Ведьма ветра-36

Тихо подкралась ночь. Артисты, поужинав, разошлись по комнатам. Работники постоялого двора тоже разбрелись по своим каморкам. Пёс ушёл на двор и притаился у коновязи, где были привязаны их лошадки. За хозяйских коней, он не переживал, те стояли в конюшне, где постоянно кто-то находился, а один из работников спал там, прямо у входа. Договорившись с дворовым псом и объяснив ему, в чём дело, Натраг совсем успокоился. Если бы Йован попытался украсть лошадей, разозлённый такой подлостью дворовый пёс, обещал поставить на уши всю округу.

Время перевалило за полночь, Натраг мужественно боролся со сном. Он уже начал думать, что Вьета ошиблась, ничего не получилось и придётся выдумывать что-то ещё, как вдруг тихо скрипнула входная дверь. Йован выбрался на крыльцо и, стараясь держаться в тени и не шуметь, пошёл к коновязи.

Дворовый пёс, громыхнул цепью у будки, и настороженно гавкнул, потом ещё и ещё. Дверь конюшни приоткрылась, и выглянул заспанный конюх. Оглядев двор, и не заметив притаившегося за спинами лошадей Йована, работник скрылся, неплотно прикрыв за собой дверь.

Натраг, прятавшийся буквально метрах в двух от Йована, отчётливо слышал, как тот ругнулся. Да, увести коней не получалось. Парень постоял немного в раздумьях, а потом решился и тихо пошёл к заднему двору, пытаясь держаться в тени дома. Пёс крался за Йованом и видел, как тот перемахнул изгородь, окружающую дом. Натраг довольно кивнул и пошёл следом.

Отойдя подальше от дома, Йован, понимая, что его никто не увидит и не услышит, погрозил в сторону постоялого двора рукой:

— Вот вам, мы ещё посмотрим, кто из нас дурак, деревенщина неотесанная. Бароном стать захотел? На-ка выкуси.

Вскинув на плечо котомку, в которой — тут пёс мог прозакладывать всё, что имел, — было напихано немало уворованной с кухни еды, Йован пошел по дороге, приговаривая:

— Давай, давай. Езжай на ярмарку, придурок. Пока ты там будешь таких же идиотов развлекать, я уже до этой Полины доберусь. Будет вам баронство. Как же! — злорадно говорил он себе под нос, шлёпая по грязи.

Пёс, хотевший пройти за ним ещё немного, чтобы послушать, всё же повернул назад. Нет, он не боялся, что Йован его заметит. Парень уже примерял баронскую корону и не заметил бы слона. Псё просто хотел спать. Он был уверен, что Вьета послала ветер следить за Йованем, он не сомневался и если уж парень и брякнет что-то более существенное, чем коварных планов отомстить всем и вся, ветер скажет.

Уже пробираясь по грязи к дому Натраг услышал за спиной громкий шлепок, громкий вскрик, а потом отчётливую, забористую ругань. Метнувшись назад и стоя в тени кустов, он с удовлетворением наблюдал потрясающую и радующую глаз картину. В огромной луже, оставшейся на дороге после дождя, копошился Йован и искал потерянную котомку с едой. Облепленный с ног до головы грязью, парень громко ругался, проклиная весь белый свет и шаря руками в воде. Наконец, нащупав мешок, он подхватил его и, выбравшись на обочину, застыл, горестно вздыхая. Может быть, еду ещё можно было спасти, но пёс в этом сильно сомневался. Йован постоял в нерешительности, то оглядываясь назад в сторону постоялого двора, то глядя вперёд. Пёс уже успел испугаться, что он решит вернуться назад, но Йован, плюнув в лужу, и снова погрозив кулаком в сторону постоялого двора, закинул на плечи котомку, из которой на дорогу капала вода, и пошёл дальше. Прислушавшись к удаляющемуся шлёпанью и ворчанию, Натраг облегчённо вздохнул и тихо спросил:

— Ветер, это твоя работа?

Рядом неслышно качнулась ветка — да.

— Рисковый ты! А если бы он вернулся?

Ветка задрожала, давая понять — нет, не вернулся бы.

Пёс помотал головой и пошлёпал назад. Поблагодарив дворового сторожа за помощь, Натраг ушёл на сеновал и, зарывшись в сено, заснул.

 

Утро на постоялом дворе началось с воплей Веслава. Хозяин через слово поминал холеру, которая шуровала ночью на кухне, перевернув там всё вверх дном. Разбуженные артисты выскочили в коридор, не понимая, почему поднялся такой шум. Сандр вышел последним и сказал Милошу, прислушивавшемуся к ругани хозяина, доносившейся с первого этажа:

— Милош, Йована нет.

— Как нет? — вскинулся Милош и бросился к ним в комнату. Кровать Йован была пуста, отсутствовал и его дорожный мешок.

— Удрал, — буркнул Горан.

— Да, похоже, что так, — согласился Милош. Оглядев всех, он мрачно буркнул, — ладно, давайте, умываться и завтракать.

Милош спустился вниз и пошёл говорить с Веславом. Тот уже знал со слов конюха, что ночью пёс беспокоился и на кого-то лаял. Весть о том, что сбежал один из артистов, даже немного порадовала хозяина. Он уже боялся, что кто-то чужой забрался в дом. Веслав даже отказался взять у Милоша деньги за причинённый ущерб, отговорившись, что тому они будут нужнее.

Завтрак прошёл в полном молчании Вьета мучавшаяся угрызениями совести, еле сдерживалась, чтобы не сказать правду. Девушка понимала, что артисты были потрясены предательством друга и тем, что Йован сбежал, обворовав хозяина, но что она могла сказать? Заявить, что Йован уже давно не друг и может предать в любую минуту если за это заплатят?

 

Предыдущая запись

Ведьма ветра-35

Следующая запись

Ведьма ветра-37