправдывался второй, постарше и, судя по тону, служивший первому, — а так, отошли в кустики по нужде, ну потерялись немного, обычное дело.

— Так говори, что сказать хотел, — хозяйским тоном потребовал первый.

— Вы просили узнать, что происходит, так я узнал, хотя это и было ох, как нелегко.

— Ты цену не набивай, — по-хозяйски перебил первый.

— Я не набиваю, а только говорю. Так вот, люди Людвига молчат, как в рот воды набрали, но они кого-то ищут.

— Вот тоже новость, вот узнал, так узнал, — насмешливо сказал хозяйский голос, — да об этом все давно знают. Они печать ищут, которую Генрих спрятал. И к нам пытались сунуться, только отец тогда всех их соглядатаев выгнал, чтобы не вынюхивали.

— Да, вы правы, они печать ищут, но дело не в этом, они ищут какую-то девчонку, — с лёгким оттенком гордости в голосе, сказал слуга.

— Какую девчонку? — встрепенулся хозяин.

— Не знаю, никто ни слова не промолвил. И это узнал с трудом, — начал оправдываться слуга, — вы же знаете людей Людвига.

— Да-а, — протянул молодой, — они хорошо служат — слова не вытянешь. И на подкуп не идут. А ты знаешь, что? А девчонка — это наверно Генриха дочь, ну от той ведьмы, которую позже на костре сожгли. Наверное, Генрих дочери в наследство оставил. Интересно, сколько ей лет сейчас?.. — он помолчал, раздумывая, оживился, спросив: — Что ещё узнал?

— Обернитесь, ваше сиятельство, — предложил слуга.

— Ну, обернулся. Дорога, карета. И что?

— А за дорогой и каретой холм, а на холме развалины замка.

— Допустим. И что?

— В той деревне, которую мы сейчас проехали, живёт один мужичок такой простой-простой, — таинственно зашептал слуга, — так этот мужичок в эти развалины каждый день ходит, как на работу. А раньше-то, лет десять тому назад, почитай, что жил тут.

— Ты это к чему?..

— К тому, что мужичок этот за этими развалинами следит, и деньги за это получает...

— Глянуть бы!

— Ой, не вздумайте, ваше сиятельство. Мужичок-то не дурак. Секретиков наставил. Вдруг, да и увидит, что что-то тронули.

— А пусть и увидит, — усмехнулся молодой, — а мы посмотрим, кому он докладывать побежит. Понял?

— Можно, но сейчас несподручно. Кучер увидит, залюбопытствует.

— Да, в этом есть резон. Тогда давай так. Сейчас доберёмся до гостиницы, я — по делу, а ты — назад. Пошуршишь тут, походишь, камни поворочаешь, а с утра глянем, что мужичок этот делать будет.

— Да, ваше сиятельство. Думаете, к Людвигу пути ведут?

— К кому же ещё? Его люди последнее время к нам зачастили. Его понять можно — не найдёт печать к январю, всего лишится, а нам-то это на руку! Королю уже словечко за меня замолвлено, так что, герцогство, считай, в кармане. Ладно, пошли, а то кучер заподозрит. Да, вываляйся в листьях — скажем ему, что ты упал и в овраг скатился. Вон, тучи набежали, ни черта не видно.

Послышался шорох, удаляющиеся шаги и вскоре двое вышли из кустов, направились назад к карете, возле которой уже взволнованно топтался обеспокоенный долгим отсутствием пассажиров, кучер. Один из заговорщиков, видимо, тот самый слуга, шёл, слегка прихрамывая, второй же ехидно посмеивался и, подойдя к карете, сообщил кучеру, что его стеснительный слуга, любящий прогулки в лес по всякой нужде, скатился в овраг, откуда еле выбрался. Слуга поддакнул, простонав, что ни зги не видно в этой темнотище, на что кучер резонно заметил, что не надо было и лезть, не барин чай, мог и за карету спрятаться. Делов-то! Слуга не ответил, а сиятельство, садясь в экипаж, приказал пошевеливаться, поскольку он не намерен ночевать на дороге. Кучер полез на козлы, слуга — в карету. Щёлкнул кнут, застучали копыта по дорожной пыли, закрутились-заскрипели колёса кареты. Экипаж, набирая скорость, покатил по дороге.

Вьета с псом тяжело перевели дух, и пёс нарушил молчание:

— Чтоб мне перьями порасти! Ветер, ты слышал? Ты можешь за ними последить? Если они так любят по лесам шептаться, может, ещё чего интересного скажут, — попросил пёс и сразу же испуганно дёрнулся — ветка, спокойно торчавшая у него под носом, внезапно качнулась ни с того, ни с сего.

— Он сказал — да, — перевела Вьета.

— Спасибо, — проникновенно произнёс Натраг, а потом встрепенулся, — ладно, чего мы тут сидим, кого ещё ждём? Идти надо, пока опять кто-нибудь не поехал.

— Ну не зря же, — хмыкнула Вьета, — видишь, как удачно получилось.

— Согласен. И ты видала, как я прав был? Следят за развалинами-то! Следят.

— Ничего. Под утро тут этот соглядатай потопчется.

— Это да, это нам повезло, прям не могу описать, как! Хотя!.. — пёс в сомнении покачал головой, — как я понял, у нас ещё одна проблема появилась. Этим-то ты тоже нужна. Если Людвиг права свои не докажет, то герцогство им достанется. И что? Ты представь, что они с тобой сделают, если поймают?

— Ничего не сделают. Подержат, пока срок не выйдет, да отпустят, — легкомысленно отмахнулась девушка.

— Да хорошо бы кабы так. Но я бы поостерёгся. Надо ещё узнать, кому это — им, чтобы хоть знать, кого ещё бояться.

 

Предыдущая запись

Ведьма ветра-17

Следующая запись

Ведьма ветра-19