Ведьма ветра-35

Неизвестно, как бы поступила Вьета со шпионом Людвига, если бы не сложившиеся обстоятельства. Целый день фургоны катили почти без остановки — Милош делал лишь короткие остановки, чтобы дать отдых лошадям, а потом гнал обоз дальше. Причина для такой спешки выяснилась лишь  к вечеру, когда караван на одном из перекрёстков свернул направо. Сандр расцвёл, как ромашка на лугу, радостно воскликнул:

— Эх, год какой удачный!

— Чевой-то? — удивилась Вьета, не понимая, к чему такая радость, но её недоумение было недолгим. Сандр интриговать не стал:

— К Веславу заедем! — и пояснил, — это старый друг Милоша. Как у него готовят!.. М-м-м! Такое и королю на стол подать не стыдно. Правда, Йован? — и он толкнул кучера в спину, но тот лишь мрачно буркнул: «Угу». Сандр придираться не стал, начал трещать, рассказывая, чем кормят у Веслава, а Вьета, посмотрев в спину Йована, подумала, что парень-то совсем не обрадовался. Почему? Так хочет исполнить указание?..

Вскоре повозки въехали на двор простенькой усадьбы, где уже крутился краснощёкий толстяк по имени Веслав, видимо, был извещён заранее, что едут гости. Приказав слугам распрягать лошадей, он раскинул руки, пошёл навстречу Милошу, улыбаясь во весь рот. Мужчины обнялись, и толстяк начал упрекать Милоша, что тот совсем забыл старого друга.

Забирая свои вещи из повозки и глядя на то, как хозяин обнимается с Милошем и громко заявляет на весь двор, что он безумно соскучился по своему другу, Вьета немного расстроилась. Ей тоже захотелось, чтобы и её кто-то так ждал в гости и так бурно радовался её приезду. Вот только вряд ли стоило рассчитывать, что её деревенские родственники обрадуются, а другой родственник порадуется, но совсем не так, как ей бы хотелось.

Хозяин постоялого двора громко приглашал всех в дом, к столу. В большой комнате уже суетились кухарка и кухонный мальчик, готовя стол для дорогих гостей. Как по мановению волшебной палочки на столе появились блюда с картошкой; свинина, шкворчащая на огромной, горячей сковороде; овощи, зелень, сметана, крынки с молоком. И всё остальное, что можно найти на любом постоялом дворе.

Немного поев, Вьета взяла кружку молока и, сев у камина, смотрела на огонь, весело плясавший на поленьях. Объевшиеся артисты начали разбредаться по комнатам. Милош окликнул Стефана:

— Пошли спать.

Вьета пошла за ним вверх по лестнице, думая о приготовленной для Йована ловушке. Объевшийся пёс плёлся следом за ними, мечтая только о том, чтобы хорошенько выспаться.

Проведя девушку в небольшую каморку под крышей, Милош ушёл, а девушка начала устраиваться на ночлег. Блаженно растянувшись на настоящей кровати, она завернулась в одеяло и быстро уснула.

 

Утром всё небо затянуло тучами, пошёл мелкий противный дождик из тех, что могут идти без остановки целый день. Пёс проснулся раньше девушки и, выглянув в окно, по которому лениво стучал дождь, разбудил Вьету:

— Чего тебе надо? Так хорошо спала. Так соскучилась по нормальной кровати.

— Ты зачем дождь сделала? — тихо сказал пёс.

— Какой дождь? — спросонья не поняла Вьета.

— А такой. На улицу глянь, — пёс ткнул лапой.

 Вьета встала и, тоже выглянув в окно, покачала головой:

— Это не я, — открестилась она, — оно само сделалось. Но нам это даже на руку. Кто добровольно попрётся в лес в такую мокротень? У меня будет полно времени, чтобы всё провернуть.

Вьета была права. Веслав и слышать не хотел о том, чтобы отпускать Милоша в такую погоду блудить по дорогам и спать в мокром насквозь лесу. Не слушая возражений о том, что они могут не успеть к открытию ярмарки, хозяин постоялого двора веско заметил, что толку от артистов с соплями и кашлем тоже не будет, и Милошу пришлось согласиться.

Когда все сели за стол завтракать, Вьета постаралась сесть прямо напротив Йована. В удобный момент, когда тот поднял глаза, девушка пристально посмотрела на него, отвела взгляд, а сразу после завтрака, осмотрев ошейник пса и узнав у хозяина, где можно взять молоток, пошла чинить собачью сбрую.

Конечно, Вьета могла и не спрашивать. Она уже всё выяснила, и знала не только, где находится мастерская с разным инструментом, но знала и то, что из чулана, находящегося за стеной, можно не только слышать, но и видеть всё, что творится в мастерской. А ещё она знала, что сейчас в этот чулан побежит Йован и будет подслушивать, о чём говорит со своей собакой фокусник.

Придя в мастерскую, Вьета сняла с пса ошейник и, начав на самом деле менять расшатавшуюся клёпку, сказала:

— У двери сядь, вдруг, кто пойдёт.

Пёс исполнил приказание и девушка, ударив изо всех сил по клёпке, тихо сказала:

— Я всё узнал. Я знаю, где живёт девчонка, которую все ищут. Далековато, правда, но, если мы эту Полину найдём, до конца жизни, как сыр в масле... — и девушка снова ударила молотком по клёпке. Пёс фыркнул, и девушка, осматривая проделанную работу, продолжила разливаться соловьём: — Ты не фыркай! До зимы времени ещё много, а деньги нам нужны. Вот на ярмарке отработаем и поедем! Поймаем её, герцогу привезём и дело в шляпе. Я стану бароном, ты — баронским псом! Эх, житуха начнётся! И не надо по дорогам мотаться. Тут Йован прав — летом ещё ничего, а вот зимой... Нет, я так не хочу. Нужно свою судьбу устраивать. Тем более такой шанс раз в жизни выпадает. Только эту девчонку нужно лично Айзендорфу притащить, а то получится, что мы всю грязную работу сделаем, а нам спасибо скажут и гуляйте. Я и сам бароном могу быть, не хуже прочих. Ох, и жизнь тогда начнётся! Никуда ехать не надо, ничего делать не надо! Сиди себе в замке да указания давай, — она вздохнула, снова ударила молотком по клёпке, — тогда бы тебе ошейник слуги чинили... да и чинить зачем? Новый бы купили, с золотыми клёпками, да с брильянтами. Хочешь?.. Вот и я хочу что-нибудь с брильянтами.

— Да у тебя тех брильянтов, — фыркнул Натраг, заставив девушку резко вскинуть голову:

— Что?

— Тс-с-с! Он же тебя слушает!

— И то верно, но ничего, никуда не денется, — многозначительно протянула девушка, давая понять псу, что он ещё успеет пожалеть, что проговорился.

Кое-как склепав ошейник, девушка вернулась в дом, села у огня, поглядывая на дверь. Вскоре вернулся и Йован, и по его задумчивому виду Вьета поняла, что парень обдумывает услышанное и решает, что делать. Ещё до заката, Вьета была совершенно уверена в том, что он решился и сбежит, сразу, как только остальные уснут. Перед тем, как идти спать она предупредила Натрага, что Йован собирается уходить и нужно сторожить — он может украсть лошадей. Пёс сразу сказал, что вот этого он не допустит ни за какие коврижки — пусть топает пешком, не барон ещё пока.

Предыдущая запись

Ведьма ветра-34

Следующая запись

Ведьма ветра-36