Ведьма ветра-34

Ранним-ранним утром, когда солнце, едва появившись над горизонтом, ещё не в силах было разогнать сумерки и ночной туман, на дороге, ведущей из Загорья в Малев, показались два цирковых фургона. Возницы, позёвывая и кутаясь в разномастное тряпьё, не ленились погонять лошадей, и потрёпанные повозки бодро катили по пустынной дороге. Милош, сидя за спиной Горана, поглядывал на дорогу, ещё укутанную туманом. Он уехал из баронского замка около полуночи, чтобы ещё затемно, собрав пожитки, отправиться в путь, а Михала, накануне бившегося почти весь день, оставил отдыхать в доме Штайнца, и теперь боялся разминуться. Возчик, видя беспокойство своего товарища, не выдержал:

— Что потерял?

— Не что, а кого, — поправил Милош и Горан, неожиданно расщедрившись на слова, выдал:

— Не пропустим, да и они не безногие, догонят.

— Если пропустим, то они нас ещё долго ждать будут. Можем день потерять, а время дорого.

— Куда опаздываем?

— На ярмарку.

— Дело, — кивнул великан и придержал лошадей, но такие меры не понадобились.

Дорога вильнула; в прорехе тумана показались три тёмных фигуры и Милош вздохнул с облегчением. Когда Михал запрыгнул на повозку, Милош похлопал его по руке, подмигнул ободряюще, но юноша лишь рукой махнул и коротко бросил:

— Никогда больше.

— Зря, смешно было, — влез Горан, необычно говорливый этим утром. — Мне тот чудик понравился. Может, к себе возьмём? Денег заработаем? — и он засмеялся, но Михалу было не до смеха. И, если бы разговор шёл не об Адольфе, он бы заставил Горана взять все слова назад. Но юному рыцарю повезло, что он не слышал, что говорили во второй повозке, а там над Валленштайном насмехались от души, не жалея ехидных слов.

 

Во второй половине дня повозки нагнала лёгкая карета. Кучер — круглолицый мужичонка, похожий на хомяка, — притормозив экипаж, поинтересовался, как добраться в Дельницы. Йован начал обстоятельно ответил на вопрос, но кучер не отстал. А, может, ему что-то сказал пассажир, не соизволивший выйти из экипажа, и общавшийся через небольшое окошко, но кучер неожиданно спросил соли взаймы, пояснив, что без соли еда в горло не лезет. Йован, услышав о соли, покраснел, как буряк, засуетился. Остановив коней, полез в фургон, согнав Вьету с насиженного места, начал рыться в вещах. Найдя соль, покачал головой, сказав, что у самих почти нет, но всё же поделился ценным продуктом, а потом крикнул Милошу, что надо остановиться на постоялом дворе. Вьета, снова сев на своё место, посмотрела на Натрага, но тот лишь вздыхал — как тут поговоришь?..

Ближе к вечеру артисты проехали мимо постоялого двора. Милош и Йован соскочили с повозок и отправились за покупками, а Сандр, садясь на место кучера, пояснил Вьете, что они никогда не останавливаются на этом постоялом дворе, где очень дорого, а кормят плохо.

Цирковые фургончики проехали чуть дальше, и встали на опушке леса, со всех сторон окружавшего деревню и постоялый двор. Михал и Горан занялись костром, Сандр с Вьетой собирали хворост, а пёс куда-то умчался с громким лаем.

Милош появился у повозок лишь через полчаса, но один и, смеясь, начал рассказывать, как Йован забыл на постоялом дворе свой картуз и вспомнил о нём лишь, когда они отошли на приличное расстояние. Услышав рассказ, Вьета лишь горько усмехнулась. Как же! Шапку он забыл. Ага, ага.

Йован вернулся нескоро, да ещё и прихрамывал, жалуясь, что упал в этой темнотище — на лес уже опустились сумерки. Вслед за парнем у костра появился и Натраг. Подойдя к хозяйке, он ткнулся носом в руку девушки, толкнул лбом, предлагая прогуляться, но Вьета никуда не пошла, решив подождать ночи.

Глубоко за полночь, когда лишь Горан не спал, сторожа лошадей и повозки, Вьета выбралась из-под одеяла и поползла в густой траве, направляясь к деревьям. Натраг бесшумно отправился следом, а ветер следил — не пойдёт ли кто следом. Чуть позже он догнал ведьму и нашептал на ухо, что все спят, но Вьета всё равно ушла подальше, на всякий случай.

Спрятавшись в ложбине, намытой дождём, она начала рассказывать псу, что узнала:

— Йовану задание дали. Будет искать молодую зеленоглазую и светловолосую девушку лет семнадцати по имени Полина.

— Ничего себе! Как он узнал? — Натраг аж подпрыгнул на месте.

— Не ори! Не знаю я. Этот, с солью, не докладывал.

— А этот с солью, он кто?

— Не знаю, но какая разница? И так понятно, что лёгкой жизни не будет.

— Не будет, не будет, — затарахтел Натраг, предложил: — Может, ну его?..

— Погоди! — Вьета подняла руку, прислушиваясь к тому, что шепчет ветер. Посидев с минуту, она тяжело выдохнула, — Франц нашёлся.

— Граф крысиный объявился?

— Да.

— Как же он вовремя! Как раз, когда у нас шпион под боком появился. И что делать будем?

Вьета помолчала, обдумывая создавшееся положение, заговорила, заставив пса тяжело вздохнуть:

— Узнаем всё в Малеве. Там, у тайника, нас ждать будут, расскажут, где Франц и пойдём выручать.

— А, может?..

— Не может, — отрезала девушка, не желая слушать возражения пса, но, чтобы успокоить собаку, добавила, — со шпионом разберёмся. Сплавить его надо.

— И подальше, подальше.

— Согласна. Мы его по ложному следу отправим.

— И куда?

— Пока не знаю, но раз он так сильно хочет денег, то пусть побегает.

— Почему ты уверена, что он помчится на поиски?

— Потому, что он не знает, что за девушку, которую ему найти надо, титул дают. А если узнает, думаешь, не сообразит, что надо самому доставить ценную находку?

— А если он не найдёт или поймёт, что это не та, которую ищут и вернётся?

— Куда вернётся? — усмехнулась Вьета, — к Милошу? Или к хозяину своему?..

— Ты права, — подумав немного, ответил пёс, — никуда он не пойдёт. Молодец. Значит, нужно спровадить его поскорее. Мне вот только интересно — как они узнали, кого надо искать? Ведь так точно описали!

— Не знаю, — Вьета пожала плечами, — но попробую узнать.

— Кто про тебя может знать, кроме Лиса и твоих родственников?

— Не думаю, что родственники что-то сказали, а вот Лис... Ты прав, я тоже сразу про него подумала. И ветер попросила, чтобы он узнал, где наш дорогой кот обретается.

 

Предыдущая запись

Ведьма ветра-33

Следующая запись

Ведьма ветра-35