Ведьма ветра-19

Они поднялись, ещё раз оглядели округу и побежали к дороге, а потом вверх по склону холма, торопясь побыстрее оказаться в спасительной тени, отбрасываемой стенами замка.

Пёс, видимо, не раз бывавший в этих местах, бежал впереди, безошибочно ведя Вьету к цели. Подбежав к полуразваленной башне, он дождался, пока подойдёт запыхавшаяся девушка.

— Да, ничего не видно, и как тут искать? — озадаченно пробормотала Вьета, и глянула на Натрага.

— А что делать? Так посмотри — на ощупь.

— Издеваешься, — констатировала она, и огляделась. Да свет не зажечь, костёр тоже. И где взять свет?.. Охнув, Вьета полезла за ворот рубахи и вытянула наружу амулет, и тот засветился тихим неярким светом, помогая разглядеть, что творится вокруг.

Пёс скептически хмыкнув, побежал вдоль стены и, остановившись у чем-то ему понравившегося камня, сказал:

— Здесь.

Вьета присела, разглядывая обычный на первый взгляд камень. И что дальше? Пёс предложил нажать. Девушка нажала на камень. Раздался скрип, камень повернулся вокруг своей оси, открывая путь к тайнику. Под ободряющим взглядом пса, девушка осторожно сунула руку в чёрный провал, нащупав рукой что-то твёрдое, ухватила это что-то и вытащила наружу шкатулку. Оглядев ящичек, Вьета лишь вздохнула — ни замка, ни ключа. Как открыть?

— Ладонь приложи к рисунку, — посоветовал пёс, и показал на символ ветра, выгравированный на крышке. Вьета сделала, как сказал Натраг, и тут же отдёрнула руку, блеснул свет, и крышка откинулась с мягким мелодичным звоном. Девушка порылась в коробке и разочарованно выдохнула — в шкатулке не было ни драгоценностей, ни печати — одни бумажки.

— Бумажки! — насмешливо фыркнул пёс, — сама ты бумажка! Эти документы доказывают твоё право на герцогство.

— Ты знал! — воскликнула Вьета, — знал и молчал?

— Ты дура, что ли? Если бы я знал, что мы сюда прёмся лишь за тем, чтобы прочитать, что ты — дочь Генриха, я бы ни в жисть не пошёл. Я это и так знаю. Я надеялся, что тут всё же что-то есть. Ну, ценности какие-нибудь, которые продать можно.

Вздохнув, Вьета развернула сложенные пополам тяжёлые пергаментные листы и начала читать.

— Что нам пишут? — ехидно спросил Натраг.

— Подожди, не мешай.

Закончив читать, она отложила бумаги и, прислонившись спиной к каменной кладке, закрыла глаза. Пёс терпеливо ждал. Вьета очнулась и, ткнув пальцем в лежавший на камнях пергамент, наконец, произнесла:

— Ты опять прав.

— Я знаю, — хмыкнул пёс, — так что там?

— Что? — Вьета взволнованно схватила в руки пергамент, — смотри, вот это — брачный контракт, — она показала псу большой лист, исписанный красивым крупным почерком с висящими на верёвочках печатями. А вот это — признание меня законной наследницей, подписанное дедушкой, — шёпотом кричала Вьета, тряся в воздухе бумагами.

 — Не надо меня по лбу печатями бить, — недовольно сказал Натраг, отодвигаясь в сторону, — и с чего такой ажиотаж? Что ты так нервничаешь? Я же тебе говорил, чего ты так удивляешься?

— Да ничего. Вот если бы вдруг оказалось, что ты не овчарка пастушья, а пудель цирковой, ты бы тоже удивился, наверное, — ехидно ответила девушка, беря себя в руки.

— Это да, — согласился пёс, — на такой обмен я не согласен. Только я не простая пастушья овчарка, а алабай, а это разница.

— Что, алабаю не по чину в цирке выступать?

— Да нет, мне и так неплохо. Ладно, ты уже всё прочитала, убирай, и пошли отсюда. Больше тут делать нечего.

— А крысы?

— А, да!

Убрав документы назад в шкатулку, а ту — в тайник, Вьета встала. Отряхивая штаны, подумала, что вернётся сюда на обратном пути, и заберёт документы. Нечего им тут пылиться. Пёс поторопил задумавшуюся девушку.

Они прошли к развалинам главных ворот и ступили на мощёный двор, заваленный обломками камней. Вьета негромко спросила, есть ли тут кто из крысиного царства. Где-то зашуршало, а потом из камней, наваленных неподалеку, спросили пискляво:

— Вы кто?

— Вьета и со мной Натраг.

В темноте снова зашуршало и замелькали огоньки, их становилось всё больше, и Вьета поняла, что это светятся крысиные глаза. «Да их тут тысячи», мелькнуло в голове у девушки, но испугаться она не успела. Из кучи камней показалась толстая огромная крыса и медленно и степенно направилась к пришельцам. Подойдя поближе, крыса с достоинством поклонилась и церемонно представилась:

— Граф Эгельберг — владелец этого замка и окрестностей, а это мои поданные, — он лениво махнул рукой в сторону светящихся огоньков, — не бойтесь, мы друзьям рады. Что вас привело к нам? Рассказывайте.

— Простите, ваше сиятельство, — поклонившись, церемонно ответил пёс, — мы бы с удовольствием задержались у вас, воспользовавшись вашим гостеприимством, но нам опасно тут задерживаться. Если люди нас здесь увидят — мы попадём в большую беду, а я отвечаю за эту девушку.

