Ведьма ветра 22

День перевалил за полдень, но солнце, лениво катившееся на запад, не переставало поджаривать округу, и даже в густом лесу было жарко, как в печке. Посмотрев на небо, Вьета тяжело вздохнула, и предложила сделать привал — она устала и от ходьбы и от жары. Натраг, кивнув, свалился на землю тут же, не став выискивать место получше. Вьета, сбросив мешок, легла на прохладный мох, вздохнула с облегчением и посетовала:

— Нет, по ночам лучше ходить.

— Никто не спорит. Ночью прохладнее, но подозрительнее. Ладно, если за шпионов примут, а если за воров?

— Чем воры хуже шпионов?

— Шпионы они могут быть и от мага, и их тронуть побоятся, а воров, знай, бей без разговоров.

Вьета кивнула, прикрыла глаза, подумав, что надо полежать немного, отдохнуть, и не заметила, как уснула, сморённая дневной жарой и усталостью. Она проснулась, открыла глаза. Натраг стоял, настороженно всматриваясь в лес.

— Что? — прошептала Вьета.

— Надеюсь — ничего, — пёс повернулся к ней и требовательно спросил, — ветер где? Спроси его, что там шумит.

— Тут — ветер. Говорит, что люди какие-то ходят, ищут что-то.

— Какие люди? — встрепенулся Натраг, — чего ходят? Грибы ищут? Давай, собирайся. Пойдём от греха подальше.

— Да они дрова ищут — костёр запалить, — пояснила Вьета, послушав, что сказал ей вернувшийся с разведки ветер, — дорога же недалеко, вот они и встали перекусить, а вообще, они в Марибор едут. Артисты.

— Артисты? Так они же, вроде, должны были завтра появиться?

— Пойди и спроси, почему они так быстро добрались.

— Ха-ха! Ну, что? Пойдём к ним?

— Ага, выйдем из лесу, и такие, — Вьета встала, присела в книксене, — здрасте, а мы к вам. Возьмёте в компанию?

— И как тогда?

— Надо, чтобы это случайно выглядело... Так! Пошли. Медленно, не торопясь. Пусть они нас нагонят по пути.

— Нагонят, обгонят, и поминай, как звали, — продолжил Натраг.

— Посмотрим.

Вьета ещё час назад еле шевелившаяся, легко подскочила, подняв котомку, закинула её на плечо и пошла по лесу. Натраг, вздохнув, пошёл следом, ворча, что на ночь глядя в незнакомую компанию проситься, самое последнее дело, но Вьета, казалось, не слышала, ворчания пса. Она уже составила план, и была уверена, что всё получится, но не учла, что лесная тропинка не идёт прямо, а виляет, как вздумается.

Примерно через полчаса, приостановившись, она ахнула, крикнула псу:

— Они нас обгоняют!

— Как это? — удивился Натраг.

— Так! Бежим!

Они побежали по лесу, торопясь добраться до дороги раньше, чем там окажутся артисты. Когда в просвете деревьев показалась дорога, Вьета прибавила ходу, и тут же, громко вскрикнув, упала на траву. Натраг подскочил к ней и обеспокоенно завертелся рядом.

Вьета, морщась от боли, села и посмотрела на ноги. Одна из них попала в расщелину между толстых корней, застряв там. Она уже хотела щёлкнуть пальцами, чтобы освободиться, но пёс заорал:

— Стой, так сиди! Изобрази страданье на лице и жди! Понятно? Сейчас эти клоуны подъедут и спасут!

Вьета, морщась и постанывая, пыталась пристроиться так, чтобы не было очень больно. Пёс сидел рядом и подбадривал, говоря, что теперь их точно возьмут, обязательно. А если бросят, то к лучшему — такие товарищи в дороге ни к чему, можно и лучше найти. Девушка кивала головой, слушая пса, а сама пыталась понять, что случилось с ногой. Когда Вьета поняла, что нога не сломана, а скорее всего, она просто сильно ушиблась, когда провалилась в яму, девушка начала быстро щёлкать пальцами. Пока не появились артисты, нужно было сделать себе одеяло и еду в дорогу.

