Ведьма ветра-30

Трибуны для знатных гостей, украшенные флагами и гербами, напоминали диковинный корабль, пришвартованный у пирса, за которым шумело и бурлило настоящее море, а главная трибуна — капитанский мостик, где капитаном был его величество собственной персоной.

Король Марибора его величество Карл Пятый Великолепный — красивый двадцативосьмилетний мужчина в пышном каштановом парике, обрамлявшем породистое лицо, сидел в центре трибуны в огромном кресле под балдахином, окружённый местной знатью. Бросив короткий взгляд налево, в сторону местных красавиц, сидевших по левую руку, его величество перевёл взгляд на ристалище и, оценив обстановку, спросил:

— Они не снесут забор?

Штайнц, к которому и был обращён вопрос, не очень уверенно ответил:

— Надеюсь, что не снесут, — вспоминая, как на прошлом турнире толпа сломала забор. Случилось это, когда неизвестный рыцарь, прятавший лицо за воронёными доспехами, выбил из седла главного фаворита турнира — младшего сына короля Оттикона. Принц, получив знатный удар копьём, ласточкой выпорхнул из седла и упал в опилки. В наступившей тишине судья отбил девять ударов, и, когда на десятый удар принц не встал, толпа, радостно заорав, колыхнулась и снесла забор. Барон учёл ошибки прошлого, но сейчас, глядя на то, что творится на поле, жалел, что не приказал строить ограду из камня, чтоб уж понадёжнее.

Протрубили трубы. Герольд, кокетливо выставив вперёд ножку, затянутую в белый чулок, объявил имена поединщиков. Граф Фрайберг, недовольно фыркнув, сказал с претензией в голосе:

— Что за времена пошли! Все за псевдонимами прячутся!

— Ах, граф! Не ворчите! Нашим дамам такая таинственность, наоборот, очень по нраву, — и его величество посмотрел на местных красоток, но те помалкивали, смущённые оценивающим взглядом короля. Лишь одна дама — пухлая блондинка лет тридцати, кокетливо улыбнувшись, произнесла игривым тоном:

— Конечно! Мы — женщины — любим тайны и загадки. Это так интересно и притягательно, — и она посмотрела на короля светящимся кокетливым взглядом.

Его величество встрепенулся, как петух на навозной куче, а Фрайберг, к которому, собственно, и были обращены слова женщины, проворчал:

— Уж куда нам, медведя́м в таких кисейных тонкостях разбираться, — и перевёл взгляд на поле, где уже трубили начало боя.

Рыцари, разъехавшиеся в разные стороны, пришпорили коней, помчались навстречу друг другу. Бам! Очередной безымянный рыцарь, вылетев из седла, гулко бухнулся в опилки и Фрайберг, передёрнувшись, прошептал на ухо Штайнцу:

— Надеюсь, это не мой?

— Надейся, — фыркнул тот, с одной стороны понимая тревоги Фрайберга, а с другой стороны, не желая упрощать жизнь старому знакомцу. А что? Выставил сына из дома, так пусть и мучается теперь.

Под сочувственные аханья дам поверженного рыцаря понесли с поля. Придворные начали обсуждать короткую схватку; блондинка, подозвав королевского виночерпия, попросила объяснить, в чём ошибся сбитый наземь рыцарь. Виночерпий, польщённый вниманием дамы, подошёл и, опершись рукой о спинку кресла красавицы, принялся объяснять, где ошибся поверженный рыцарь. Разливаясь соловьём, Валленштайн не догадывался, что сам совершает не меньшую ошибку, наказание за которую последует незамедлительно.

Оценив, как королевский виночерпий увивается вокруг красавицы-блондинки, спутница герцога Айзендорфа сочла нужным предупредить женщину:

— Ах, Элеонор, будьте осторожнее с этим сердецеедом, вскружившим голову не одной красавице.

После этих слов Валленштайн подбоченился горделиво, и совершенно напрасно. Его величество, так же оценив усердие своего подданного, поинтересовался:

— А вы, Адольф, порадуете нас своим воинским искусством?..

Валленштайн, захваченный врасплох вопросом сюзерена, очень невежливо повернулся спиной к даме и, склонившись в поклоне, начал оправдываться, говоря, что не планировал участвовать в турнире, поскольку считал служение королю главной обязанностью.

