Ведьма ветра-44

После удачной работы на новогодних ярмарках в Бергамо, Милош отправился на восток, чем крайне удивил Фрайберга, который искренне не понимал — зачем уезжать из сытного края, где можно ещё работать и работать, в Венето, где сухой корки не подадут. Вот тогда-то, во время ночёвки в лесу, Милош и рассказал парню, что ему нужно найти ведьму, которой вот-вот исполнится семнадцать, и она выберется из норы, где пряталась десять лет.

Михал не мог понять, как можно найти ведьму, если та не хочет, чтобы её нашли, и вот тут-то он и узнал, почему Милош принял в компанию совершенно бесполезного на первый взгляд человека. Не став ходить вокруг да около, владелец цирка сказал:

— Я не буду искать, ты найдёшь.

— Как?

— Очень просто. Ты бы хотел встретить девушку, которая смотрит не на титул и не в карман, а на тебя самого, на то, какой ты человек?

— Хотел бы.

— Вот и мечтай, мечтай, что встретишь такую.

— Будете ловить на живца? — грустно усмехнулся Михал, на что получил прямой и честный ответ:

— Да. Извини, но это одна из причин, почему я и подобрал тебя.

— А вторая причина?

— Узнаешь, в своё время, — заявил Милош таким тоном, что стало ясно — придётся ждать, ответа не будет.

Михал мечтал, честно мечтал, но когда в меняльную лавку торгового порта вошла красивая девушка, он вспомнил о ведьме лишь, когда понял, что видит нечто странное — люди понимают друг друга без слов. Поняв, что эта необычная девушка — ведьма, Михал испытал разочарование и приказал себе выкинуть красавицу из головы и, что самое странное, девушка тут же исчезла, как и не было её. И снова появилась только, когда Михал понял, что очень хочет её увидеть и снова начал мечтать о встрече. Правда, узнал он её лишь по голосу, а она и не знала, что они виделись раньше, и лишь посмеялась над ним, подсунув в карман платочек. Позднее он часто слышал её звонкий смех, доносившийся из повозки, едущей следом, и каждый раз ёжился, гадая, над кем они там смеются, уж не над ним ли?..

Беззаботный смех ведьмы злил Михала не меньше, чем знания Сандра. Конечно, почему бы ей не смеяться, если не грозит смерть от голода и холода. И, может быть, Михал бы снова постарался выкинуть из головы беспечную особу, всегда находящую повод для веселья, если бы не встреча с Людвигом, по чьей вине ведьма осталась сиротой.

Той ночью ей было страшно и очень больно, а утром — снова смеётся, хотя где-то в глубине зелёных глазах таится грусть. И тогда Михал подумал, что нужно иметь много сил, чтобы так радоваться жизни, и он первый раз пожалел ведьму. А потом было это нелепое нападение в Маннерхейме, когда люди Людвига захотели украсть фокусника, чтобы использовать, как карточного шулера. А она смеялась. Развлекала гостей, показывая фокусы. Да, ей было страшно, но кто бы это увидел?..

Но окончательно Михал пропал после того ночного разговора, когда она проболталась, сказав «я бы хотела», а не — «я бы хотел». Да, она была права. И он хотел, чтобы его любили не за графский титул, а за то, что он — это он. Только ему нужно было больше, чтобы любила она, а она удрала в компании Сандра! В тот момент Фрайберг был готов на многое, и кто знает, что бы он мог натворить, если бы не Милош, который, услышав предположение, что ведьма побежала за акробатом, засмеялся:

— Да нет, мальчик мой. Не ведьминское дело — за мужчинами гоняться. Это мы за ней бегаем, аж от самого Венето.

Эти слова немного успокоили Фрайберга, но лишь немного, и хотя беглецы быстро нашлись — пришли прямо в расставленную ловушку, успокоения это не принесло. Уж очень хотелось треснуть кое-кого со всей силы, и судьба дала ему такую возможность, когда барон притащил Сандра в мыльню, находившуюся рядом с кухней.

Поставив акробата на пол, барон заявил, что неплохо было бы всыпать мальчишке хорошенько, а когда Сандр попытался возразить, Штайнц лишь отмахнулся:

— Молчи, бестолочь. Мужчина не имеет права подвергать опасности женщину, пусть она — ведьма и сама может за себя постоять. Ты виноват в том, что, подслушав, но недослушав, составил ложное суждение и чуть не погубил другого человека. О тебе, заметь, я не говорю. Твоя вина — твой ответ.

Михал был готов не только подписаться под каждым словом барона, но и лично всыпать наглецу, который, зная какую-то свою правду, сдаваться не желал, ответил:

— Но вы хотите отдать её Людвигу!