Эгельберг важно кивнул:

— Знаю, дочь герцога. Доброй ночи, леди Айзендорф, что привело вас к нам?

Вздрогнув от необычного для неё приветствия, Вьета взяла себя в руки и ответила:

— Доброй ночи, граф. Мы точно знаем, что герцог Франц Айзендорф — мой дед, жив, но мы не знаем, где он находится. Никто кроме вас не сможет это выяснить. Могли бы мы попросить вас об одолжении — поспрашивать, разузнать.

Крыс оглядел на девушку, а потом задумчиво произнёс:

— Может быть, мы попробуем.

— Спасибо, — проникновенно ответила Вьета.

— Да не за что пока, — отмахнулся Эгельберг и спросил, — а где вас искать, если что?

— Да мы ещё сами не знаем, где мы будем, — вставил пёс.

— Дорогой Эгельберг, а вы просто скажите ветру. Выйдите вот сюда и скажите ветру, а он мне передаст, — взволнованно попросила Вьета.

— Чего? Какому ветру?

— Она — ведьма ветра. Он с ней говорит и всё передаст, как надо, — объяснил пёс.

— А, да? Хорошо. А как я узнаю, что до вас дошло моё сообщение? — засомневался крыс.

— Просто, как только вы скажите, и ветер услышит, к вам под ноги упадёт лист с дерева, — пояснила Вьета.

— С дерева? Да ближайшее дерево вон там, за стеной и никогда с него сюда листья не заносило, — недоверчиво протянул крыс и замер, прямо перед ним на землю опустился кленовый листок. Оторопело глянув на листок, он перевёл глаза на Вьету. Пристально глянув на девушку и покачав головой, Эгельберг задумчиво произнёс, — убедительно. Хорошо, когда будут новости, расскажу ветру. А, кстати, сыр он не приносит?

— Нет, — с сожалением произнёс пёс.

— Жаль. Ну ладно, давайте идите, ваша светлость, вам и правда, тут опасно задерживаться надолго. Удачи, — крыс легко махнул лапкой.

— Спасибо, ваше сиятельство. Только я хотел вас попросить, чтобы об этом знало как можно меньше ваших поданных, — снова вступил Натраг.

— А какая разница? Ты боишься, что люди услышат? — рассмеялся крыс.

— Да нет. Если об этом будут много говорить, то рано или поздно, боюсь, что до нашего кота дойдёт. Ну того самого, вы знаете. А она ему хорошо на хвост наступила — он может и отомстить. Он сволочь ещё та.

— А ты чего-то другого от котов ждал? — насмешливо спросил Эгельберг, и пообещал, — ладно, постараюсь разузнать. Идите, а то рассвет уже скоро.

Вьета с псом хотели попрощаться и уходить, но тут из кучи камней выскочила ещё одна крыса и, подбежав к Эгельбергу, начала взволнованно шептать ему в ухо, показывая лапкой на девушку.

— А ну-ка, погодите, — остановил их крыс, и ткнул лапкой в висящий на шее Вьеты амулет, — покажи-ка эту штучку.

Вьета сняла медальон и протянула его крысу. Пёс подошёл поближе и тревожно глядел на Эгельберга, внимательно рассматривавшего медальон. Тот поднял голову:

— Интересная какая. Откуда это у тебя?

— Одна старушка подарила, давно. А что? Ты его раньше видел? — насторожившись, спросила девушка.

— Нет, не видел. Просто интересно стало — уж больно штука необычная. Ладно, извините, что задержал, — быстро сказал граф и, не давая возможности продолжить расспросы, фальшивым голосом добавил, — нам тоже пора, дела у нас.

Вьета с Натрагом наскоро попрощались с Эгельбергом и, выскочив из развалин, быстро побежали вниз по холму, торопясь пересечь ненавистную дорогу, потому что ветер предупредил, что приближается очередная помеха. Влетев в лес, они добрались до спасительного овражка. Вьета бухнулась на землю, тяжело дыша, она очень устала. Открытия этой ночи, ожидания и беготня совершенно лишили её сил. Пёс сочувственно посмотрел на неё:

— Устала? Ладно, отдохнём немного и надо идти.

— Куда? — плачущим голосом спросила Вьета, не в силах поднять голову.

— Подальше отсюда, — брякнул Натраг, тут же заявил: — А этот крысиный граф тот ещё жук! Помяни моё слово, он врал. Знает он про твой амулет. Знает, говорить не хочет, зараза.

— Я тоже заметила. И это очень странно. А тебе не кажется, что многовато всего для меня одной? И ведьма я, и дочь герцога, и медальон этот, — спросила Вьета, посмотрев на пса.

— Нормально, — махнул лапой Натраг, — тебе хватит. А медальон спрячь. Вон как светится. Увидит кто ненароком. Ты есть хочешь?

— Да нет, что-то у меня все эти новости аппетит отбили, — девушка покачала головой и села, прислонившись спиной к дереву.

— Ну и зря! Поесть надо. Поесть и уходить отсюда.

— Почему? — простонала Вьета, — неужели нельзя посидеть денёк в тишине?

— Можно. Можно и два, чтоб тому, кто за этими развалинами следит, далеко не бегать, чужаков разыскивая. Возьмёт нас тут тёпленькими.

Вьете ничего не оставалось, как собираться в путь. Перекусив, они выбрались из оврага, пошли по ночному лесу. Ветер нашёл им тропинку, ведущую вкруг деревень, и вился вокруг, предупреждая о появлении поблизости людей, правда, это случалось редко — в эту пору в лесу делать было почти нечего.

 

Предыдущая запись

Ведьма ветра-18

Следующая запись

Ведьма ветра-20