— Воинская доблесть — не менее важное дело, — отметил Карл. Валленштайн скис, понимая, что отвертеться не удастся. Правда, один из судей попытался спасти виночерпия, заявив, что пары для одиночных боёв уже составлены, отряды для группового боя определены, и для нового бойца нет лишнего места, но его величество сдаваться не собирался. Окинув орлиным взором длинный ряд гербов, выставленный для обозрения и вызова на поединок рыцарями, участвующими в турнире, король сказал тоном, не терпящим возражений:

— По правилам турнира, один рыцарь может заменить другого. Валленштайн заменит на турнире своего вассала — риттера фон Арнфельда.

Виночерпий, обречённо кивнув, вышел из королевской ложи, а его величество, добившись своего, горделиво усмехнулся, но радость короля была недолгой. Хозяин турнира, оценив ситуацию по-своему, встал со своего места и, зайдя за спину королю, тихо сказал на ухо сюзерену, что мадам красивая и умная, но всё же не годится на роль дамы сердца — старовата, к тому же — вдова. Его величество, резко повернувшись, метнул в некстати вылезшего советчика недовольный взгляд, заставив барона стушеваться и уйти в тень, коря себя за длинный язык.

Его величество овдовел год назад — жена умерла в родах, но жениться второй раз король не торопился. Наследники у него уже были; после смерти жены нашлись добрые души, утешить короля в его горе, и его величество, решив повременить со вторым браком, продлил срок траура, чем заслужил уважение большинства подданных и некоторого количества особо наивных придворных. На турнир его величество приехал исключительно в мужской компании, искать женского внимания не планировал, но на смелую и красивую даму внимание обратил и тут Штайнц влез не к месту со своими замечаниями. Если бы Карлу сказали такое в другой обстановке, он бы, в зависимости от настроения, или отмахнулся от предупреждения или прислушался, но на турнире, где всё было пропитано рыцарским духом, слова барона выглядели оскорблением даме. Король, тоже проникшийся атмосферой праздника, решил загладить вину Штайнца, то есть, по своду правил Карла он был обязан исполнить любой каприз красавицы.

 

Штайнц вернулся на своё место, сел в кресло. Фрайберг, наклонившись, прошептал:

— Куда ты лезешь?

Хозяин турнира лишь пожал плечами, мол, уже поздно, и граф не стал настаивать, перевёл разговор, отметив, что на поле выезжает очередной аноним, на что тут же получил интересный ответ от той самой блондинки, которая, услышав ворчание Фрайберга, громко сказала:

— Не знаю, что вам не нравится, граф. Если бы мне дали право устанавливать правила, я бы заставила всех выступать инкогнито, чтобы громкие имена не застили глаза ни судьям, ни зрителям. Только воинская доблесть, в чистом виде без всяких предубеждений.

— А что, граф, это весьма разумно, — поддакнул его величество, желая угодить даме, и та, получив поддержку монарха, продолжила:

— Представьте, если бы это был ваш сын. В случае если бы возник спор, вы бы ему обязательно подыграли, не так ли?

Граф не успел ответить. Спутница герцога Айзендорфа неожиданно выпалила по-мужски грубо:

— Чёрта с два! — заставив всех повернуться и посмотреть в её сторону.

Герцог метнул в спутницу яростный взгляд, но было уже поздно — слова были произнесены, а тут ещё один из придворных поддакнул:

— Да-да! Он бы ещё и проигрыш присудил!

— Как? — окинув Фрайберга удивлённым взглядом, блондинка спросила: — Это правда, граф?

— Да! Мой сын должен побеждать честно и безоговорочно.

— Как вы жестоки, граф! — ахнула дама, но Фрайберг не согласился:

—Я не жесток. Если победа ставится под сомнение, то какая же это победа?

На этом разговор прервался — протрубили трубы, извещая о начале боя. Зрители уставились на поле, а Фрайберг шёпотом спросил у Штайнца:

— Этот мой?

— Ты уже спрашивал один раз, и я ответил.

Фрайберг скрипнул зубами, но возразить было нечего, и он, как и все, перевёл взгляд на всадников, готовящихся к бою. По мнению графа, у того, что справа, шансов почти не было — соперник по имени «Тёмный рыцарь» стал победителем на прошлом турнире, правда, тогда у него был другой оруженосец, а этот, как соломинка на ветру, тоньше копья. «Не донесёт!», подумал Фрайберг и ошибся; несмотря на свою субтильность, мальчишка копьё дотащил, передал хозяину и замер, ожидая дальнейших указаний.

 

Предыдущая запись

Ведьма ветра-29

Следующая запись

Ведьма ветра-31