Слова акробата привели Штайнца в невообразимое удивление. Переведя взгляд на Михала, барон спросил:

— Он нормальный?

Фрайберг пожал плечами:

— Да, вроде бы.

— Не уверен, — Штайнц усмехнулся, сказал ласково-ласково: — Деточка, ты эти выдумки оставь кому-нибудь другому. Если бы не твоё рыцарство, была бы она уже далеко-далеко, в полной безопасности, но тебе, юному дураку, понадобилось влезть в чужое дело. Умывайся, я сейчас одежду принесу, — и барон вышел.

Оглядев мыльню, Сандр спросил у Фрайберга, что происходит, на что получил презрительное:

— Клоунам не понять.

— Да уж лучше быть клоуном, чем дураком, — ответил Сандр, и эти слова, сказанные не менее презрительным тоном, стали последней каплей. Не выдержав, Михал ударил Сандра, тот ответил. Завязалась нешуточная драка, предсказать исход которой было бы сложновато, если бы не возвращение Штайнца, принёсшего Сандру чистую одежду.

Увидев, что творится в комнате, барон крикнул:

— Прекратить немедленно!

Но куда там! Никто не услышал и не остановился. Рассвирепев, Штайнц, не разбирая, начал хлестать по свалке принесённой одеждой, в ярости крича:

— С ума сошли? Прекратить немедленно!

Остановив драку, барон укоризненно посмотрел на парней, бросающих друг на друга волчьи взгляды, и вынес приговор:

— Как дети! — бросив на стул одежду, он приказал: — Мыться, одеваться! Немедленно. Или будете ужинать на конюшне.

— Вместе с Натрагом? — пробурчал Михал, на что Штайнц небрежно бросил:

— Вместо него, — и, повторив приказание, вышел.

Посмотрев ему вслед, Михал задумчиво произнёс:

— Значит, они договорились.

Сандру до смерти хотелось знать, о чём же договорились Вьета и Милош, но спрашивать не стал, занявшись выполнением приказа. Вольготно расположившись у умывальника и заняв всё свободное пространство, акробат начал не спеша смывать смывая дорожную пыль и кровь, текущую из разбитой губы.

Михал, не желая выглядеть смешно, не стал теснить акробата, и потому появился в столовой с большим опозданием, но за столом, накрытым к ужину, никого не было, а Сандр, сидя на диване, читал книгу. Михал, считавший акробата неграмотным, удивился, но, не подал виду и ничего не стал спрашивать. Ушёл к окну и смотрел в сад, гадая, что будет дальше.

Примерно через полчаса в комнате появился Штайнц. Оценив внешний вид парней, покачал головой: «Хороши», и сказал, что ужин откладывается, но если кто-то уж очень сильно проголодался, может перекусить — хозяйка дома не обидится.

— Хозяйка? — Сандр стремительно повернулся к барону, — она — хозяйка?

— Нет, мой мальчик. Ну, что скажут юные рыцари, мы подождём? — услышав положительный ответ, барон кивнул и ушёл, понадеявшись, что молодые люди не затеют ещё одну драку.

Ждать пришлось не менее часа, и это время для Сандра пролетело совершенно незаметно, чего не скажешь о Михале, который бы тоже с удовольствием почитал, но других книг в комнате не было, а бродить по чужому дому в поисках развлечения Фрайберг считал неприличным.

Всё же томительное ожидание кончилось, в комнату вошёл Милош. Оглядев подопечных, он потребовал отчёта, но парни молчали, не желая признаваться в том, кто начал драку и почему. Поняв, что ответа не будет, Милош сказал:

— Ваше упорство похвально, но было бы неплохо, если бы вы проявляли это качество в более подходящей ситуации. Если же вы снова начнёте испытывать друг друга на прочность, одного отправлю к отцу, второго — к Златану. Думаю, там рукоприкладства будет больше, чем достаточно.

Закончив воспитательную работу, Милош подозвал Сандра и тихо сказал парню на ухо, что тому придётся помалкивать о том, что он видел, слышал, знает. Дождавшись согласного кивка, Милош вступил в разговор с бароном, а Сандр вернулся к прерванному занятию и не оторвался от него даже, когда в комнату вошла Вьета. Михал, знавший, что Сандр читает руководство по этикету, ухмыльнулся насмешливо, и совершенно зря. Милош и барон тоже не встали и даже голов не повернули, чем напомнили парню, что в доме всё же есть прислуга, которая очень сильно удивится, если увидит, какие почести оказываются обычному деревенскому мальчишке.

Предыдущая запись

Ведьма ветра-43

Следующая запись

Ведьма ветра-45