— О, это правильно, — одобрил Натраг, глядя, как она упаковывает в котомку свиной окорок, курицу, копчёную грудинку и здоровенный каравай хлеба, — нас теперь больше будет. Не думаю, что они откажутся поесть на халяву.

— Если они нас с собой возьмут, — простонала Вьета.

— Я же говорю, если бросят, то значит, нам повезло, что мы к ним в компанию не попали, — справедливо заметил пёс.

 

Два потрёпанных временем и непогодой фургончика медленно тащились по дороге. Управлявший первой повозкой огромный плечистый коротко стриженый мужчина с добрым, совершенно детским лицом повернулся и коротко бросил своему спутнику — мужчине средних лет с тёмными волосами, слегка прибитыми сединой:

— Глянь, Милаш, — и показал рукой на лес.

Мужчина посмотрел в указанном направлении и увидел, как из-за деревьев выскочила овчарка из тех, что используют для охраны разных ценностей — невысокая, но очень мощная. Выбежав на дорогу, собака подбежала к фургону, начала крутиться у ног лошадей, коротко взлаивая и поскуливая.

— Похоже, что-то случилось, — встревожено сказал Милаш, посмотрев на собаку, суетящуюся на дороге, и сказал возчику, — а ну-ка, Горан, остановись.

Возчик остановил лошадей и вопросительно глянул на Милаша. Тот кивнул и сказал молодому человеку с чёрными волосами и тёмными, почти чёрными глазами:

— Михал, ты тут оставайся, а мы сходим, посмотрим, что случилось.

— Вы чего встали? — послышался крик из повозки, едущей следом.

Улыбчивый светловолосый парень соскочил на землю и подбежал к Милашу. Тот приказал всем оставаться на месте, а сам, вместе с Гораном пошёл вслед за собакой, которая неторопливо побежала к лесу, постоянно оглядываясь, проверяя, идут ли за ней.

Далеко идти не пришлось. Почти у самой кромки леса, на земле лежал светловолосый парнишка, запутавшийся ногой в корнях дерева. Жалобно посмотрев на мужчин, он что-то прошептал и закрыл глаза. Собака села рядом с мальчишкой, тревожно глядя на него.

— Надо идти за топором, — осмотрев корни деревьев, в которых запуталась нога мальчишки, сказал Милаш и поглядел на своего спутника.

— Не надо, — коротко бросил Горан.

Обойдя дерево с другой стороны, он схватился обеими руками за верхний корень и сильно потянул. Милаш, наблюдавший за тем, что он делает, быстро схватил ногу мальчишки, зажатую в ловушке, и вытащил её на свободу. Паренёк коротко вскрикнул и потерял сознание.

— Сломал? — спросил Горан, и было непонятно, что он имеет в виду. Сломал ли мальчишка ногу, когда попал в капкан или ему помог Милаш, когда вытаскивал из западни.

— Нет, — ответил Милаш, осмотрев пострадавшего, — только ушиб, но сильно.

Взяв мальчишку на руки, он потащил его к повозке, а собака побежала следом, преданно заглядывая ему в глаза. Горан, подняв лежавшие на земле котомку и свёрнутое в трубку одеяло, отправился следом.

Уложив пострадавшего на солому, постеленную на дне повозки, Милаш осмотрел ногу мальчишки и с облегчением заявил, что ничего страшного нет, только сильный ушиб и всё быстро заживёт. Приказав искать место для ночлега, он свистнул собаке, стоявшей у фургона и тревожно наблюдавший за тем, что делает Милаш.

— Не бойся, не бросим, — спокойно сказал он и, спрыгнув на землю, потрепал собаку по голове.

— Думаешь, он тебя понял? — усмехнулся Михал.

— Животные всё понимают, — уверенно ответил Милаш, — давай, Горан, трогай.

Предыдущая запись

Ведьма ветра 21

Следующая запись

Ведьма ветра 23